Опубликовано: 1131

Ауфвидерзеен откладывается?

Ауфвидерзеен откладывается?

После полной драматизма истории с фактическим выдворением американцев с авиабазы "Карши-Ханабад", официальный Ташкент взял короткую передышку.

Вблизи узбекско-афганской границы, на объекте под городом Термезом находятся немецкие солдаты, чья легитимность пока не вызывает в Узбекистане вопросов. 18 сентября в Германии пройдут парламентские выборы и потому у канцлера Герхарда Шредера внутри страны проблем больше, чем вне ее границ. Коалиции нынешнего главы правительства Германии - Социал-демократическая партия плюс Зеленые - согласно проведенным опросам будет весьма трудно удержаться у власти. Немцы, как осторожные прагматики, решили не усугублять отношения с официальным Ташкентом. На одной чаше весов ситуация с правами человека в Узбекистане, на другой - вопросы национальной безопасности. И нет ничего удивительного в том, что у практичных немцев второе перевесило первое. В самой Германии позиции аналитиков и экспертов по Центральной Азии довольно существенно разнятся. Коллега Шредера по партии, эксперт по центральноазиатскому региону Йоханнес Пфлюг заметил, что многие в правительстве относятся с осторожностью к планам долгосрочного сотрудничества с Узбекистаном, считая администрацию узбекского президента Ислама Каримова ненадежной. По его мнению, пока в обозримом будущем немецкие войска будут оставаться в Термезе, Берлину следует обдумать вопрос об изменении своей политики. "Термез не должен мешать оценке ситуации с правами человека (в Узбекистане), - сказал Пфлюг в интервью одному из немецких изданий. Как к перспективе сотрудничества с Узбекистаном относятся в стане христианских демократов, главных оппонентов нынешнего канцлера? Веб-сайт "Шпигель Онлайн" передал слова представителя фракции ХДС по вопросам обороны Кристиана Шмидта: "Ситуация не может улучшаться, когда одного из партнеров по афганской миссии (выдворение американской авиабазы - прим. А.А.) выдворяют из Узбекистана". В принципе немецкая база в Термезе выполняет примерно ту же миссию, что и закрываемая ныне американская. 300 немецких солдат обслуживают 7 транспортных самолетов С-160 и 5 вертолетов СН-53, которые используются для поддержки военных операций в Афганистане. Это единственный военный объект Германии в Центральной Азии, и посему берлинские стратеги считают его крайне необходимым. Кстати, база весьма активно используется и другими членами антитеррористической коалиции, среди которых Нидерланды, Бельгия, Великобритания, Франция и Испания. Так что принимать решения по базе в Термезе единолично Германии не придется. В рамках европейской солидарности придется принять во внимание мнение всех заинтересованных сторон, быть может, за исключением Великобритании, чья позиция общеизвестна. Как самый преданный стратегический партнер США, Лондон в конечном счете сделает так, как это выгодно американцам. США, Евросоюз и ООН в свое время публично выступили за проведение независимого расследования майских событий в Андижане. Разумеется, позиции этой троицы во многом совпадают, а генеральную линию она выдержит до конца. Хотя события последних дней говорят об обратном. Так, 9 сентября 2005 года лидер Узбекистана принял в своей резиденции Оксарой специального представителя Европейского Союза (ЕС) по Центральной Азии Яна Кубыша. Само учреждение данной должности преследует несколько целей. В первую очередь, в Ташкент приезжает человек, никакого отношения к антикаримовской кампании на Западе не имеющий. И потом, контакт официальным Ташкентом после почти пятимесячной дипломатической тишины (вслед за событиями в Андижане, 13 мая - прим. А.А.) осуществляет спецпредставитель ЕС, не генеральный секретарь, хотя Кубыш и работал много лет в этой должности, и не другой высокопоставленный чиновник. Априори европейцы, в случае неудачи дипконтактов с Узбекистаном или неадекватной реакции Каримова, все могут списать на счет неудавшегося визита чиновника, который решающим словом в ЕС не обладает. Очевидно то, что члены делегации ЕС во главе с Кубышом искали контакты не со спикером Законодательной палаты Олий Мажлиса РУ Эркином Халиловым, а с президентом Каримовым. Последний их принял, а Евросоюз устами Кубыша пообещал "совместно с Узбекистаном бороться против терроризма и экстремизма, контрабанды наркотиков и оружия, транснациональной организованной преступности". Во время встречи с Каримовым был поднят довольно примечательный вопрос. Оказывается, соответствующие службы ЕС изучают предложение Узбекистана о внесении "Хизб-ут-Тахрира" в список международных террористических организаций. По всей видимости, президент РУ принял европосланников ради одной цели - выяснить их реакцию по вопросу "Хизб-ут-Тахрира". Признай европейцы эту организацию террористической, они тем самым косвенно оправдают действия узбекских властей в Андижане. Кому-то подобная ассоциация может показаться надуманной, однако, если присмотреться, поводов за эту версию предостаточно. А понимая какую роль в Евросоюзе играет Германия, нетрудно сделать заключение - вопросы безопасности ставятся выше вопросов соблюдения прав человека в Узбекистане. Немецкая военная база в Термезе была основана в 2002 году в обмен на финансовую помощь и военное сотрудничество. Кстати, военное сотрудничество подразумевало под собой поставки оружия и техники. Удивительно, что объемы военного сотрудничества между Германией и Узбекистаном до сих пор неизвестны. Точно известно лишь одно: 120 узбекских армейских офицеров получили подготовку в Германии после 1994 года в рамках программы НАТО "Партнерство во имя мира". Кроме того, в 2000 году Германия оказала помощь в строительстве военного завода, а год спустя поставила в Узбекистан партию огнестрельного оружия. Эти данные подтверждены министерством иностранных дел Германии. Хотя динамика военного сотрудничества весьма странная: в 2000 году объем торговли оружием с официальным Ташкентом достигал 3,35 млн. евро, а сегодня они крайне незначительны. Споры в Германии по поводу военной базы не прекращаются. Как отметила в своей статье стипендиат Института сравнительного государственного и международного права им. Макса Планка (Германия) Аня Шеллер-Шлеттер, чиновник из германского оборонного ведомства подчеркнул, что "База в Душанбе непригодна для эксплуатации, а в Афганистане низкий уровень относительной безопасности. В чрезвычайной ситуации потеря Термеза может быть временно компенсирована, но лишь на короткий срок". Так что вполне вероятно, что общеизвестный немецкий прагматизм все же победит североатлантическую солидарность. На значительные материальные издержки в связи с возможной потерей военной базы в Термезе немецкая сторона, стоит отметить, не пойдет. Правда, могут несколько сместиться акценты. Как заметил эксперт СДПГ по Центральной Азии Йоханнес Пфлюг: "Нам следует продолжить подготовку узбекских офицеров, но мы должны учить их не владению оружием, а демократическим ценностям. По возвращении домой у них начнутся внутренние нравственные конфликты, и уже это можно считать позитивным моментом и достижением". Хотя Германия зря надеется, что официальный Ташкент будет молча взирать на то, что из узбекских кадровых офицеров сделают "разносчиков" демократических ценностей. Очередной набор на переподготовку в Германию вообще может не состояться. А последнее слабое утешение, что ни один из 120 узбекских офицеров, прошедших подготовку в Германии, не участвовал в андижанских событиях, может успокоить только не самых умных людей. Остальные должны понять элементарное - путем поэтапного воспитания официальный Ташкент не проймешь. И потому отложенный ауфвидерзеен немецкой базе в Термезе можно считать миной замедленного действия. Таймер уже включен…
Загрузка...