Опубликовано: 1379

Агрессия в анфас и профиль

Агрессия в анфас и профиль

Почему тоска - зеленая? А горе, как правило, черное? Почему белый цвет - непременно символ чистоты и нежности?

Человек, от природы склонный к импровизации, словно уперся в цветовых характеристиках собственных внутренних состояний. Впрочем, бывают исключения. Вас никогда не тянуло в минуту душевной невзгоды схватить фломастер или карандаш и на чистом листе бумаги изобразить нечто, выражающее ваши эмоции? Не сдерживайтесь - должно стать легче! И знайте, что если это произойдет, вы прикоснулись к великой целительной силе, известной в мире как арт-терапия. Я видела рисунки человека, которому был вынесен приговор: шизофрения. Все они датированы. Самые первые - черно-белые жесткие штрихи, чье-то лицо без глаз, срубленное дерево, колючие осколки… Чем дальше по времени, тем плавнее линии, мягче цвета. Последнее творение - завораживающее сочетание красок. Кто знает, может быть, лет эдак через сто за эти фантастические желто-синие пятна, словно высвеченные изнутри, будут биться на аукционе коллекционеры, готовые выложить кругленькие суммы… Статистике неведомо, сколько именно людей с психическими расстройствами излечено с помощью арт-терапии. Впервые термин был употреблен английским профессором Адрианом Хиллом в 1938 году при описании занятий изобразительным творчеством с туберкулезными больными в санаториях. В качестве особого вида лечения арт-терапия начала развиваться в Великобритании после второй мировой войны, причем, в тесной связи с психотерапией. В 1969 году была создана Американская арт-терапевтическая ассоциация, объединившая немногих практиков. Подобные ассоциации возникли впоследствии в Англии, Голландии, Японии. А к восьмидесятым годам прошлого века уже были созданы профессиональные объединения, которые способствовали государственной регистрации арт-терапии как самостоятельной специальности. Среди ученых мира существуют различные точки зрения: одни считают возможным достижение положительных эффектов прежде всего за счет исцеляющих возможностей самого процесса художественного творчества, дающего возможность выразить, заново пережить внутренние конфликты и, в конечном счете, разрешить их. Другие полагают, что человек преодолевает сомнения в своей способности свободно выражать чувства, выступает в соприкосновении со своим бессознательным и "разговаривает" с ним на символическом языке образов, и изображение собственного внутреннего мира помогает справиться с проблемой. Как бы то ни было, на первом плане арт-терапии - вера в творческую основу человека. Но задача ее, конечно же, не в том, чтобы сделать всех поголовно художниками или актерами. Требуется возбудить у индивида активность, направленную на реализацию его предельных творческих возможностей с целью решения проблемы. Арт-терапия сегодня - не просто известная, но и весьма популярная практика. К ней прибегают в стационарах различного типа, успешно используют в рамках социальной работы, в реабилитационных и адаптационных программах, адресованных иммигрантам, беженцам, бездомным и безработным, заключенным, людям, испытывающим трудности в семье, пережившим катастрофы, желающим "художественно развиваться", ей также находится место в контексте разнообразных тренингов личностного роста. - Начиная с прошлого века, арт-терапия существует как профессиональная деятельность, внесенная в официальные регистрационные и лицензионные списки. Но до сих пор отсутствует унифицированная квалификация арт-терапии, - говорит алматинский психотерапевт Сергей Портер. - В самом деле, что это? Подход, метод, инструмент? Является ли она частью психотерапии или терапии вообще? Пытаясь подобрать определение, можно забрести в глубочайшие методологические дебри. Понимание психотерапии в СНГ во многом наследует представления советского времени, а эти представления по сей день никак не состыкуются и не сообразуются - ни в концептуальном, ни в организационном отношении - с представлениями о психотерапии и статусом ее на Западе, в цивилизованном мире. Например, как с этой точки зрения квалифицировать психоанализ с его влиянием в современном мире? Как бы мы к нему ни относились, но психоанализ представляет собой уже более чем столетнюю традицию в рамках не только западной психотерапии, но и всей западной культуры - от художественной до общегуманитарной. Нельзя же определить его только как метод, или подход, или школу - это явно противоречило бы его социальному и общекультурному статусу. Разумеется, арт-терапия пока не достигла мощности психоанализа, степени его проникновения в различные области общественной жизни. Однако квалификация ее лишь как некоего специфического "отростка" психотерапии представляется недостаточной. Арт-терапии, как явлению, тесны рамки метода или инструмента. Ошибкой было бы считать ее и функциональной или любой иной частью психотерапии. У нас в Казахстане об этом чрезвычайно интересном и перспективном явлении известно, но не так широко, как хотелось бы в идеале. Одним из первых энтузиастов стал лет пятнадцать назад талантливый алматинский художник Олег Пищев. Когда мы познакомились, Олег вел у себя дома творческую студию "Инсайт", куда мог прийти любой - и ребенок, и взрослый - и запросто сесть за мольберт. За время, что мы не виделись, Пищев успел закончить факультет психологии, создать центр арт-терапии, написать учебник по ее методике, провести ряд акций - например, по предоставлению в больницы города картин, написанных любителями. Ведь главное - чтобы автор творил с доброй душой, с желанием помочь людям, и тогда произведение будет излучать целебную энергию. - Творчество - это