Опубликовано: 785

Банк или ва-банк?

Банк или ва-банк?

Министры финансов стран Европейского Союза, весьма озабоченные разгулом терроризма и ослаблением банковского контроля за финансовыми потоками, решили отменить банковскую тайну и со временем ликвидировать все анонимные счета.

Полтора года понадобилось для того, чтобы прийти к этому непростому решению, которое может затронуть не только структуры, финансирующие терроризм, но и клиентов, держащих на счетах капиталы непонятного происхождения. Казахстанские финансисты на удивление спокойно отнеслись к революционной инициативе ЕС - будто они этого и ждали. Ведь несколько лет назад были просьбы к отдельным европейским банкам "раскрыть" некоторые счета - в связи с бесконтрольно проведенной приватизацией и большим оттоком валюты на рубеж. Однако эти обращения так и оказались невыполненными: банковская тайна для европейских банкиров оказалась превыше всех аргументов. Теперь, когда мир получил тяжелейший удар от терроризма, и когда нельзя исключать вероятность "вашингтонского рецидива", -невозможное стало возможным. В Европе наконец пришли к пониманию того, что колоссальные суммы, получаемые от продажи наркотиков и оружия, сначала аккумулируются на счетах самых известных банков, затем отмываются и направляются на финансирование террористических организаций. Но новая инициатива коснется и интересов других структур, в том числе и казахстанских, которые, пользуясь преимуществами глобализации, открывали счета за границей, переводили туда капиталы сомнительного происхождения или оставляли там часть экспортной выручки. Национальный банк РК, правда, строго отслеживавший данную ситуацию в последние годы, полон оптимизма: переток капитала за рубеж сократился до минимума, хотя нельзя сказать, что этот "ручеек" высох вообще. Но, главное, по словам главы Нацбанка, "у нас утечка капитала из страны не является системной, и если она и производится в каких-то размерах, то незначительных". Однако конкретными цифрами ведомство Марченко публично делиться не спешит. Не так давно отчитывались о проделанной работе алматинские фискалы. И они обратили особое внимание на то, что экономические преступления становятся все изощреннее. Если раньше некоторые предприятия попросту оставляли за рубежом часть своей экспортной прибыли, то теперь в моде другая схема. Казахстанские компании, заключив контракт с иностранным партнером и сделав предоплату, по определенным причинам не выполняют своих условий - в этом случае предоплата уже не возвращается. Но за рубежом находятся не только "грязные" деньги. Где-нибудь в Бонне или Цюрихе наши граждане хранят и честно заработанные капиталы. Не потому, что не доверяют отечественным банкам, а потому, что для них так привычнее и… надежнее. Ведь хоть и существует у нас понятие "банковская тайна", но нет гарантии, что информация о вкладе и клиенте при случае не станет достоянием гласности. Помните, как депутат Дьяченко воевал с самим Марченко по поводу разглашения банковской тайны? А то, сколько граждан и в каких объемах хранит валюту за рубежом, об этом не говорится вслух, хотя "компетентные" органы это знают, на то они компетентные. Вот в соседней России, где граждане не очень сильно доверяют отечественным банкам (там еще не введена, а лишь обсуждается, система гарантирования вкладов физических лиц), не только олигархи, но и граждане высокого достатка предпочтительно смотрят в сторону старушки-Европы. Из тех российских граждан, кто хранит свои сбережения в зарубежных банках, большинство доверяет банкам Германии (16,5 процентов), затем идут известные швейцарские банки (15,4 процента), на третьем и четвертом месте по популярности стоят банки Канады и США. Российские экономисты, имеющие доступ к достоверной официальной информации, утверждают, что масштабы утечки капиталов из страны огромны: ежегодно они составляют порядка 40 миллиардов долларов. Причем, в расчет не берутся легальные денежные переводы и открытые инвестиции из России в другие страны. Это при том, что сама Россия очень остро нуждается в инвестициях! Переток капитала из Казахстана идет, но не в столь шокирующих объемах. В 2001 году при проведении легализации из-за рубежа вернулось около полумиллиарда тенге. Понятно, что не весь вывезенный капитал был репатриирован (по прикидкам аналитиков, за границей осталось наших денег как минимум в два раза больше) - кто-то просто опасался последствий, и не стал "светиться", кто-то, возможно, встретил противодействие со стороны зарубежного банка к возвращению капиталов на родину. Дело в том, что западные банки проводят свою политику. С одной стороны, пекущиеся о своем имидже, они никогда не станут участвовать в сомнительных сделках, с другой - они не всегда охотно расстаются со своими постоянными клиентами: порой "увести" свои деньги просто невозможно - банк включает различные механизмы. В России, например, где об амнистии капитала говорят как о перспективе, финансисты, столкнувшиеся с данной проблемой, предлагают даже составить "черный список" западных банков, которые не хотят лишиться крупных активов российского происхождения под любым предлогом. В принципе, новшество Европейского Союза ставит на карту судьбу денег извне. Отменив понятие "банковская тайна" многие финансовые институты могут инициировать проверку на предмет чистоты тех или иных капиталов. И если хотя бы закрадется подозрение о "нестерильности" тех или иных счетов, то, вполне возможно, деньги просто не будут возвращены на родину. Естественно, такая перспектива не прельщает ни самих клиентов, ни страны, откуда ушел капитал. Она не прельщает и банки, которые всегда ревностно блюли интересы клиентов, а теперь будут вынуждены работать с соответствующими структурами и открывать информацию о своих клиентах. Впрочем, обмен информацией о клиентах станет обычной практикой и у нас, скорее всего, уже в следующем году. Отечественные финансисты "за" создание кредитного бюро - остается только провести этот законопроект через парламент. Суть бюро заключается в следующем - все банки и кредиторы будут предоставлять в него информацию о своих заемщиках и, соответственно, пользоваться услугами этой справочной службы. Если физическое или юридическое лицо хотя бы однажды брало кредит, то информация о нем будет иметься в кредитном бюро: и прежде всего - кредитоспособен ли каждый конкретный заемщик. С помощью этой структуры банки надеются снизить не только процентные ставки для добросовестных кредиторов (что, естественно расширит рынок кредитных услуг), но и банковские риски. Правда, при этом банкиры обещают конфиденциальность. Но чтобы решить этот вопрос, им придется изрядно потрудиться - ведь в противном случае и для нас, казахстанцев, а не только европейцев, понятие "банковская тайна" может войти в историю. Чем это чревато - стоит лишь в своей памяти отмотать назад пять лет: тогда ведь ничего надежнее не было, чем кубышка.
Загрузка...