Опубликовано: 778

Баланда, сэр!

Сидеть за решеткой - будь она хоть из чистого золота - всегда несладко. Но все же полегче, если камера - не в два квадратных шага и еда мало-мальски напоминает еду. В разных странах с этим делом по-разному.

В зависимости от уровня цивилизованности, кое-где и гнилого сухаря можно неделю дожидается, а где-то строго по пунктам контролируется трехразовый набор калорий и научный комплекс витаминов для заключенных. Мы очень хотим прослыть цивилизованной страной, и потому наряду с проблемой моратория на смертную казнь говорим и о гуманизации отечественной пенитенциарной системы. Дело, конечно, не только в меню казахстанских колоний. Пока еще рановато думать о свежевыжатом апельсиновом соке на десерт - в 91-м году и баланда-то оказалась под вопросом. Зеки были все союзными, а территория и финансирование - уже суверенными, и денег на кормежку лагерей в государственной казне не было. Ситуацию удалось разрешить, с голоду никто не умер. Но ожирением здешний народ не страдает - и поныне. И это, в общем-то, логично. Было бы странно в стране, где 1,5 миллиона жителей находятся за чертой бедности, создавать какие-то тепличные условия ворам и убийцам только для того, чтобы изобразить достойное лицо перед международными организациями. По словам председателя Комитета уголовно-исполнительной системы РК Петра Посмакова, "наша уголовно-исполнительная система обеспечена минимумом необходимого для нормального стабильного функционирования... Необходимый минимум у осужденных имеется, и постепенно условия содержания улучшаются". Прямо скажем, очень и очень постепенно. По-прежнему бичом всех колоний остается туберкулез. В год около 3 тысяч осужденных приходят с воли больными, а от них заражаются еще порядка 1,5 тысяч человек. Как известно, туберкулез замечательно передается так называемым воздушно-капельным путем. Для этого в наших колониях - идеальные условия: густонаселенность, отсутствие элементарной вентиляции в помещениях и проблемы с лекарствами. Туберкулезнику нужны свежий воздух и усиленное питание. Увы, за "колючкой" это не светит. Может быть, года через три, как обещают главные "тюремщики", в колониях станет попросторнее. Правительством РК утверждена программа улучшения материально-технической базы исправительных учреждений страны, и в частности, до 2005 года предусмотрено строительство 17 новых. Они действительно остро необходимы, поскольку, по мнению специалистов, оптимальное "накопление" одной зоны - это 500 человек. Сегодня же лимит превышается более чем вдвое. А всего сейчас в республике 79 колоний, в которых "тянут" свои строки 65 тысяч человек. 5 тысяч из них 1 сентября нынешнего года пошли в школу. В 20 исправительных учреждениях реанимированы школы, которые в советское время работали в каждой колонии. Потом, конечно, содержать учителей и классы стало просто не на что, и очаги разумного, доброго, вечного угасли, так же, как колонистские мастерские и фабрики. Теперь идея зековских аттестатов воскресла, правда, на выбивание бюджетных средств начальникам понадобилось два года. По данным комитета УИС, еще 7 тысяч осужденных не имеют среднего образования. Возможно, когда-нибудь и у них появится шанс выйти на свободу не только с чистой совестью, но и с аттестатом зрелости. Как известно, два года назад президентом РК было принято решение о передаче уголовно-исполнительной системы из МВД в министерство юстиции. Тем самым сделан шаг по отделению органов уголовного преследования от органов, исполняющих наказание. Созданный тогда же Комитет УИС начал разработку сразу 20 нормативных правовых актов, предполагающих, собственно, пересмотр действующего законодательства в сторону гуманизации системы исполнения наказаний. Цели были благие: это и социальная реабилитация, и новый подход к трудовому использованию зеков, индивидуальная программа работы с каждым, повышение квалификации сотрудников, строгий кадровый отбор их... Словом, полная смена идеологии исполнения наказаний. Все это здорово ложится на бумагу и теоретически очень стремится соответствовать международным стандартам. Но совершенно оторвано от реалий нашей страны. Да, в идеале сотрудник колонии должен разглядеть в каждом преступнике личность и понять ее, "подобрать ключик". Но сегодня на одного штатного работника приходится 15 заключенных (в европейских, к примеру, тюрьмах - 3). А на одного начальника отряда, который кроме воспитательной работы отвечает за общий порядок и режим - 120-150 гавриков. Такая вот грубая арифметика. Одним из действенных способов перевоспитания нарушителей закона у нас считается труд. Многие из них и рады бы потрудиться. Это не так-то просто в стране, где, по оценкам экспертов ООН, каждый четвертый - безработный. Последние изменения в законе о госзакупках поставили еще работающие лагерные предприятия в равные условия с "гражданскими" - тот же тендер на сырье, те же процедуры, без всякого учета специфики. По-хорошему им бы госзаказ обеспечить - глядишь, и выживут. И зек сможет купить себе что-нибудь в ларьке - вот и будет ему гуманизация. Спору нет, подвижки в этом направлении имеются. Теперь, например, в табличках на кроватях зеков не указывается статья и срок (чтобы не унижать человеческое достоинство), а тем, кому жизнь не мила без бороды и усов, разрешено их носить (разумеется, скромно, не а ля Карл Маркс). Всего же условия исполнения наказаний определяется 21 инструкцией, и Комитет УИС намерен внести изменения в каждую из них. Зона слухом полнится, и вот уже зеки вспарывают себе животы (правда, как-то странно) и объявляют голодовки. Борьба за права человека в духе модных веяний? Но служители Фемиды утверждают с цифрами в руках, что подобные "акции протеста" были всегда и происходят в основном по причине неуравновешенной психики заключенных. Думаю, сохранить ее уравновешенность в таких условиях довольно трудновато. Лишение свободы - пытка не менее изощренная, чем капанье водой на темечко. На мой взгляд, о тюремной гуманизации рассуждать сейчас бессмысленно. Потому что, как ни крути, зоны - это часть нашего общественного организма. А общество, озлобленное нищетой, беспросветом и повсеместным нарушением прав человека, не может мягко относиться к преступникам. Если бы у нас все было благостно, и только одним бедняжкам-зекам плохо, тогда - да, тогда бы мы их пожалели и послали конфеток к Новому году. Пока же - мы единое целое, и количество семинаров по обучению персонала колоний международным нормам и стандартам в области прав человека мало что изменит. Персонал ведь не с Луны падает, а входит в решетчатые двери из нашей вольной жизни. Ему, персоналу, сложно не дубинкой, а ласковым словом перевоспитывать. Да оно и зекам привычнее. И никакие психологические службы, как на Западе, не помогут. Пока общество не подвергнется гуманизации в целом. "Мы хорошо понимаем, что без участия гражданского общества преобразование тюрем будет затруднено", - говорит Петр Посмаков. Увы, мы не готовы сочувствовать нашим согражданам за решеткой.
Загрузка...