всегда создание нового на бессознательном уровне: создание не только новых приемов, техник, материалов, но и новых норм, ценностей, - рассказывает президент центра арт-терапии Олег Пищев. - Это приводит к новаторской борьбе между культурными традициями, нормами и естественным проявлением творческого потенциала человека. Когда это новое принимается социумом, обретает форму последователей, школ, традиций, тогда оно переходит в ранг искусства. Движение от новаторства, авангарда к искусству позволяет обществу развиваться, становиться более гуманным, гибким, менее ортодоксальным. Отслеживание этого движения от творчества к искусству является функцией культуры. Каждый человек рождается с творческим началом, которое необходимо ему для развития. Однако культурные нормы и традиции таковы, что человек вынужден выбирать между творческими и нетворческими профессиями. Для многих людей, отказавшихся от творчества, такой выбор - на всю жизнь. Нереализация своего творческого потенциала приводит к психическим и соматическим заболеваниям. Для тех, кто выбрал творчество, искусство позволяет реализовать свой творческий потенциал и быть принятым в обществе, обрести статус художника, музыканта, танцора, поэта. Однако искусство через обретение ремесленных стереотипов ограничивает его в творчестве. Арт-терапия позволяет высвободить творческий потенциал у любого человека, обрести высокие ценности, культурные нормы, социальный статус. Гармоничное равновесие состояний творчества, искусства и культуры является целью арт-терапии. Эти наши идеи совпали с мыслями Скотта Грина, художника и музыканта из Великобритании, проводившего в Алматы мастер-класс по арт-терапии. Скотт Грин показал высокий уровень профессионализма в изо-терапии, оставил впечатление тонкого мастера. Он был удивлен тем, что в Казахстане арт-терапевты работают на международном уровне. Надо сказать, что семинары и фестивали арт-терапии проводятся у нас регулярно, в частности, при постоянной поддержке Британского совета. И это, конечно, замечательно. Все больше людей оказываются увлечены идеей, а те, кому удается увидеть реальные результаты, остаются ее приверженцами навсегда. Вот, например, Тарас Попов - человек удивительный. Впервые я встретился с ним, когда он снял свой фильм "Опыт креста" (первоначальное название - "В стране падших ангелов"). Хотя, что значит - снял? Он никогда не имел дела с кинематографом, не был профессиональным режиссером, а работал психологом в колонии для малолеток. Просто не расставался с видеокамерой, и когда "накрутилось" почти пятьдесят часов ленты, с помощью друзей смонтировал документальный фильм. Был уволен, стращаем высокими чинами, но фильм успел "пойти в народ" и эффект имел ошеломляющий, причем на международном уровне. Сейчас Тарас возглавляет региональный отдел международной конференции общественного телевидения INPUT, отбирающий документальные фильмы по Средней Азии и Казахстану. Новая лента Попова "Игры воображения" рассказывает о лечении шизофрении с помощью арт-терапии. - В последнее время я занимаюсь реабилитацией душевнобольных. И начал снимать шизофреника Александра. Хотя бы с той целью, чтобы он посмотрел, где он выглядит нелепо, и понял, как уберечь себя, какие механизмы включить, чтобы более или менее походить на нормального человека, - рассказывает Тарас. - Опыт работы с душевнобольными у меня большой. Александр был моим соседом, постоянно страдал манией перевоплощения. Я стал его снимать, и за то время, пока мы работали, он настолько увлекся кино, что я даже взял его в соавторы фильма. И ему это очень сильно помогло. Арт-терапией в Казахстане прежде мало кто занимался. Одно время, пока мы не общались, Александр умудрился на свою мизерную пенсию нанять оператора и попытался сам снимать. К таким людям нужен особый подход. Вспомните другого шизофреника - художника Сергея Калмыкова. Он же гений! Но советским психиатрам до него никакого дела не было, и, в конце концов, художник умер от обычной пневмонии. Все мы - немного шизики. Что есть нормальность и что - ненормальность? Где в нашей жизни бред и где - правда? Все, что обществу кажется отличающимся от стандарта, "не таким", инородным, оно готово обречь на изоляцию. А если перед нами - действительно гений? У каждого человека - неподражаемый внутренний мир, богатейшее воображение. Диагноз без надежды перечеркивает судьбу, лишает жизнь смысла. Арт-терапия - реальная сила, способная придать ей краски, помочь найти и ощутить себя. О поразительных результатах рассказывают специалисты, наблюдающие детей-инвалидов, которых арт-терапевты сумели увлечь творчеством. Многие чисто медицинские показатели у пациентов в таких группах улучшаются с каждым днем. Да, чудес не бывает, и травмированный позвоночник рисованием не восстановишь. Но во всем остальном - метаморфозы удивительные. Сон, аппетит, речь, настроение… У взрослых людей с ограниченными возможностями в оптимистичную сторону меняются жизненные установки… Сегодня чиновниками от отечественной медицины арт-терапия воспринимается как баловство отдельных экспериментаторов. Но явно пора государству присмотреться и к зарубежному опыту, и к отечественным наработкам. Энтузиасты в республике действительно есть, средств на организацию занятий, скажем, в психиатрических стационарах потребуется до смешного немного. Меж тем, по словам медиков, число психически неуравновешенных людей в последнее время растет. А лекарство необыкновенно простое - берете кисточку и краски и рисуете свою манию величия, или агрессию, или клептоманию, или непонятное состояние души. И, глядишь, лет эдак через сто… Фото с сайта http://www.putdomoi.ru
Загрузка...