Опубликовано: 1985

А судьям судьи кто?!

А судьям судьи кто?!

Судебное разбирательство в далекой азиатской стране. Одна сторона дает судье 100 тыс. у.е., другая - 120 тыс. у.е. Судья говорит: "Так, возвращаем вторым 20 тыс., и будем судить по справедливости!".

Народ против… По словам председателя Верховного суда Кайрата Мами, основные этапы реформирования судебной системы завершены. При всем при этом, качество существующей судебной системы многие сегодня ставят под сомнение. 2003 год можно назвать пиковым по числу обвинений судебной системы в коррупции. Судя по тому, что даже сам генеральный прокурор, депутаты парламента, главы общественных организаций, а также простые граждане обращаются с жалобами к главе государства на судей, реформа не решила одну из главных проблем - систему оповещения, предупреждения и борьбы с коррупцией. Следовательно, возникают вопросы о том, насколько качественно проведена данная реформа, и не придется ли объявлять новую реформу, чтобы проводить работу над ошибками и в какие юридические последствия это может вылиться!? Конечно, можно было бы обвинить и генпрокурора в преследовании корпоративных интересов на межведомственных разборках, если его голос был бы одиноким. Честно говоря, после таких обвинений и обращений к главе государства, если они безосновательны, можно поплатиться должностью и карьерой в целом, - риск достаточно высок. Да и потом, подобные обращения больше похожи на крик души. К этому волеизъявлению совсем недавно - в начале этого месяца, прибавились также и голоса депутатов Черкашиной А.И., Егорова В.Н., Щербинина Н.И., Милютина А.А., которые написали обращение к президенту страны с жалобой на действия судей восточно-казахстанской области, которые отдали ребенка иностранцам при живых опекунах. По представлению прокуратуры, это явилось грубым нарушением закона. Также они сетуют на то, что судьи сегодня независимы от всего и вся. Их невозможно призвать к ответственности за принятие незаконных решений, за грубую работу и вообще за должностные преступления. Как отметил Георгий Ким, председатель Комиссии при президенте РК по вопросам борьбы с коррупцией на очередном совещании, - коррупция в судебных и правоохранительных органах вызывает серьезную озабоченность: динамика противодействия ей "характеризуется на уровне общества отсутствием устойчивых тенденций как в позитивном, так и негативном направлении". Озабоченность также вызвана обращениями простых граждан. В течение прошлого года 42,4% от общего числа жалоб были адресованы именно сотрудникам правоохранительных и судебных органов. Для сравнения скажем, что в 1997 году эта цифра составляла 29,7%. В соответствии с их обращениями, законность в суде сегодня найти очень трудно, практически не возможно. Нет особого секрета в том, что некоторые судебное решения можно только купить - это вопрос цены. Более того, по мнению юристов-цивилистов, судья, благодаря независимости в своих поступках и юридическому иммунитету, не несет никакой ответственности за вынесенное решение. Следовательно, это развязывает ему руки и дает карт-бланш неограниченных размеров. Глава государства также недоволен борьбой, которую сегодня ведут с должностными преступлениями и казнокрадством. Весной этого года в Астане прошло совещание руководителей правоохранительных и судебных органов с участием президента, которое в основном было посвящено вопросам борьбы с коррупцией. По словам главы государства, правоохранительные и иные государственные органы не ведут эту борьбу полноценным образом, а "заболтали ее на совещаниях". Черная статистика 21 апреля этого года Генеральный прокурор РК Рашид Тусупбеков написал открытое обращение к главе государства о том, что судьи сегодня вышли из-под контроля и погрязли в коррупции. Данное обращение, как в последствии выяснилось, вызвало большой резонанс. В качестве подтверждения своих слов он приводит интересную статистику. Так, по его данным, несмотря на уменьшение количества преступлений и, соответственно, числа уголовных дел, а также увеличение численности судейского корпуса, количество отмененных и измененных приговоров не уменьшилось, а в определенной степени возросло с 5123 в 2001 г. до 5195 в 2002 г. Кроме того, за анализируемый период отменено 123 незаконных оправдательных приговора. Многочисленные нарушения законности допускаются судами и при рассмотрении гражданских и административных дел. По Республике в сравнении с 2001 годом число отмененных и измененных решений суда по гражданским делам увеличилось на 5% и составило более 7 тысяч, по административным - с 908 до 2353, или более чем в 2,5 раза". Если сложить все цифры, приведенные в его обращении по отменённым и измененным судебным актам, то получится, что в 2002 г. было отменено и изменено 14 548 судебных актов(!) А если потом разделить на 250 дней (количество рабочих дней в году), то выйдет, что в Казахстане