Опубликовано: 849

Чья это улица, чей этот дом?

Чья это улица, чей этот дом?

Экономика Казахстана, при всей ее очевидной привлекательности - стабильном и уверенном росте, высоких показателях, - все еще не отвечает критериям открытости и прозрачности, которые определяют уровень доверия потенциальных инвесторов.

Даже сама официальная казахстанская статистика признает, что до 25% экономики страны функционирует "в тени", в полулегальном и полукриминальном обороте. Такое положение сложилось исторически. В годы слома социалистической системы и массовой приватизации с их мутным экономическим законодательством, немало собственности и материальных средств перешло в частные руки с нарушением даже и тех, давних, предельно либеральных правил и законов. Это имущество, перепроданное и разделенное множество раз, нынче и составляет материальную основу "теневого" бизнеса. Сегодня порой найти реального владельца того или иного имущества невозможно, настолько запутанными (и намеренно!) являются здесь отношения собственности, уступок и переуступок прав и т.д. Президент уже несколько лет назад говорил о том, что пора кардинально решать проблему легализации имущества. Идея амнистии, как единовременной масштабной акции, похожей на то, как амнистировали несколько лет назад "теневые" капиталы, становилась все более популярной в кругах как правительственных, так и предпринимательских. И это объяснимо - обе стороны могут в итоге получить немалые выгоды. Государство - значительное расширение налогооблагаемой базы, введение в экономический оборот огромных материальных ресурсов. Бизнесмены - обретенное, наконец, спокойствие за свою собственность, которую, в принципе, в любой момент могут оспорить и отобрать и возможность использовать свою "движимость" и недвижимость для легального развития бизнеса. Ведь сегодня значительные материальные ресурсы не могут быть эффективно задействованы. Например, любое здание в центре Алматы - сегодня просто "золотое дно", но из-за сумбура в определении его реального собственника оно не может быть ни продано, ни отдано в залог под кредит банка. Хотя реальный собственник его есть, но он прячется. Вывести этого собственника и его собственность на свет, начав взаимоотношения государства с ним, что называется, "с чистого листа" - вот какую задачу ставили перед собой разработчики нового законопроекта "Об амнистии в связи с легализацией имущества", который рассматривается сейчас в казахстанском Парламенте. Стоит присмотреться внимательнее к этому документу. Прежде всего, согласно законопроекту, амнистия объявляется разовой акцией, воспользоваться которой можно будет в течение 6 месяцев со дня ее объявления. А ведь срок можно было бы увеличить до 1 года, поскольку значительное имущество находится за пределами страны - оборудование, техника и пр. Согласно положению закона, физическое или юридическое лицо должно в этот срок заявить об имеющемся у него движимом или недвижимом имуществе, фактически ему принадлежащем, но не оформленном по закону. Именно в этот период оно легализуется и регистрируется, а непосредственный владелец освобождается от уголовной ответственности за неуплату соответствующих платежей и налогов и может использовать данное имущество по своему усмотрению. Важно, что законопроект не возлагает на заявителя обязанность объяснять происхождение имущества. Однако здесь, думается, закон недостаточно проработан, поскольку предполагаемый порядок легализации предусматривает исключение из этого процесса ряда видов имущества. Не подлежит легализации собственность, добытая преступным путем, в результате "корыстных преступлений против собственности", а также "имущество должностных лиц и государственных служащих, полученное в результате совершения коррупционных правонарушений". Последнее положение может на нет свести все благие намерения законодателей, поскольку строгое формальное применение этой нормы не позволит легализовать, скажем, до 90% роскошных особняков, окружающих Алматы и принадлежащих видным чиновникам. Действительно, ведь если буквально выполнять нормы закона, то стоимость такого особняка должна соотноситься с размерами его государственной зарплаты, которая не очень велика. А особняки стоят 300 - 500 тыс. долларов… На какие деньги они куплены? Однако будем надеяться, что законодатели изначально предполагают в этом вопросе достаточно гибкую правоприменительную практику, а сама норма введена как некий "кнут" для