Опубликовано: 1960

Афганистан - США: всерьез говорить не о чем

Афганистан - США: всерьез говорить не о чем

Анализ опыта военно-политических конфликтов в Афганистане с участием внешних сил показывает ряд закономерностей. По крайней мере на протяжении последних примерно полутора веков эти конфликты развивались по очень похожему сценарию.

Внешнее вторжение в страну начиналось на фоне внутренней борьбы, уже расколовшей к тому времени Афганистан. Наиболее типично это проявилось во вторую англо-афганскую войну 1878-1880 годов, во время вторжения советских войск в Афганистан в 1929 году и, конечно, в ходе событий 1979-1989 годов. Внешние силы, как правило, стремились не активизировать афганскую внутреннюю смуту, а, воспользовавшись ею, установить выгодный для себя порядок вещей в стране с последующей стабилизацией его. Однако этой цели никому не удавалось достичь. Природная расколотость афганского общества по этническому и региональному принципам и ментальность народа, с одной стороны - привыкшего к войне, с другой - не избалованного материальными благами и комфортом цивилизации, предопределяли длительность военных конфликтов и нестабильности в стране. Обеспечить доминирование в Афганистане не удавалось ни Англии, ни Советской России - СССР, даже не потому, что здесь они сталкивались с серьезным в военном отношении противником (такое бывало у этих стран и в других регионах мира, где рано или поздно эти проблемы для Москвы и Лондона решались), а в силу специфики внутриполитической ситуации в Афганистане. Традиционные методы утверждения влияния здесь не были эффективными. Подкуп элит не срабатывал, так как этих элит было слишком много, и их интересы были зачастую прямо противоположными друг другу, то есть, подкупив одних, внешние игроки в Афганистане только разжигали конфликт. Военное вмешательство тоже не было абсолютно надежным инструментом, хотя и давало возможность добиться определенного успеха. Свое серьезное влияние на ситуацию в Афганистане всегда оказывал и внешний фактор: будучи расположенным между зоной непосредственных интересов сначала Российской и Британской империй, а затем СССР и США, Афганистан невольно попадал в сферу их геополитического соперничества, что, конечно, сильно усугубляло внутренние распри и не давало возможности ни одной из внешних сил установить свою гегемонию в Афганистане. При всей изменившейся геополитической ситуации сегодня в Афганистане в целом остается та же картина. Все ее элементы сохранились примерно в том же виде, что были в 19 и 20 веках - раздробленность общества; наличие множества враждующих политических сил, опирающихся на внешнюю поддержку; бедный, но привыкший воевать народ; столкновение интересов крупных стран. Более того: некоторые элементы дестабилизации ситуации в Афганистане даже ухудшились. Например, теперь там сталкиваются интересы не двух внешнеполитических игроков, а множества их. К традиционным - России, как преемнице интересов Российской империи - СССР и США (перенявшим эту роль у Британии), прибавились Иран, Пакистан, различные международные исламские силы, Китай, в определенной мере Индия и постсоветские республики Средней Азии. Так что США придется действовать в ситуации, которая в политическом плане будет даже сложнее, чем та, с которой сталкивались ранее страны, начинавшие военные операции в Афганистане. И статус сверхдержавы, как и военная и экономическая мощь, могут помочь в стремлении взять Афганистан под свой контроль лишь до определенной меры. Более того, весь предыдущий опыт показывает, что полностью контролировать Афганистан внешней силе невозможно: слишком много "игроков" на внутриполитическом поле страны и много внешних желающих принять в этом участие, чтобы какая бы то ни было страна смогла заявить о себе как о политическом гегемоне на всей территории Афганистана. Теоретически можно предположить, что США и их союзники смогут в ходе военной операции разгромить талибов, предварительно расколов их изнутри, затем посадить в Кабуле лояльное правительство и путем масштабной экономической и военно-технической помощи поддерживать его. Подобные прецеденты были, и недавно, например просоветское правительство Наджибуллы после вывода советских войск и до своего падения. Но, во-первых, условия Афганистана требуют уж очень большого объема помощи, может быть даже сопоставимого с теми объемами, которые получают традиционные лидеры по получению американской помощи - Израиль и Египет. При этом гарантии результативности ее будут очень зыбкими, и это - второе. Третье: весь предшествующий исторический опыт показывает, что какой бы сильный режим не сидел в Кабуле, контролировать всю территорию Афганистана он не может. Так было при англичанах, так было в относительно спокойные для страны 30 - 60-е годы прошлого века (мало кто помнит, что покойный Масуд начал свою борьбу в Панджшере еще до ввода советских войск в Афганистан), так было во время советской оккупации и после нее. То есть, участники афганской политической игры могут просто поменяться местами: одни, опираясь на американскую помощь, сядут в Кабуле и будут называться "законной" властью в стране, другие, поддерживаемые Ираном, радикальными исламскими