Опубликовано: 2728

Дитя без глаза

Дитя без глаза

Казахский НИИ глазных болезней в Алматы - старейшее и ведущее медицинское учреждение страны, единственное в стране, где делают уникальные операции мирового уровня.

Здесь возвратили зрение тысячам и тысячам больных. Но сегодня это медицинское учреждение, возглавляемое известным офтальмологом, доктором медицинских наук, профессором Турсунгуль Ботабековой, стоит перед реальной перспективой утери высоких позиций в офтальмологии, которых оно добилось за десятилетия… Во всем мире активно развивается такая новейшая сфера медицины, как трансплантология - пересадка донорских органов и тканей. Наиболее частый вид трансплантации, к примеру, переливание крови, поскольку кровь - это тоже ткань. И каждый из нас был если не реципиентом, то, вполне возможно, донором, особенно в советское время. В офтальмологии наиболее частым видом ткани, который пересаживается, является роговица. Роговица - это наружная, прозрачная оболочка глаза. Если она по какой-то причине мутнеет - после воспаления, травмы, каких-то генетических заболеваний, то на ней развивается так называемое бельмо. Людей с бельмом на глазу мы встречаем. Но нередко бывают такие случаи, например, при ожогах глаза, при травмах, когда пересадка роговицы является единственной возможностью спасти зрение пациенту. Все чаще в практике врачей-офтальмологов наблюдается и такое заболевание глаза, как язва роговицы - тяжелое воспаление, вызванное инфекцией и другими причинами. При этом в роговице просто образуется отверстие, дырка, и в данном случае у пациента одна надежда спасти глаз - пересадить роговицу. Бывают и экстренные случаи, когда такую пересадку нужно делать немедленно, потому что если инфекция пойдет вглубь, останется лишь один выход - полностью удалить глаз… Вообще пересадка роговицы - операция хоть и сложная, но хорошо освоенная офтальмологами. В 2005 году исполнилось сто лет с тех пор, как она впервые была успешно проведена в Чехии, в городе Оломоуц, чешским хирургом Эдуардом Цирмом. До этого все попытки заканчивались неудачно. Пытались пересаживать роговицу как от людей, так и от животных, но все было безуспешно. И, конечно, тогда врачи не имели таких инструментов, которые они используют сейчас. С тех пор пересадками роговицы стали заниматься многие хирурги. В бывшем СССР основоположником трансплантологии и тканевой терапии стал знаменитый профессор Филатов, в честь которого в Одессе был назван специальный глазной институт. Сегодня в СНГ осталось всего несколько клиник, которые занимаются пересадкой роговицы. Они есть только в России, Белоруссии и Казахстане. Даже в Украине трансплантация роговицы, вообще, как трансплантологическое направление медицины, сегодня находится в трудном положении. Это связано прежде всего с жесткими законодательными нормами, которые сильно ограничивают использование всех донорских органов и материалов. В странах Центральной Азии положение не лучше - законы, регулирующие трансплантацию донорских органов и тканей, также весьма строгие, существуют множество оговорок, которые парализуют деятельность врачей. Там, конечно, понемногу занимаются пересадкой роговицы, но они получают ее из-за рубежа, из специальных банков донорских органов. Огромные трудности при этом возникают и при пересечении донорских материалов через границу, и при их документальном оформлении. Да и стоит это очень дорого. Во всем мире существуют банки тканей. Донорские ткани и органы получают от умершего человека. И вот в этом состоит главная сложность и тонкость ситуации. Здесь уместно поговорить о законодательстве. Существует Закон РК от 7 июля 2006 года "Об охране здоровья граждан". В нем есть статья 36 - "Изъятие тканей и органов для трансплантации". И в ней прямо говорится, что "донором по трансплантации тканей может быть человек, или труп человека или животное". Этот закон, в принципе, не запрещает изъятие от донора ткани или органа и пересадку нуждающемуся в них больному. В том числе, и роговицы. В той же статье 36 есть и пункт 5, где говорится: "Изъятие тканей или органов для трансплантации может быть произведено только при констатации биологической смерти или при необратимой гибели головного мозга, зафиксированной консилиумом врачей-специалистов при условии отсутствия письменного несогласия на такое изъятие, данного лицом при жизни или его супругом (супругой), близким родственником или законным представителем на момент изъятия органов или тканей". То есть, если на момент смерти человека нет таких письменных распоряжений, любой умерший человек может стать донором. Вообще донорство нашим государством поощряется, например - донорство крови. Ясно и другое: что здесь огромную роль играют моральные аспекты, связанные с религией, воспитанием, гражданской ответственностью, гуманизмом и т.