наиболее беззастенчивых коррупционеров. Разрешительный характер легализации создает некий барьер перед теми, кто нажил имущество преступным путем, однако рамки и глубина такого правонарушения будут, по всей видимости, определяться в реальной юридической практике. Основной задачей этой единовременной акции легализации является стимулирование деловой активности предпринимателей, увеличение доходов государства и наведение порядка в сфере владения собственностью. Но есть здесь некоторая юридическая тонкость. Согласно статье 3 законопроекта право распоряжения легализованным имуществом будет предоставляться заявителю в течение одного месяца со дня окончания срока легализации этого имущества. А отсчет шестимесячного срока амнистии должен, по правилам, идти с момента опубликования Закона. Таким образом, фактический владелец не сможет распоряжаться ( и значит реально владеть) своим имуществом в течение 7 месяцев. Это, конечно, может принести ему значительные убытки, а в масштабах страны - просто огромные потери. Многие парламентарии и юристы считают, что такое положение законопроекта может отпугнуть значительную часть владельцев имущества от легализации, поскольку никакой компенсации их материальных потерь закон не предусматривает. С другой стороны, законодателей также можно понять. Они должны быть уверены, что прерогативы легализации и амнистии будут распространяться именно на то имущество, о котором сообщил заявитель, а то в течение этих семи месяцев имущество может внезапно "умножиться", увеличиться в размерах и в стоимости. Иными словами, они опасаются, что под амнистированное имущество недобросовестные предприниматели могут "протащить" и иное, в том числе - нажитое преступным путем. Выход большинство законодателей и правоведов видят в двух направлениях: установить право распоряжения имуществом владельцем со дня государственной регистрации и, с другой стороны, исключить возможность дополнения перечня легализуемого имущества в течение всего срока амнистии. Если ты скрыл, не указал какую-то часть имущества - все, потом ты ее не сможешь легализовать в ходе амнистии. Этой же цели, а также уменьшению бюрократических процедур при амнистии служит, судя по всему, положение законопроекта, в котором предусматривается, что сроки для принятия решения о легализации составляют 10 дней, без возможности их продления для истребования дополнительных сведений в случае необходимости. Иными словами, чиновники, принимающие решения, поставлены в достаточно жесткие рамки. Но это же положение не дает им времени хорошо проверить происхождение легализуемого имущества - что можно проверить и изучить за 10 дней? И это не единственная трудность в реализации положений законопроекта, которую усматривают юристы, реально рассматривающие нынешнюю хозяйственную практику. Административные и исполнительные органы власти, которые будут заниматься проведением в жизнь амнистией и легализацией имущества, также еще не определены, и это обстоятельство является предметом ожесточенных дискуссий. Ведь "теневое" имущество находится по всей территории страны, во всех регионах. Стало быть, необходимы территориальные органы, которые этим будут заниматься. Легче всего возложить эту обязанность на акиматы, но здесь также видится немало сложностей. Акиматы сегодня и так перегружены работой, их ограниченный персонал задыхается от наплыва неотложных дел, а ведь для полноценного проведения амнистии понадобится немало людей, причем - опытных управленцев, профессионалов, экспертов, разбирающихся в различных видах бизнеса, в имуществе. Совершенно очевидно, что большинство сотрудников местных акиматов к этому не готовы и с такой задачей не справятся. Кроме того, большой вопрос вызывает ситуация с конфиденциальностью процесса легализации. Сегодня многие бизнесмены скрывают свое имущество, не в последнюю очередь из-за опасений, связанных с недоброжелательными действиями в отношении их со стороны конкурентов и криминала. Они готовы открыть сведения о нем для государства, но отнюдь не для посторонних лиц. Как будет обеспечиваться конфиденциальность легализации имущества - конкретные механизмы этого в законе не прописаны, их только еще предстоит разработать. Все вышеперечисленное позволяет сделать вывод, что законодательная основа предлагаемой имущественной амнистии пока очень слаба. И в таком виде она вряд ли будет стимулировать предпринимателей к активному выходу "из тени".
Загрузка...