Опубликовано: 889

"Черные дыры" экономики

"Черные дыры" экономики

Рынки, барахолки и базары - это "черные дыры" реального сектора экономики и головная боль налогообложения.

Их энергия зачастую циркулирует в виде "черного нала". Совершенные измерительные законодательные аппараты еще не изобрели. Или, пока не хотят. За 13 с лишним лет независимости рыночных реформ на казахстанских рынках сформировались свои сообщества. По данным республиканской Федерации профсоюзов, на рынке сегодня трудятся около 2,5 млн человек. Нужно учесть, что среди них большое число иностранных граждан. Реальное их число узнать трудно, потому что, как правило, администрация рынков не способна их учитывать, кроме того, они прибывают нелегальным путем, что также не поддается контролю. Правительство официально называет их самозанятым населением. По большому счету, статус торговца на рынках, с законодательной точки зрения, почти никак не отрегулирован. В соответствии с налоговым законодательством, продавцы должны приобретать разовые талоны у контролеров. На этом, видимо, официальная часть заканчивается. Контролеры на рынках - это особая статья. Они являются промежуточным звеном, посредниками между администрацией рынка и торгующими. Фактически они являются некоей властью на рынке. Должность контролера является достаточной "хлебной" и "просто так" получить ее невозможно. Здесь нужны либо родственные связи, либо крепкие дружеские, либо пресловутые межжузовые. Деньги являются непременным условием для получения должности контролера, и судя по всему, деньги не слабые. Должность контролера способна приносить баснословные прибыли. Это к вопросу о черных дырах (в космосе). Один мой добрый знакомый однажды преподавал в ВУЗе. О его материальном благополучии можно было судить по разбитому 412­му "москвиченку". Уйдя из института, он занялся бизнесом. Промышляя куплей­продажей, заработал себе на жигулевскую шестерку. Далее судьба, видимо, улыбнулась ему лучезарней, - он получил должность контролера на одной из китайских барахолок. У человека появилась возможность достроить однажды начатый дом и пересесть на японскую иномарку. Потом наш герой и вовсе сменил ее на джип (не менее японский) и купил себе дом в респектабельном по нынешним временам "Компоте" в тени грушевой улицы. Вероятно, однажды он сделал диалектический вывод о том, что бизнес контролировать лучше, чем им заниматься. Закрывая глаза на некоторые вещи, само правительство и местные власти не хотят объективно воспринимать и оценивать статус тех, кто работает на рынке, не наделяя их никакими правами, что не способствует измерению реального размера денежных оборотов. Следовательно, от чиновничьей близорукости страдает, в том числе и государственная казна, которая не дополучает налоговые поступления. К примеру, тех, кто владеет контейнерами, аким, в соответствии со своим указом, записал в разряд торговцев на рынке. Однако с этим они никак не могут согласиться. Они считают себя предпринимателями. Чтобы открыть торговлю на барахолке в контейнере, необходимо иметь стартовый капитал, оборотные средства, в общем говоря, бюджет: сводить дебет с кредитом, выплачивать налоги, таможенные сборы и за другие бюрократические справки "отстегивать" и т.д. и т.п. К тому же необходимо учитывать, что контейнер - это не просто железная коробка. Он стоит 5­10 тысяч долларов, потому что стоит на территории базара и является торговой точкой. К примеру, 10­тонный контейнер стоит 10 тысяч долларов, а 5­тонный стоит 5 тысяч. Видимо, цена складывается из 1 тысячи долларов за тонну. Данную торговую точку обеспечивает товаром сам владелец. Другое дело, что торговать за прилавком может либо сам владелец, либо нанятый продавец. Правительство в данном случае, как указывалось ранее, как раз и перепутало продавца с предпринимателем. Для того чтобы работать на рынке, необходимо выкупить контейнер, на который не выдается никакого права собственности. Его могут снести в любой момент без всякого предупреждения. В истории базаров есть подобные прецеденты. Доходило даже до того, что человек выкупал контейнер, грубо говоря, за 7 тысяч долларов, а на следующий день его сносили. Сколько же слез было пролито! Но администрация рынка была неумолима! Благодаря такому волюнтаризму хозяев рынков, торгующие начали думать о том, как защитить свои права. У них возникла идея создать нечто подобное профсоюзу. Как сегодня это бывает, людей в профессиональные союзы заставляет объединяться общая беда. "Независимый профсоюз по защите малого и среднего бизнеса". Данный профсоюз был зарегистрирован в 2003 году при активном содействии департамента малого бизнеса алматинского акимата. Елену Мотькину избрали председателем профсоюза, наверное, как самого активного борца за свои права. Вначале возникла дилемма по поводу выбора юридической основы общественного объединения торгующих на рынке: как лучше зарегистрировать организацию, - в виде ассоциации или профсоюза? В конечном итоге пришли к выводу о том, что у профсоюза все-таки больше прав. Интересно отметить, что данный профсоюз организовывает для своих участников культурно­массовые мероприятия. К примеру, в конце лета прошлого года руководство провело совместный отдых коллег. Участники профсоюза дружат, что называется, домами. На поверку оказывается, что сплачивает не только беда. Елена Мотькина сказала, что на первый совместный отдых пришлось выгонять чуть ли не насильно - у всех свои заботы, работа и пр. А потом они сами уже поддержали это начинание. Сегодня администрации рынков "Болашак" и "Кулагер" все больше и больше начинают считаться с интересами профсоюза. Это говорит о том, что была проделана колоссальная работа. Администрация рынка не хочет признавать даже человеческих прав за