ежедневно выносится около 60 незаконных судебных решений! В Алматы насчитывается 190 судей. Следовательно, в южной столице ежедневно выносится в среднем 6 незаконных решений, а только на одного алматинского судью ежегодно приходится 8 незаконных решений. Алматинским городским судом в 2002 году в апелляционном порядке отменено 500 необоснованных решений. Причем у отдельных судей отмененных решений насчитываются десятки за год, однако, нарастающее число отмененных решений не считается грубым нарушением закона. Эти факты наталкивают на мысль о том, что отдельные судьи, наделенные полномочиями пожизненно, почувствовали свою безнаказанность и безответственность, получив защиту в лице Основного Закона. Сколько же надо принять незаконных решений, чтобы "грубо нарушить закон", задаются вопросом эксперты!? Статистика Верховного суда немного скромнее и менее красноречива. Как пишет "Бюллетень Верховного суда РК" за №6, 2003 года, стр. 32: в 2002 году всего по республике отменено решений судов первых инстанций - 3888. В Алмате в прошлом году отменено 500 решений. О чем это говорит? По мнению генпрокурора, основными причинами недостатков и нарушений в работе судов являются не столько несовершенство законодательства, сколько ненадлежащее выполнение отдельными судьями своих конституционных обязанностей по отправлению правосудия. Слабая организация работы и отсутствие надлежащего процессуального надзора со стороны вышестоящих судебных инстанций, корпоративная солидарность судейского корпуса, низкая профессиональная квалификация некоторых судей, распространение латентной коррупции в судебной системе, обусловленная сложной процедурой привлечения их к ответственности. Следуя выводам, которые сделал генпрокурор, - сегодняшняя судебная система, в таком виде не может выполнять возложенную на нее миссию по отправлению правосудия - в работе судов слишком много брака. Корень зла На основании изложенного, прокурор замахнулся на самое судейское святое, предложив ужасные и непростительные для судей вещи. К примеру, провести всеобщую аттестацию. С учетом судейской безграмотности в провинциях и некоторых крупных населенных центрах, это будет означать потерю рабочего места. Дело в том, что всеобщая переаттестация судей может формально привести к потере большого числа персонала в судейском корпусе. Как сказал председатель Верховного суда РК Кайрат Мами в своем интервью, экзамен на получение должности чрезвычайно труден и сложен. А на местах в областях насчитывается множество вакансий. В то время как, в других регионах наблюдается избыток. Главный судья Казахстана предложил приглашать кандидатов на пост судьи как раз из тех регионов, где их "много" туда, где их "мало". Аргумент самих судей против переаттестации сводится к их независимому статусу и пожизненному сроку деятельности в соответствии с действующим законодательством. Следовательно, юридический иммунитет хранит судью от тестирования, проверки на профпригодность. По некоторым слухам, получение кресла судьи определяется, в том числе, и прайс-листом. Чем выше должность, тем соответственно, выше сумма. Так, опять же по слухам, должность председателя городского суда в одной из столиц стоит $1 млн. Слухи и ОБээСы (одна бабка сказала) - вещи неблагодарные и верить им трудно. И мы, следовательно, ничего утверждать не можем. Поставленная в послании президента народу Казахстана задача по дальнейшему совершенствованию деятельности правоохранительных и судебных органов требует особого внимания со стороны государства, поскольку затрагивает один из основополагающих принципов демократического общества, касающийся независимости судебной системы, невмешательства в процесс отправления правосудия. Вместе с тем, для того, чтобы суды стали эффективным инструментом защиты прав граждан, необходимо, по мнению главы государства, улучшить правовые механизмы контроля над деятельностью судов. Но как именно должен происходить этот процесс в сложившихся условиях? Некоторые механизмы контроля над судебной властью уже предлагались при разработке и обсуждении Конституционного закона "О судебной системе и статусе судей РК", но были отвергнуты законодателями как неприемлемые. В частности, это можно отнести к идее введения все той же аттестации судей. В ходе проведения такой аттестации в 1996 году, подавляющее большинство судей республики успешно сдали экзамен на профессиональное соответствие занимаемой должности. То есть, этот аспект оказывается несущественным. Вместе с тем, система проведения аттестации может превратиться в средство оказания давления на судей, стать способом избавления от принципиальных специалистов. Именно ввиду крайней неэффективности аттестации был избран другой путь - проведение квалификационных экзаменов и собеседований. Преимущество такого подхода заключается в том, что профессиональный уровень желающих служить Фемиде проверяется еще до начала ими