организациями, и, возможно, Россией и Китаем, эту власть не признают, продолжив борьбу. Всегдашняя ситуация воспроизведется по новой. Обеспечить развитие политической ситуации в Афганистане в нужном ключе, добившись если не полного контроля за положением, то хотя бы доминирования в стране, внешняя сила может лишь путем прямого военного участия во внутриафганском конфликте. И речь здесь должна идти не о бомбардировках с воздуха и не об операциях маленьких групп спецназа, пусть даже и эффективных, а о масштабной сухопутной операции если уж не на всей, то на большей части территории Афганистана. При чем, конечно, операции успешной. В ходе нее американские войска вместе с афганскими союзниками должны взять под контроль Кабул и основные региональные центры, посадить в них силы, лояльные к себе и не только обеспечить их технической и экономической помощью, но и поддержкой своих, американских, гарнизонов. То есть воспроизвести ту ситуацию, которую в 1979 году инициировал Советский Союз. Возможно ли такое? Очевидно, что нет. Но в причинах этой невозможности необходимо разобраться чтобы оценить перспективы развития ситуации в Афганистане в целом. Большинство наблюдателей говорят, что сухопутное вторжение в Афганистан войск США заранее обречено на провал потому, что все подобные вторжения заканчивались поражением иностранных войск. Это не совсем так. Иностранные армии добивались успеха в Афганистане. Так, английские войска во время 2-й англо-афганской войны смогли достаточно быстро оккупировать заметную часть страны, в том числе и Кабул, и лишь потом, в итоге ряда военных и политических ошибок, потерпели ряд серьезных поражений. Весной 1929 года воспользовавшись очередной смутой в Афганистане и желая утвердить там свое влияние СССР ввел в страну экспедиционный корпус, который, при массированной поддержке авиации и артиллерии, быстро взял Мазари-Шириф и успешно наступал на Кабул. И, видимо, только изменение ситуации в Афганистане, сделавшей бессмысленным продолжение кампании, спасло афганскую столицу от захвата - советские войска были выведены из страны. Опыт войны в Афганистане 1979-1989 годов также, вопреки распространенному мнению, нельзя назвать негативным для СССР в военном плане: армия не проиграла ни одной крупной операции, обеспечила нахождение в Кабуле просоветского режима и при этом понесла значительно меньшие потери, чем США в похожих войнах в Корее и Вьетнаме (15 тысяч погибших советских военных в Афганистане, более 100 тысяч американцев в Корее в 1950-1953 годах, десятки тысяч убитых американцев во Вьетнаме; намного меньше потерял СССР и военной техники). Кроме того, СССР смог обеспечить достаточно прочные позиции режиму Наджибуллы. Да, этот режим не контролировал всю территорию страны, но ее никто и никогда не контролировал. Это при том, что уже с весны 1985 года сухопутные войска СССР перешли от активных боевых действий к поддержке своих афганских союзников, вывод советских войск из Афганистана начался с осени 1986 года, а в феврале 1989 он вообще завершился. И после этого советский ставленник Наджибулла смог продержаться в Кабуле еще более трех лет. Все это подтверждает два наших утверждения: первое, что иностранные войска, войди они в Афганистан, не только не обречены изначально на поражение, но и способны добиться серьезных успехов, все зависит от характера их действий; второе, что обеспечить в Афганистане устойчивый лояльный к себе режим можно через сухопутное вторжение с одновременной огромной материальной помощью этому режиму, но при этом надо быть готовыми к большим потерям. И в этом то и кроется главная проблема для американцев, чье общество воспитано на примерах относительно бескровных (для США) военных кампаний, где американские войска поражают противника используя свое техническое превосходство в авиации и ракетах, как это было в войне против Ирака и Югославии. Как только армия США в сухопутных кампаниях начинает нести даже относительно большие потери (как в Сомали), это вызывает сильный протест в обществе. Такие кампании ни разу в последние десятилетия не заканчивались успехом для США. Практически невероятно, что США решатся на участие в масштабной сухопутной войне в Афганистане. А без этого в стране невозможно обеспечить себе прочные позиции. Вспомним: даже представители самого, казалось бы, естественного сейчас союзника США, Северного альянса, не раз делали заявления, целью которых было подчеркнуть их самостоятельную роль в войне с талибами. Очевидно, что за этим - нежелание выглядеть в глазах общественного мнения как сателлит внешней силы. И это сейчас, когда особых успехов в войне с талибами у Альянса нет. Что же будет после разгрома общего врага? Еще одно косвенное подтверждение нашего видения ситуации в Афганистане, появилось буквально на днях: сенсация, давно ожидавшаяся всем миром - сухопутное вторжение армии США в Афганистан, о которой в начале прошлой недели сообщила американская пресса - не состоялась. Наблюдатели отмечают, что в сообщениях американских газет об этом столь мало какой бы то ни было конкретики, что практически невозможно поверить в реальность этого вторжения, либо же оно столь незначительно по масштабу, что и говорить всерьез не о чем.
Загрузка...