Опубликовано: 1391

Алма-Ата уголовная

Алма-Ата уголовная

Пока советские войска сражались на фронтах, Алма-Ата жила своей особенной жизнью.

Но тыловые будни алма-атинцев совсем не были тихими и мирными. И хотя управление пропаганды заявляло, будто война спаяла советский народ в единый кулак, в действительности дела обстояли не совсем так. Далеко не все рвались на фронт. Некоторые граждане, особенно блатные и уголовники, напротив, изо всех сил стремились уклониться от призыва и спасти свою шкуру. Алма-Ата, находясь в глубоком тылу, притягивала подобных субъектов со всех концов страны, словно гигантский магнит. Наряду с эвакуированными жителями оккупированных территорий России, Украины и Белоруссии, а также работниками фабрик и заводов, в казахстанский город хлынули разномастные криминальные элементы. В итоге, в Алма-Ате началась своя собственная маленькая война, в которой уголовники ополчились против трудового населения. Бывший командир оперативного кавалерийского дивизиона по охране общественного порядка подполковник милиции Владимир Иосифович Григорьев говорит, что партийное руководство города и области надеялось, что с началом войны уровень преступности пойдет на спад. Мол, отправим всю молодежь на войну, и некому станет хулиганить. Но все произошло с точностью до наоборот. По словам Владимира Иосифовича, перед войной основным видом преступлений были кражи и грабежи, а убийство являлось редкостью и чрезвычайным происшествием. Теперь же, милиционерам пришлось бороться с убийцами, бандитами и дезертирами. Для того чтобы противостоять разгулу преступности, Совет Народных Комиссаров Казахской ССР 15 августа 1941 года принял постановление - "Об организации групп самозащиты предприятий, учреждений и жилых домов", а начальник областного Управления НКВД ввел в городе усиленное патрулирование. В 1942 году в Алма-Ате появилась банда с точно таким же названием, как в кинофильме "Место встречи изменить нельзя" - "Черная кошка". Правда, среди семерых уголовников, входящих в ее состав, никаких горбунов не было. Налетчики убивали людей за продуктовые карточки, старые часы или золотые кольца. Причем, работали они не только в Алма-Ате, а по всему Южному Казахстану - в Чимкенте, Кзыл-Орде и Джамбуле. Обезвредить эту банду удалось лишь после войны. Сотрудники МГБ вместе с милиционерами загнали убийц в горы и там уничтожили. Но гораздо больше хлопот, чем все убийцы, бандиты и разбойники вместе взятые, милиционерам причиняли воры и дезертиры. В годы войны их развелось в городе очень много. Воры, работали, как в одиночку, так и артелями. Они постоянно совершенствовали свое мастерство и щедро делились друг с другом криминальным опытом. Московский вор по кличке Серый научил своих алма-атинских собратьев красть при помощи особых крючьев. Просовывая длинные проволочные крючки в форточку, он ухитрялся даже снимать ими наволочки и вытаскивать одежду из шифоньеров. Жертвами этих профессионалов стали и два сотрудника райкома партии. Воры, виртуозно орудуя крючками, выкрали у них наган и браунинг, которые те прятали под подушками. За утрату табельного оружия потерпевших сняли с высоких постов. Одного из членов этой шайки, когда он украл у молодой девушки ее единственную пару туфель, задержал милиционер 2-го отделения Онуфрий Бирюков. Так как очень многих милиционеров призвали на фронт, городским властям пришлось вместо них принимать на службу женщин. Подполковник Григорьев говорит, что служили они ничем не хуже мужчин. Например, милиционер Тамара Попова 15 марта 1942 года в одиночку обезвредила преступника, который попытался застрелить из пистолета ТТ неизвестного мужчину. Храбрая девушка вовремя схватила стрелка за руку, и тот промахнулся. Затем, при помощи сочувствующих граждан, преступника доставили в