Опубликовано: 757

Бегство из тени: лучше поздно, чем никогда

Бегство из тени: лучше поздно, чем никогда

Фото ТОО "ФотоБанк"

В России в самое ближайшее время будет объявлена война "черным" и "серым" кассам, через которые повсеместно выплачивается заработная плата в конвертах. Во властных структурах с ужасом анализируют экономические показатели, которые упрямо свидетельствуют о том, что в стране наряду с легальным бизнесом успешно развивается и теневой. Для нас эти вопросы тоже приобретают особую остроту: в последнее время нелегальная экономика становится серьезным и опасным конкурентом для тех, кто работает честно. Разница между размерами официальных и реальных зарплат ощутима не только в России, но и у нас. Ну никак не может получать менеджер крупной фирмы или банковский служащий 15-20 тысяч тенге! Наши соседи, казалось, нашли неплохой способ заставить работодателей платить зарплату через нормальную кассу - в этих целях ввели единую 13-процентную ставку подоходного налога. Однако - не сработало! Желающих делиться с государством не прибавилось. Налоги народу платить неприятно - даже если они низкие. Именно поэтому в отдельно взятой Ленинградской области (изменить ситуацию на федеральном уровне, несмотря на многие попытки, не удалось) решили "выработать меры экономического воздействия на работодателей". В частности, если работникам будет начисляться зарплата ниже прожиточного минимума, то предприниматели будут лишаться всех льгот, предусмотренных региональным законодательством. Законодательное собрание Ленинградской области готовится внести в Госдуму РФ предложения по поправкам к Налоговому кодексу. Согласно предлагаемым поправкам, расходы граждан не должны превышать доходы. В противном случае с разницы будут удерживаться налоги по повышенной ставке, как это практикуется во многих странах. Дело в том, что в Ленинградской области при зарплате в 5 тысяч рублей граждане в среднем покупают товаров и пользуются услугами на 8-10 тысяч рублей в месяц, что, естественно, подтверждает наличие "серых" касс. У нас же рецептов, как бороться с "черными" зарплатами, никто не изобретал. Считается, что лучший способ - это проверка налоговой или финансовой полиции. Но и они лишь изредка умудряются что-то отыскать. Но проблема есть, и она ненадуманная - как-то ее коснулся даже президент. Он дал понять, что это палка о двух концах: с одной стороны, укрывательство реальной зарплаты сегодня не позволяет реализовывать социальные программы, а завтра уже сами неплательщики получат минимальную пенсию, поскольку отчисления в пенсионные накопительные фонды "серые" кассы сводят к минимуму. А потому президент призвал всех работодателей наконец начать платить "белые" зарплаты. Сложно сказать, как восприняли этот призыв "на местах" - на этот счет конкретных данных нет. Но статистика, которая периодически этот вопрос изучает, дает неутешительные данные: в 2001 году более 70 процентов населения республики скрывало свои доходы или часть из них. Именно поэтому совокупный объем доходов населения был в 1,5 раза ниже, чем официально зарегистрированный. Понятие "нелегальная экономика" включает не только неучтенные доходы граждан, но, собственно, и скрытую экономику (объем продукции и услуг, скрываемых от государства), и неформальную экономику (объем продукции домашних неучтенных хозяйств). При этом органы статистики не учитывают нелегальный бизнес - нелегальный выпуск и продажу алкогольной продукции, нелегальный оборот наркотиков, проституцию. Это, так сказать, головные боли МВД и КНБ. В той же России неформальный теневой сектор охватывает более 10 миллионов человек, или примерно 15 процентов общей численности работающего населения. У нас картина, думается, намного хуже. Если учесть, что сельское хозяйство и отчасти торговля практически не учитываются официально и в них работает значительная доля населения страны - почти четверть. Экономисты утверждают, что почти вся "серая" экономика - не что иное, как малый бизнес. Государство проявляет большую заботу, чтобы малый бизнес развивался - в развитых странах этот сектор дает до 50 процентов ВВП, у нас же - одни слезы. А все дело в том, что барьеры, воздвигаемые чиновниками, очень часто непреодолимы для мелких предпринимателей - это и бумажная волокита, и разрешительная система, и откровенное вымогательство. В 1999 году объем теневой или ненаблюдаемой экономики составлял не менее 30 процентов от размера валового внутреннего продукта страны, то есть, более 600 миллиардов тенге. При этом 12 процентов - скрытый объем продукции, а 18 - объемы производства и оказанных услуг в домашних хозяйствах. Но эти результаты нельзя назвать катастрофическими. В последние годы, наоборот, наблюдается, резкое уменьшение теневого сектора. Если вспомнить, то начало 90-х годов ознаменовалось резким взлетом теневой экономики. Тогда она достигала 50 процентов ВВП. Основными причинами того взлета аналитики называют избыточное регулирование деловой активности, а также сложность и "непосильность" налоговой системы. В таких условиях часть предпринимателей не видела другого выхода: она могла выжить только в тени. Аналитики утверждают, что долю теневого рынка выяснить совсем несложно. Для этого следует сравнить показатели промышленного производства с потреблением электричества и использованием грузового транспорта. До 1996 года экономика Казахстана безнадежно лежала на боку. Выработка электроэнергии снижалась: не хватало оборотных средств, росла кредиторская задолженность, оборудование пришло в негодность. Перевозка грузов всеми видами транспорта тоже сокращалась - только авиация перевыполняла свои планы (челночный вид бизнеса развивался стремительно). В 1996 году впервые появились наметки экономических успехов. Совсем немного, всего на 0,1 процента, но все-таки больше было произведено продукции. Однако нелегальный бизнес развивался стремительнее легального. Именно к этому неспокойному времени относятся первые накопления капиталов, которые в 2001 году были легализованы. Еще до 1998 года наблюдался значительный дисбаланс между тремя показателями: производство продукции росло гораздо медленнее, чем потребление электричества и грузооборот. Значительная часть рынка по-прежнему находилась в тени. Но постепенно ситуация стала выправляться. Если у нас в 1999 году объем теневой экономики составлял треть ВВП, и наметилась тенденция к ее сокращению, то в России, пережившей тяжелейший кризис в 1998 году, теневой сектор рынка сегодня находится на уровне 37 процентов ВВП. Это таит в себе определенную опасность: государство недополучает громадные деньги и потому ограничено в возможностях как экономических, так и социальных. Но, с другой стороны, экономисты утверждают, что на оздоровление легальной экономики почти никак не влияет объем теневой экономики. "Тень" не становится препятствием для развития, а в некоторых случаях, наоборот, стимулирует рост официальной экономики. Это парадокс, но это так. Теневая экономика, набравшая силу, со временем выходит из тени и становится легальной. Вопрос заключается только в том, как долго нам ждать этого?
Загрузка...