Опубликовано: 1094

Акробат поневоле или опасности азиатской стратегии Москвы

Акробат поневоле или опасности азиатской стратегии Москвы

Часть первая

Андижанские события прошлого года стали поворотными в отношениях Узбекистана с США, Евросоюзом и ООН. Саммит Шанхайской организации сотрудничества в Астане, история с узбекскими беженцами в Кыргызстане, вывод американской военно-воздушной базы из Ханабада, предстоящее торжественное вступление Узбекистана в ЕврАзЭС, а возможно и в ОДКБ - все это еще раз наглядно продемонстрировало решимость официального Ташкента дистанцироваться от прозападной ориентации на пророссийскую. Вполне вероятно, что такая же история, например, с Таджикистаном или Кыргызстаном не вызвала бы столь острую реакцию в европейских столицах и США. Другое дело Узбекистан - с его мощным энергетическим, интеллектуальным потенциалом. Наряду с Казахстаном Узбекистан является ключевой страной в Центральной Азии. Это понимают не только на Западе, но и в заснеженной холодной Москве. Пока лидер Узбекистана Ислам Каримов помогал американской военной операции в Афганистане, часто встречался с европейскими лидерами и обещал провести в стране реформы, он был востребован не только в Вашингтоне, но и в Лондоне, Париже, Берлине. Причем, никогда требования Запада провести реформы в Узбекистане не носили обязательного характера. Достаточно было регулярно заверять западных спонсоров в решимости провести преобразования, чтобы последние отставали с глупыми вопросами. Майские события в Андижане спровоцировали нарушение баланса сил в Центральной Азии. Если бы требования по проведению независимого международного расследования не носили столь упорный характер, официальный Ташкент уже давно помирился с американцами, а через них - с Западом. Как будто пластинку заело… Каримов, осознав, что на этот раз время заигрываний вышло, поспешил в объятия Москвы. Союзнический договор с Россией, больше напоминающий устное соглашение двух президентов, стал последней каплей в долготерпении Запада. По нему широкие обязательства взяла на себя Россия, в случае чего обещавшая военную помощь официальному Ташкенту. Не нужно быть слишком умным, чтобы понять другое: об обязательствах Узбекистана в договоре нет ничего. Мало кто из военных стратегов может оценивать возможную военную помощь Узбекистана для России существенной. Вряд ли узбекские войска способны играть в масштабах России хоть сколько-нибудь весомую роль. Значит, Ташкент взял на себя обязательства вне рамок союзнического договора, и судя по последним новостям из сферы экономики, вполне определенные. В Москве давно осознали, что фактическое спонсирование бывших союзных республик за счет поставок энергоносителей по демпинговым ценам, ничего, кроме головной боли не несет. Газовая война с Украиной, закончившаяся в первых числах января 2006 года, продемонстрировала новую стратегию России. В ней не осталось ничего от доброго северного соседа (в понимании рядовых жителей Узбекистана - прим. А.А.) и "старшего брата", столь популярного в старые советские времена. По всей видимости, за союз с Россией и ее лояльность к режиму Каримова заплачена вполне конкретная цена: активы промышленных предприятий и компаний, возможность свободно работать на узбекской территории, получать прибыль и вывозить в Россию. Что в Москве поняли, так это одну прописную истину - любая политика начинается с экономики. Ставить политику впереди телеги - значит заранее напрашиваться на неудачу. Поэтому в случае с Узбекистаном сегодня выбрана правильная тактика. Путем экономической экспансии привязать к себе официальный Ташкент, чтобы в случае очередной смены приоритетов процесс отдаления происходил весьма болезненно. Также происходит в любой традиционной мусульманской семье испокон веков. Женитьба сына сопряжена с такими значительными материальными затратами, что в случае несовпадения характеров родители и с той, и с этой стороны тысячу раз подумают, прежде чем развести молодых людей. Последние итоги переговоров главы "Газпрома", фактически поставившие под контроль Москвы газовый кран Узбекистана, миллиардный (в долларах - прим. А.А.) проект "Лукойла", активизация российского бизнеса в других отраслях экономики этой центральноазиатской страны реально свидетельствуют о цене, которую Узбекистан готов заплатить за союз с Россией. В данной связи необходимо уяснить следующее: Вашингтон ни когда создавал базу в Ханабаде, ни после - не рассматривал Узбекистан в качестве реального стратегического партнера. Все обещания из-за океана сводились к простейшей формуле: чтобы стать по-настоящему другом США необходимо говорить с американцами на одном языке. Один язык предусматривал реформы в политической, экономической сферах и построение государства по западному образцу. А так как официальный Ташкент никак не хотел резко менять уклад жизни, считая западный стиль неприемлемым, было понятно, что никакого стратегического партнерства в итоге не получится. В попытках стать другом Буша, было потеряно много драгоценного времени, которое можно было использовать для интеграции с Россией и другими странами Центральной Азии. Москва же приняла Ташкент таким, каким он есть. Со всеми его проблемами, комплексами, недостатками. Россия не собирается обуславливать свою дружбу никакими условиями. Достаточно быть верным союзником, чтобы получить в награду ее благосклонность. Регулярно обвиняя европейские структуры в применении по отношению к России двойных стандартов, президент Путин постоянно подчеркивает свой суверенитет, не желая прислушиваться к советам европейских правозащитных структур. С одной стороны, Россия желает в дальнейшей перспективе интегрироваться с Евросоюзом, с другой, в вопросе Чечни желает решать свои проблемы своими силами без участия европейцев. Евроазиатская политика подразумевает балансировку России между Европой и Китаем, при этом обе ипостаси в чистом виде Москве не нужны. Ни чистого союза с Азией против Европы, ни чистого союза с Европой против Азии…
Загрузка...