Опубликовано: 1068

Дети под прессом

Дети под прессом

Правовой беспредел в отношении несовершеннолетних достиг таких размеров, что судьи в судебном порядке принимают решения не только о лишении детей свободы, но и конфискации у них имущества, которого нет.

Все эти нарушения были вскрыты правозащитниками в ходе реализации проекта "Правовая помощь несовершеннолетним осужденным к лишению свободы". Лучше один раз увидеть... Идея проекта принадлежит Жемис Турмагамбетовой, заместителю директора международного бюро Казахстана по защите прав человека. Жемис Утегеновна говорит, что при отсутствии в стране ювенальной юстиции, защищающей права детей, это единственное, что могли сделать правозащитники, дабы облегчить участь осужденных. К тому же в бюро накопилось достаточно материала от населения. Надо было реагировать на письма и жалобы. Как? В последнее время в бюро стали обращаться родители осужденных, адвокаты, юристы, которые говорили о серьезных нарушениях судебно-исполнительной системы в отношении несовершеннолетних. Но эти люди ничем не могут помочь детям и никак не могут их защитить. Они - бессильны. Правозащитники бюро - люди тоже далеко не всесильные, но в рамках проекта можно было поднять эту тему: получить доступ к осужденным, узнать информацию из первоисточников, исследовать самые проблемные точки системы, и оказать посильную помощь детям. Поэтому проект состоялся. Кураторы побывали в двух детских колониях, встречались с ребятами, поднимали их дела и беседовали с осужденными. Попутно консультировали детей, составили методические материалы "Как обжаловать приговор?" и некоторым из них помогли это сделать на деле. Из 25 поданных прошений, десять было удовлетворено. Но самой большой заслугой проекта сами исполнители считают их официальное заявление о том, что сто процентов несовершеннолетних на момент задержания, ведения следствия (то есть до того как они попадают в колонию) подергаются пыткам, физическому и моральному насилию. Не хочешь - заставим Республика Казахстан в 1998 году ратифицировала "Конвенцию о запрещении пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания". Статья 15 данной Конвенции гласит "Каждое Государство - участник обеспечивает, чтобы любое заявление, которое, как установлено, было сделано под пыткой, не использовалось в качестве доказательства в ходе любого судебного разбирательства, за исключением случаев, когда оно используется против лица, обвиняемого в совершенстве пыток, как доказательство того, что это заявление было сделано". Кроме того, ст.116 УПК РК устанавливает, что фактические данные, полученные с применением насилия, угроз, обмана, а равно иных законных действий, не могут быть признаны в качестве доказательств. Но, несмотря на существующие положения, многие воспитанники утверждали, что при проведении допросов, сотрудники правоохранительных органов применяли недозволенные методы ведения следствия. Для того, чтобы выбить признательные показания и заставить детей признаться в совершении тех преступлений, к которым они не имели никакого отношения. Несовершеннолетние в большинстве случаев говорили о том, что их били, обещали "опустить", и поскольку они находились под арестом, то есть в зависимом положении от полиции, дети вынуждены были брать вину на себя. Из отчета проекта "…Деревянко Руслан, несовершеннолетний, был задержан в городе Темиртау по подозрению в убийстве. Как следует из жалобы его матери, представители правоохранительных органов заставили сына сделать признательные показания, так как его били, ему угрожали, оказывали на него психологическое давление. Позже, в судебном заседании было установлено, что убийство было совершено другими людьми. Зато ребенок после СИЗО попал в больницу на лечение у уролога по поводу посттравматического воспаления почек. Ребенка били по почкам. Однако управление внутренней безопасности ГУВД Карагандинской области проверило факты и сделало заключение, что они не нашли своего подтверждения". Гиперответственность детей и безответственность взрослых В отчете правозащитников встречаются убийственные факты о мерах наказания. Так, например, подросток за вымогательство 40 тенге был осужден на пять лет лишения свободы! Или за кражу велосипеда другой подросток получил семь лет лишения свободы. При этом органы предварительного следствия