Опубликовано: 1312

Арестовать нельзя помиловать

Арестовать нельзя помиловать

Недавно в республике были внесены поправки в Конституцию, и теперь арестовать человека могут только по распоряжению суда (не прокуратуры, как было до сих пор).

С 1 января 2008 года подозреваемые перестанут претерпевать долгие "сизошные" мытарства: до судебного разбирательства лишать человека свободы будет запрещено. Эти изменения призваны приблизить наш Уголовный Кодекс к международным правовым стандартам. Статья 16 теперь гласит, что "арест и содержание под стражей допускается только в предусмотренных законом случаях и лишь с санкции суда с предоставлением арестованному права обжалования. Без санкции суда лицо может быть подвергнуто задержанию на срок не более семидесяти двух часов". Так что, с одной стороны, эти нововведения - важный и ожидаемый шаг на пути совершенствования отечественной судебной системы. А с другой стороны, среди юристов, судей и прокуроров раздаются весьма неоднозначные мнения на тот счет, хватит ли у государства ресурсов для воплощения начинания в жизнь? Так, хотя Генпрокурор Рашид Тусупбеков, выступая на международной конференции в Астане, отметил, что благодаря этому в Казахстане создается эффективный механизм защиты прав и свобод человека, передачу права на санкцию ареста продолжают критиковать многие представители Генпрокуратуры РК, говоря возможной путанице и неразберихе. Действительно ли новое положение осложнит следственный процесс и создаст трудности для правосудия? Об этом мы спросили у известного в нашем городе правозащитника Светланы Ковлягиной, председателя Комитета по мониторингу уголовной реформы и правам человека. - Светлана Романовна, новые правила - это хорошо или плохо? - Конечно, это хорошо. До сих пор сторона обвинения представляла стороне защиты материалы дела для ознакомления только после окончания предварительного расследования. Следствие идет 2 месяца, полгода, а адвокаты подозреваемого не знают, какие собраны оказательства вины и обоснованно ли подозреваемый содержится под стражей (об этом знал только следователь). И коль мы с вами говорим о равенстве сторон обвинения и защиты, то последняя вправе знать с момента задержания, насколько обоснованы подозрения в отношении задержанного. Раньше такого права она не имела: только после окончания предварительного расследования следователь предоставлял для ознакомления материалы уголовного дела адвокатам и самому подозреваемому. Как правило ситуация была такова: предварительное следствие завершалось, времени у защиты на сбор дополнительных материалов, чтобы опровергнуть доводы обвинения, уже не оставалось. То есть, момент завершения предварительного следствия и момент ознакомления стороны защиты с материалами уголовного дела совпадали - это был один день - и следователь сразу направлял данные в прокурору. Даже если адвокаты вдруг заявляли ходатайство о проведении дополнительного допроса или экспертиз, следователь отклонял ходатайство защитника. Он просто знал, что все сроки заканчиваются, дело пора нести прокурору. И зачем ему возиться и что-то там еще выяснять? Пусть разбирается прокурор и суд. - Ситуация изменится, когда санкцию на арест начнет давать суд. Практиковаться придется с 1 января. Какова будет процедура? - При поступлении дела в суд адвокат теперь имеет право ознакомиться со всеми материалами дела, которые представлены суду. Этот момент и важен для защиты прав подозреваемого. Когда вопрос об аресте станет решаться в суде, адвокат будет иметь возможность ознакомиться с собранными документами, дать им объективную оценку и, возможно, опровергнуть. Это самое главное. Это большой шаг вперед на пути равенства сторон защиты и обвинения. На Западе такой порядок существует давно. Там вообще вопрос о возбуждении уголовного дела решает суд! Мы пока только на подходе к этой практике. Следующий шаг - чтобы вопрос о возбуждении уголовного дела тоже решал суд. То есть прокурор приносит в суд собранные доказательства, судья их изучает и отвечает: "Доводы, что гражданином совершено преступление, убедительны, возбуждаем уголовное дело". Или: "Нет, доказательства сомнительны, их недостаточно, в санкции на арест отказать". - А как вы считаете, сможет ли государство реализовать нововведение в полной мере? - Нас, рядовых граждан, не должно волновать, как