д. Каждый человек, хорошо знающий эту проблему, может вполне представить себе, что когда-нибудь она может коснуться его или его близких людей. Просто мы должны помнить, что для слепого человека (а среди них немало и детей!) эта операция является последним, единственным шансом сохранить зрение. И, конечно, бескорыстная помощь от уже умершего человека таким больным - выражение истинной доброты и гуманизма. Нужно всеми силами способствовать развитию в обществе именно таких взглядов на трансплантацию, на донорство, как на последний, но для многих - просто бесценный дар уходящего из мира человека другому, остающемуся жить… При всей ограниченности донорских роговиц, при их нехватке, в Казахском НИИ глазных болезней в год проводилось до 100 операций по ее пересадке. А потребность еще выше, учитывая, что многие наши соотечественники, особенно из северных, восточных областей едут оперироваться в Россию. По мнению Влады Кобцевой, главного врача Казахского научно-исследовательского института глазных болезней, сегодня ситуация с донорскими роговицами просто критическая. Врачи были даже вынуждены перейти исключительно на экстренную патологию, то есть делать такие пересадки в самых острых, не терпящих отлагательства случаях. Сегодня они не могут обеспечить других, плановых больных донорским материалом. Примерно пятьдесят процентов таких операций приходится проводить буквально в авральном режиме - когда ждать нельзя ни минуты, иначе человек навеки потеряет глаз… Хотя во всех странах такая экстренная пересадка составляет в медицинской статистике не более 5-10 процентов, все остальное - нормальные, плановые операции. Но в этих странах есть запас донорских роговиц, там их заготовка и хранение обеспечены мощной законодательной поддержкой и отлаженными организационными мероприятиями. В институте же, где есть своя лаборатория консервации тканей, и где могли бы создавать такой запас донорских роговиц для будущих больных, сегодня именно изъятие донорского материала наталкивается на огромные трудности. Больницы, морги и другие медицинские учреждения очень неохотно идут навстречу специалистам института, не хотят сотрудничать с ним в этом направлении. Почему? Потому что нет соответствующей законодательной базы. Да, есть закон, который не запрещает изъятие органов для трансплантации у трупов, за исключением случаев, о которых мы говорили. Но этот же закон отнюдь не обязывает медицинские учреждения разрешать или способствовать изымать такие органы или ткани у умершего человека! Нет такого приказа Минздрава, где было бы четко установлено, что заготовка донорских роговиц, к примеру, проводится в таком-то медицинском учреждении. Поэтому все пущено на самотек и на добрую волю руководителей больниц. Захотят они - разрешат изъять у трупа нужный орган, не захотят - откажут… Существует приказ Минздрава №415 от 19 сентября 2006 года "Об утверждении правил изъятия, консервации, проведения трансплантации тканей и органов от человека к человеку, от трупа к человеку, от животного к человеку". Но в нем речь идет только о пересадке почки! О пересадке роговицы - ни слова, и поэтому для многих руководителй медицинских учреждений он как бы и необязателен… Конечно, этот приказ не решил всех проблем, но, по крайней мере, операции по пересадке почки в стране проводятся. Приказ дал возможность получать необходимый донорский орган - почку. А операции по пересадке роговицы сегодня, в течение уже двух месяцев, в стране прекращены вообще! Роговиц просто нет, и взять их у доноров, с учетом невероятных препон, практически невозможно… После известной трагедии с заражением детей ВИЧ - инфекцией в Южном Казахстане на организации здравоохранения обрушился вал проверок, причем из самых разных органов. Контроль за ними ужесточили до такой степени, что совсем отбили у их руководителей желание проявлять инициативу. Все перепуганы, все страхуются, и никто не желает новых проблем и неприятностей. А тут трансплантология, изъятие органов у мертвого человека… Тема сложная, непредсказуемая. Закон есть, но где в нем сказано, что именно я должен помогать изымать донорские органы, содействовать другим? Нет, нет, ну их - от греха подальше… Так, наверное, рассуждают многие руководители больниц и клиник. Они не могут не понимать, что тем самым губят целое направление в глазной хирургии. Но это, по большому счету, ведь не их проблема… Казахский НИИ глазных болезней существует с 1933 года. В брошюре "Проблема кератопластики в ее историческом развитии", изданной в 1961 году, его тогдашний директор, профессор Рощин, с гордостью отмечал: "Сотрудниками нашего института к 1961 году сделано 674 операции по пересадке роговой оболочки…" Учитывая, что широкое распространение эта операция нашла в мире только после войны, нельзя не восхититься достижениями казахстанских хирургов-офтальмологов почти пятидесятилетней давности! И если такие успехи были у казахстанских врачей того времени, с их примитивной техникой и инструментарием - то какими же они должны быть сегодня, когда сотрудники института имеют великолепное техническое обеспечение, а вскоре ожидают вообще уникальное зарубежное оборудование для кератопластики, о котором их предшественники и мечтать не могли. С учетом огромного опыта, накопленного врачами института, они могли бы сохранить и вернуть зрение, все краски мира, не сотне, а тысячам людей. Но получается парадокс, не имеющий разумного объяснения - вся эта мощь, все знания и умения прекрасных специалистов пропадают втуне - из-за банального нежелания кого-то брать на себя смелость и решить, наконец, вопрос заготовки донорских роговиц! Множество людей, которым можно вернуть зрение, остаются под угрозой его навсегда потерять. Институт только что отметил свое 75-летие. И с какими результатами подошел к славной дате? С полным прекращением уникальной операции по пересадке роговицы? Одно из достижений отечественной медицины, созданное многолетними врачебными традициями института и подкрепленное современными технологиями, способное вернуть свет и радость жизни тысячам людей, вполне может исчезнуть в Казахстане. В Астане, в южной столице сегодня благополучно работают множество медицинских начальников, но ни один из них не может или не хочет решить этот вопрос, хотя закон позволяет сделать это беспрепятственно. Все боятся ответственности. "У семи нянек дитя без глаза", - говорит пословица. Но в данном случае она приобретает другой - горький и трагический смысл… Коллаж с сайта http://www.immunitet.ru
Загрузка...