и суд не выясняли всесторонне и полно все обстоятельства уголовного дела, доказательства, оправдывающие или смягчающие вину обвиняемых, вследствие чего, наказания за свершенные преступления, были абсурдно и чрезмерно суровыми, не соразмерными содеянному. Огромное количество нарушений было обнаружено и в работе судебных исполнителей. При вынесении приговора суд иногда не принимал во внимание в совокупности смягчающие уголовную ответственность и наказание обстоятельства, а именно, совершение преступления впервые, оказание медицинской иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления, добровольного возмещения имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, совершение преступлении вследствие стечения тяжелых личных семейных и иных обстоятельств, совершение преступления в результате физического и психического принуждения либо в силу материальной или иной зависимости, совершения преступления при нарушении условий правомерности необходимой обороны, противоправность и аморальность поведения потерпевшего, чистосердечное раскаяние, явка с повинной, активное способствование раскрытию преступлений. Не были учтены также условия жизни и воспитания, уровень психического развития, иные особенности личности несовершеннолетних, а также влияние на них старших по возрасту лиц. Вокруг пальца - три раза Беседуя с осужденными кураторы проекта столкнулись с такой проблемой как вопиющая безграмотность малолетних, многие не знали даже букв, не говоря о том, чтобы уметь читать или писать. Обмануть таких детей, списать на них нераскрытые преступления - проще простого. И дети свидетельствуют, что дяденьки просили согласиться их на дачу определенных показаний, которые якобы потом они могли классифицировать по-другому, или взрослые люди обещали детям, что их просто не осудят ввиду несовершеннолетнего возраста, дети им верили. Неграмотные дети были в основном из неблагополучных семей или из семей, где нет родителей, о детях заботились только престарелые опекуны. Одной из серьезных проблем для осужденных несовершеннолетних можно считать отсутствие адвоката на этапе следствия. У большинства при допросах присутствуют дежурные или адвокаты, предоставленные по рекомендации следователя. Как показывает практика, дежурные адвокаты не заинтересованы в положительном исходе дела, поскольку их труд не оплачивается, а если и оплачивается, то не в полном объеме. Поэтому дежурные адвокаты весьма бегло и поверхностно изучают материалы, что отражается на качестве оказываемой юридической помощи. Есть официальные показания детей, которые утверждают, что видели своего дежурного адвоката до судебного разбирательства только один раз. А что же родители? Не могут помочь своим детям и родители. Почти в каждом деле несовершеннолетнего есть запись о том, что родители не были поставлены в известность о задержании ребенка правоохранительными органами, на допросы родителей также не допускались. И то и другое является прямым нарушением закона, однако действия полицейских остаются безнаказанными, а родители не могут отстоять свое право на участие в судьбе ребенка. Также рассказы детей свидетельствовали о том, что в нарушение норм уголовно-процессуального законодательства допросы несовершеннолетних иногда производились в ночное время, более двух часов, без присутствия психолога, педагога, представителя инспекции по делам несовершеннолетних. Продолжение следует… Что дальше? Понятно, что подобные факты могут сильно задеть честь мундира любого следствия. Признание следствием своих ошибок проблематично еще и потому, что может вызвать крайне нежелательные для следователей оценки их работы и соответствие для них последствия. Значительная доля вины за ситуацию с незаконными методами ведения следствия лежит на прокуратуре, как высшем органе надзора за законностью. К сожалению, практика показывает, что у системы правосудия имеется целый пакет отписок - типа: "факты не подтвердились", "факты не установлены", "подсудимый оговаривает следователя, чтобы уйти от ответственности". Но правозащитники убеждены, что как только прокуратура и суд начнут действительную борьбу с пытками не только путем наказания виновных, а последовательного непризнания доказательств, полученных незаконным путем, медленно будет отпадать сама необходимость их применения.
Загрузка...