отделение, где выяснилось, что он является дезертиром. Кроме воровства, в Алма-Ате вовсю расцвела спекуляция. Зеленый базар, другие рынки и будущий проспект Абылай-хана облюбовали перекупщики, фальшивомонетчики и скупщики краденого. Летом 1942 года на Никольском рынке сотрудники милиции задержали некую гражданку Фастовскую. Наладив тесные контакты с работниками магазина № 5 горпищеторга, предприимчивая дама скупала у них чай и другие дефицитные продукты - мыло, соль, сало, хлеб и керосин. А затем, перепродавала их в несколько раз дороже и делилась выручкой со своими поставщиками. Обыскав дом Фастовской, милиционеры обнаружили под половицами 8 тысяч 227 золотых рублей царской чеканки, свыше 10 тысяч советских рублей, множество золотых ювелирных украшений, 1529 долларов США, 26 английских фунтов и облигаций Государственного займа СССР на 107 тысяч советских рублей. Подполковник Григорьев рассказывает, что одним из самых жестоких алма-атинских убийц стал сын директрисы городского кожно-венерологического диспансера по имени Роберт. Будучи студентом горно-металлургического института, юноша сумел избежать призыва в армию. Роберт был настолько хитер и ловок, что о его истинной жизни не знал никто, кроме трех подельников и матери. На счету жестокого главаря банды числилась целая серия разбоев и грабежей, а также 4 убийства. После обнаружения очередного трупа начальника алма-атинского областного управления милиции полковника Георгия Сагинадзе вызвали "на ковер" в городской комитет партии. Там ему предложили небогатый выбор: либо обезвредить дерзкую банду, либо положить свой партбилет на стол и навсегда распрощаться с должностью. Когда, наконец, оперативники вычислили, кто именно скрывается под маской главаря шайки, Георгий Сагинадзе испытал самый настоящий шок: ведь он хорошо знал самого Роберта и его мать. Они проживали в старом доме поблизости от проспекта Сейфуллина, на территории современного Алмалинского района Алматы. Начальник алматинского областного управления внутренних дел сформировал группу захвата из начальника уголовного розыска Бережного, его заместителя Кобресова, опытных оперативников Зуева и Захарова. Хотя все они предлагали организовать засаду и взять Роберта, когда он выйдет из дома, Сагинадзе сделал ставку на свое личное знакомство с матерью бандита. К сожалению, его надежды не оправдались. Когда полковник постучал в дверь и вошел в коридор, хозяйка спокойно произнесла: "Роберт, к тебе милиция". Лежащий на кровати бандит, неожиданно выхватив из-под подушки два пистолета ТТ, несколько раз выстрелил в Сагинадзе. Также, он тяжело ранил, вбежавших в комнату Кобресова, Захарова и Зуева. Впоследствии, Кобресов скончался на операционном столе. Несмотря на льющуюся кровь, оперативники, открыли ответный огонь и смертельно ранили убийцу. В завязавшейся перестрелке Роберт случайно застрелил свою собственную мать. Умирающего преступника успел допросить министр внутренних дел Казахстана генерал-майор Пчелкин. Последними словами Роберта были: "Если бы у меня хватило сил, я бы уничтожил вас всех! Как я вас ненавижу!". Позже оказалось, что Роберт был не простым бандитом, а идейным врагом. Немец по национальности, он проводил целенаправленную агитацию и вербовал своих сверстников на борьбу с Советской властью. Тех, кто с ним не соглашался, Роберт заманивал в укромные места и безжалостно расстреливал. Именно так погибли четверо его сокурсников по институту. Владимиру Иосифовичу Григорьеву было поручено забрать трупы Роберта и его матери из городского морга, а затем, захоронить их без опознавательных табличек в каком-нибудь труднодоступном месте. Подполковник Григорьев говорит, что обуздать преступность милиции удалось лишь после войны и то - при активной помощи городского населения.
Загрузка...