Опубликовано: 1020

Большая нефть и экологические перспективы

Большая нефть и экологические перспективы

Одиннадцатая встреча специальной рабочей группы по определению статуса Каспия, прошедшая в Ашгабате, не принесла каких-либо неожиданных результатов.

Тем не менее, было завершено второе чтение проекта Конвенции о правовом статусе Каспийского моря. В ходе "сложного обсуждения возникали вопросы, по которым позиции сторон были, если не противоположными, то далекими от сближения". В этой связи, было решено рассматривать такие вопросы на более представительном уровне. Как отметил замминистра иностранных дел России Виктор Калюжный, расхождения концептуального характера, которые не удалось согласовать, касаются "принципа демилитаризации, а также разграничения акватории Каспия для прохождения судов прибрежных государств во внутренних водах России и прокладки транскаспийских нефтегазовых трубопроводов". Данные "сложные моменты, выходящие за рамки компетенции СРГ", было предложено обсудить на будущей встрече на уровне глав внешнеполитических ведомств пяти стран. Калюжный выразил сожаление, что делегациям пока не удалось договориться о дате организации этой встречи, о необходимости которой говорил в июле на десятом "юбилейном" заседании в Москве глава МИД РФ Игорь Иванов. Важным результатом переговоров стала рамочная конвенция по защите морской среды, разработанная по принципам и положениям ЮНЕП. Это соглашение, которое явилось "первым пятисторонним документом, окончательно согласованным специальной рабочей группой", может быть подписано уже 4-5 ноября в Тегеране на уровне правительственных ведомств, занимающихся вопросами экологии. В Тегеране же намечено провести и следующее - 12-е заседание специальной рабочей группы. Оно запланировано на 9-10 декабря. В дальнейшем, возможно, рамочное соглашение конвенции перерастет в пятистороннее соглашение по охране окружающей среды, затем - будет подписано и соглашение по биоресурсам, "уже детализированное, с определениями не только проблем, но и механизмов решения тех проблем, которые сегодня есть на Каспии". Проблема экологии Каспия была в центре внимания и на организованной 11-12 сентября в оздоровительном центре нефтяников "Кендырли" в Мангистауской области первой международной конференции "Caspian Ecology", с участием представителей четырех прикаспийских стран (кроме Туркменистана). Основной идеей форума, разумеется, стала мысль о том, что вопрос экологической безопасности региона становится первостепенным в преддверии начала широкомасштабных работ на шельфе. По замечанию В. Калюжного, возглавлявшего российскую делегацию, Казахстан сегодня выходит впервые на шельф, а это - "достаточно сложный технологический шаг", при практически полном отсутствии адекватного опыта. Российский замминистра подчеркнул, что поскольку северная часть Каспийского моря во времена Советского Союза была закрытой, заповедной зоной и "ни одна нога нефтяника туда не ступала, потому что это зона нереста осетровых", то теперь, когда Казахстан вышел на Кашаганское месторождение, вопрос обеспечения безопасности должен стоять на первом месте. Причем, "учитывая малые глубины и отсутствие на малых глубинах современных технологий борьбы с авариями, качество нефти Кашагана, то есть наличие серы и сероводорода", решать эту задачу будет весьма непросто. Министр охраны окружающей среды РК Айткуль Самакова в своем докладе высказалась о важности формирования нового подхода к восприятию проблемы освоения ресурсов Каспийского моря. Принципиальной основой для данного процесса, с точки зрения А. Самаковой, должно стать "понимание его природной уникальности и экологической сбалансированности". Для этого, считает министр, прежде всего "требуются кардинальные действия по внедрению технологий, обеспечивающих "нулевой сброс" при бурении и эксплуатации скважин". Несколько позднее В. Калюжный, вероятно в связи с этим призывом, проинформировал собравшихся о том, что "Россия не просто задекларировала нулевой сброс, она сделала это, и не только на Каспии, но и на Сахалине, в проекте "ExxonMobil". Это конкретный шаг, это позиция России. Нужно, чтобы после этой конференции мы перешли от слов к делу. Надо не просто говорить о трудностях, надо поставить точку на этом". Вообще, российская делегация на конференции была настроена довольно жестко, в том числе и по отношению к позиции казахстанской стороны. В беседе с журналистами спецпредставитель указал на то, что Россия недоумевает по поводу игнорирования Казахстаном ее инициатив по экологической безопасности Каспия: "Мы сегодня