торгующими. Следовательно, лишний раз на контакт не идет - игнорирует. Но ситуация меняется, и руководство уже идет на переговоры с представителями профсоюза. В данном законодательном прецеденте не взрыхлен и пласт социальных проблем. К примеру, тех, кто занимается торговлей на рынках, не учитывает пенсионное законодательство. Господа блестящие теоретики­юристы от трудового и пенсионного законодательства утверждают фантастические вещи: сегодняшняя юридическая система не позволяет этого сделать. Зная зависимость блестящих теоретиков от чиновников, складывается такое впечатление, что это именно чиновники и решили, что данная проблема не имеет решения. Понятно, что в "мутной коррупционной водице" в чиновничьих коридорах легче всего "ловить рыбу". Благодаря неразрешимости этой проблемы, через определенный период возникнет другая: целый общественный слой, находясь в пенсионном возрасте, окажется без средств к существованию, потому что в свое время не отчисляли пенсионные взносы. Несколько лет тому назад южную столицу буквально раздирали межбазаркомовские войны. В (оптических) прицелах побывали многие директоры рынков. Видимо, на сегодняшний день эта война поутихла, - сферу рынков перекупили, переделили, и на этом пока успокоились. Один из самых актуальных аспектов в теме о рынках заключается в информации о подлинных владельцах базаров и рынков. Восток любит тайны. В народе упорно циркулирует информация о том, что, к примеру, крупные и лакомые рынки южной столицы принадлежат очень­очень солидным представителям власти, иногда силовым структурам и т.д. В этом нет ничего крамольного, об этом все говорят. В данном случае, "народ знает своих героев поименно". Тему рынков в этому году всколыхнула криминальная волна. Несмотря на заявления властей о том, что с организованной преступностью на рынках у нас покончено, периодически она даёт о себе знать. Не так давно она дала о себе знать на рынке "Болашак". Как правило, щипачи (воры­карманники) чистили карманы как покупателям, так и оптовикам. Но оптовикам намного реже. Видимо, в воровской среде есть установка о неприкосновенности торгующих. Дурная слава отпугивает клиентов и на рынок мало, кто захочет идти работать. Сегодня криминальный всплеск достиг своего апогея - карманники окончательно потеряли страх и нападали на покупателей без всякой осторожности, в открытую. Торговцы на рыках много раз обращались к представителям власти в полицию, и в администрацию рынка и т.д. Ничего не помогало - государственные власти и администрация рынка сохраняли завидное хладнокровие, читай бездействие. В народе начали рождаться и расти подозрения о слиянии криминала с администрацией рынков. Меж тем криминальные группировки росли и укреплялись, образовывая целый конгломерат. Есть одна мелочь, которая играет на руку карманникам. Для того чтобы полиция начала розыск похищенного товара, возбудила бы уголовное дело, требуется заявление от пострадавшего. Если пострадавший подаст такое заявление, начнет работать розыскная бюрократическая машина - протокол, отпечатки пальцев, очная ставка, дача показаний и пр. Все это отнимает от потерпевшего торговца массу времени, которого у него или нее, по их словам, нет. Вот почему, как правило, никто из них заявлений и не подает. В результате у полицейских и торговцев рынков возникают друг к другу претензии. Все движется по замкнутому кругу, а проблема не решается. По словам торгующих, даже если проблема и решалась, - полицейские задерживали щипача, примерно через 2 месяца он появлялся снова. Надолго его не прятали. Продавцы на рынке предложили администрации рынка сменить охранное агентство. В данном случае основными клиентами охранников являются торговцы, так как именно они платят им деньги за оказываемые услуги. И что самое интересное, администрация рынка решительно отказалась менять охрану. Ограничились лишь тем, что сменили начальника подразделения охраны, работающего на "Болашаке". И потом, как известно, торговцы на рынках перекрыли проезжую часть с целью заявить о захлестнувшей криминальной волне, о "глухоте", "слепоте" и бездействии властей и полиции. Как это всегда бывает, власти и полиция обо всем знают - только, к сожалению, ничего не предпринимают. К примеру, полицейские, знают, наверное, всех или почти всех карманников в лицо и по кличкам. Как говорил незабвенный Глеб Жеглов: "…порядок в стране характеризуется не наличием преступников, а умением властей их обезвредить". В данном случае желания властей обезвреживать преступность нет. Лет пять тому назад на нынешнем рынке, именуемом в народе Зеленым базаром также случился криминальный обвал щипачей. Карманы резали, что называется, на ходу и тоже без всякого страха. Тщательно выпотрошенные кошельки летали над базаром, словно ласточки перед дождем. И что самое интересное, и базарком и местная тогда еще милиция беспомощно разводили руками. Отметим одну подробность. Рядом с базаром стоял милицейский вагончик, который и должен был следить за соблюдением законности. Сотрудники милиции тогда, как и сегодня, отказывались идти на контакт с прессой, в соответствии с запретом начальства под угрозой увольнения. По словам работников рынка, когда сюжет о местных ворах показали по телевидению, где было сказано о милицейском бессилии, милицейский вагончик убрали, а воры­карманники исчезли в массовом порядке. Они исчезли еще и благодаря тому, что сменились хозяева Зеленого базара. Естественно, не может быть полной уверенности, что щипачи исчезли полностью, зато сами собой возникли несколько выводов. Во­первых, когда убрали милицейский вагончик, преступность пошла на убыль. Во­вторых, с преступностью бороться можно, когда это выгодно властям. Электронный адрес автора peternnp@yahoo.com
Загрузка...