государство будет решать этот вопрос. Мы знаем, что оно обязано это делать, обязано идти к международным стандартам и строить свою судебную и правоохранительную системы так, как нужно нам, гражданам, как будет лучше для нас. А где государство будет брать деньги на совершенствование системы, нас совершенно не касается. - Светлана Романовна, сталкивались ли вы в своей практике с нарушениями прав обвиняемого? - Несколько лет назад, проводя общественный мониторинг следственного изолятора, мы решили изучить вопрос, как долго содержатся лица еще не осужденные, то есть, в отношении которых должен действовать принцип презумпции невиновности. И мы обнаружили, что один человек сидел в ожидании суда полтора года! И все это время находился под следствием, сроки которого постоянно продлялись. Суд без вынесения приговора отправлял дело на дополнительное расследование. Это, конечно, безобразие. Вы же представляете атмосферу: отсутствие права на свидания (потому как нет условий для длительного свидания с родственниками), серьезные психологические проблемы... В уголовно-процессуальном Кодексе четко ограничен срок следствия - 2 месяца. За это время обвинение должно собрать доказательства и направить дело в суд. В редких случаях, если требуется проведение серьезной экспертизы, сторона обвинения может попросить у прокурора продления срока, но это должны быть действительно исключительные обстоятельства. То, что за два месяца обвинение не может собрать достаточно доказательств вины, должно автоматически вести к прекращению уголовного преследования. А у нас этот срок может длиться неимоверно долго только потому, что обвинение не может собрать доказательства. Россия практикует уже три года, что если в течение двух месяцев не смогли оказать вину, то дело прекращается. Мы тоже ставим вопрос, чтобы практика доследования была отменена. Направили дело в суд, недостаточно доказательств - никаких доследований! Будьте добры принять принципиальное решение и отпустить человека. Действительно, многие казахстанские адвокаты считают, что если суд рассматривает жалобу лица, уже находящегося под стражей по санкции прокуратуры, психологически это будет давить на суд. Как-никак, а человека уже арестован и содержится в следственном изоляторе, значит, априори виновен… А как на ситуацию смотрит городская прокуратура? В своем выступлении на семинаре-совещании прокурор города Рашид Апеков заметил, что закрепление в Конституции положения о санкционировании ареста судом стало значительным событием, однако пока не существует отработанного механизма судебного санкционирования ареста. В республике действует многоступенчатая защита прав обвиняемого и "любой арест может быть обжалован вышестоящему прокурору, вплоть до Генерального Прокурора". По мнению прокуратуры, прокурор остается важной гарантией объективности, и его активная роль при решении вопроса об аресте повышает качество дознания и предварительного следствия. Ведь именно прокуроры определяют, будет ли человек препятствовать расследованию, скроется ли от суда и следствия, будет ли дальше заниматься преступной деятельностью. Так что в словах следователей и прокуроров есть значительная доля истины: пока нововведение не будет "обкатано" на практике и в наших условиях, судить о его эффективности рано. Казахстанские судьи тоже в основном высказываются осторожно. Наши суды и так перегружены сотнями дел, и теперь им придется еще и аресты санкционировать. Павлодарские судьи, тем не менее, настроены оптимистично: "Судьи городского суда №2 считают внесение изменений в законодательные акты республики правильными". По крайней мере, об этом в свежем номере "Юридической газеты" пишет Кудабай Султанов, судья городского суда №2. Наши судьи даже съездили к соседям - в Омскую область, где внимательно изучили подобный двухгодичный опыт россиян. Планируется, что и в республике сроки рассмотрения материалов для санкционирования ареста будут ограничены шестью часами. К правосудию по новым стандартам у нас готовы: руководство областного суда уже решило организационные вопросы - сейчас к зданию суда №2 возводится специальная пристройка, где будут созданы все условия для начала процессов. С первого января новые нормы вступят в силу. А все заинтересованные стороны и СМИ будут наблюдать за происходящим, чтобы делать выводы.
Загрузка...