предложили Казахстану создать в северном Каспии особо охраняемую зону, потому что указом советского правительства в 1976 году такая зона существовала между Россией и Казахстаном. Но сегодня зона должна быть между вновь образованными государствами. К сожалению, Казахстан пока не дал на это добро. Для нас это вопрос: почему Казахстан этого не хочет делать?". Кроме того, россияне вновь высказались против строительства подводного трубопровода, напомнив о существовании такой важной проблемы, как сейсмическая активность в регионе: "Исходя из этого, мы считаем, что сегодня территорий достаточно для того, чтобы закладывать трубопроводы по легко контролируемым территориям суши, нежели использовать для этого трансконтинентальные трубопроводы большого диаметра и большой производительности". Хотя вопросы о строительстве подводной трубы можно было бы с большим основанием отнести к азербайджанцам: проект "Азери", например, предусматривает введение в строй нескольких таких трубопроводов. До конца этого года предполагается завершение прокладки первого 30-ти дюймового подводного нефтепровода от месторождения до Сангачальского терминала. Согласно недавнему заявлению директора ВР (оператор по АЧГ) Тони Бойла, уже проложено около 30 км этой нитки. После окончания строительства первой трубы, американская компания McDermott приступит к прокладке двух 30-ти дюймовых нефтепроводов мощностью до 500 тысяч баррелей и 28-ми дюймового газопровода, протяженностью около 190 км каждый. Что касается трубопровода из Актау в Баку (для соединения с непопулярным в Москве БТД), на который постоянно ссылаются российские представители, как на серьезную угрозу экологии региона, то о необходимости его строительства в обозримом будущем никто всерьез не говорит (во всяком случае - сейчас). Это подтверждает и информация, исходящая от руководства ВТС Со. К тому же, на конференции в "Кендырли" министр А. Самакова, затрагивая проблему строительства подводных трубопроводов, охарактеризовала подобные проекты как потенциально опасные: она напомнила о последствиях подводных землетрясений апреля-мая 2001 года. Тогда в результате выбросов из недр химических веществ и резкого повышения температуры воды погибло много кильки. Кстати, министр энергетики и минеральных ресурсов РК Владимир Школьник в своем выступлении также сказал несколько слов о необходимости изучения сейсмической активности на Каспии. По словам Школьника, разведка и разработка нефтегазовых месторождений могут привести и приводят к развитию техногенных процессов: "имеется много примеров развития значительных геологических процессов и явлений, связанных с откачкой нефти". Поэтому Госпрограммой освоения казахстанского сектора моря предполагается "внесение предложений по осуществлению оценки геодинамической опасности, связанной с увеличением масштабов извлечения углеводородных ресурсов в регионе". В числе "конкретных первоочередных действий", предусмотренных Планом мероприятий на 2003-2005 годы по реализации 1-го этапа Программы, министр назвал поэтапное осуществление консервации и ликвидации затопленных нефтяных и гидрогеологических скважин Государственного фонда, пробуренных в 1930-80 годы в прибрежной зоне. План содержит также пункт о разработке проекта закона, ужесточающего экологические требования к предприятиям, работающим в прикаспийском регионе, а также внесение изменений и дополнений в ряд нормативных правовых актов. Вчера были подведены некоторые предварительные итоги совместного проекта Европейской комиссии, министерства энергетики и минеральных ресурсов, министерства охраны окружающей среды, ЗАО "НК "КазМунайГаз" и НИПИ "Нефтегаз Актау" "Поддержка секторов добычи и транспортировки нефти и газа в РК". Проект, с бюджетом 2 млн. евро, финансируемый Европейским Союзом, стартовал в июле 2001 года и завершится в октябре текущего года. После проведения сравнительного анализа законодательства республики и законодательства ЕС в области защиты окружающей среды и обеспечения безопасности промышленного производства, правительству Казахстана были даны двенадцать рекомендаций "по внесению изменений в законодательство по защите окружающей среды". Руководитель проекта, представитель офиса Европейской комиссии в Казахстане Жан-Луи Тырлэ отметил, что, основными рекомендациями стали изменение системы разрешений, оценки риска и безопасности и других правовых норм. Кроме того, было рекомендовано создание в РК системы по сертификации качества и количества сырой нефти, которая была бы легко доступна для всех казахстанских производителей нефти.
Загрузка...