судебной деятельности. Таким образом, снижается вероятность проникновения в судебную систему случайных, неподготовленных юристов. Кроме того, создана и действует система органов по подбору претендентов на судейские должности. Квалификационная коллегия юстиции приобрела в соответствии с действующими конституционными нормами статус автономного, независимого учреждения, основной задачей которого является обеспечение качественного отбора и предоставление рекомендаций по кандидатам на вакантные должности председателей и судей районного звена. На Высший судебный совет, являющийся консультативно-совещательным органом при президенте РК, возложена задача формирования кадров Верховного суда и областных судов республики. В состав этих органов входят не только судьи, но и депутаты сената и мажилиса, представители прокуратуры, преподаватели права, ученые-юристы, работники органов юстиции. Все это позволяет вести отбор кадров на принципах открытости, исключает возможные проявления корпоративной солидарности, обеспечивая тем самым доступ в судебную систему действительно достойных кандидатов. На первый взгляд, казалось, что сортировочная машина должна работать нормально, если бы не многочисленные жалобы на пресловутую коррупцию. Саморазоблачение В этом году Кайрат Мами в своем интервью сказал следующее, когда его спросили о коррупции в его ведомстве: "Хотя, что греха таить, есть еще в судейском корпусе случайные люди, и мы активно боремся с такими". За прошлый год в отношении 9 судей возбуждены уголовные дела, 24 судьи освобождены по несоответствию занимаемой должности. На действия судей поступило 2727 жалоб, в том числе 1044 в Верховный Суд, из них каждая седьмая жалоба подтвердилась. Около половины всех жалоб приходится на действия судей Карагандинской области и города Алматы (720 и 565 жалоб соответственно). Тем самым именно эти регионы оказывают определяющее влияние на уровень и общее состояние соблюдения судьями норм этики и законности, а также на формирование негативного мнения о судах и судьях. В подавляющем большинстве жалоб указывается на нарушения законности при отправлении правосудия, волокиту и халатность при рассмотрении дел, несоблюдение трудовой дисциплины". В 1999 году органами КНБ к уголовной ответственности по фактам совершения коррупционных правонарушений было привлечено 11 судей. По сообщениям в СМИ, в целом в 2000 году указом президента освобождены от занимаемой должности 66 судей, из них 11 - по отрицательным мотивам. В 2001 г., соответственно, 57 и 2, в 2002-м - 147 и 24, в первом квартале этого года освобождены 18 судей, из них 4 - председатели районных судов. Эти цифры говорят о том, что вразрез устоявшемуся мнению о "судейской корпоративности" судебные органы принимают к судьям самые строгие и жесткие меры наказания, в том числе и в отношении судей, уличенных в мздоимстве. На пресс-конференции, состоявшейся в прокуратуре г. Алматы в этом году, журналистам была предоставлена информация о фактах нарушения законности среди самих представителей правоохранительных органов. Так, на судью одного из районов города заведено уголовное дело, ему вменяют коррупционные преступления, грубейшие нарушения судейской этики. В незаконных деяниях подобного рода обвиняется и прокурор одного из районов города. Всего же за последнее время в Алматы к уголовной ответственности за коррупционные преступления привлечены 34 ответственных работника, в числе которых значатся и представители органов внутренних дел, таможни, прокуратуры и судов. Судья Актауского горсуда Н. Базаркулова вынесла два взаимоисключающих постановления по вопросу о необходимости принудительного лечения. Судья Талгарского райсуда Т. Окунева, осудив иностранца Син Секки к 7 годам лишения свободы за совершение тяжких преступлений, оставила его под подпиской о невыезде, в результате он скрылся. Бывший судья Ленинского района г. Караганды Е.Н. Кшибаев прекратил уголовное дело по взятке в связи со смертью обвиняемого на основании соответствующего свидетельства. Однако впоследствии было установлено, что обвиняемый в действительности жив и работает юристом в областном филиале "Казахстан темир жолы". Такое вот чудесное воскрешение! Кто сказал, что чудес на свете не бывает?! По словам же адвокатов, судебная практика может похвастаться примерами, когда судья принимал заявление от имени покойного, либо от имени представителей фирмы, которая была учреждена физическим лицом по утерянному советскому паспорту. Кроме того, исковые заявления могут приниматься от лиц, которые в ходе судебного разбирательства отказываются от своих претензий. В своем обращении к президенту Назарбаеву, генпрокуратура предложила ужесточить порядок одобрения кандидатур на должность, а также усилить контроль над действующими судьями. Получается, испытание независимостью они еще не прошли. Да и вся независимость относительна и условна. Насколько чистосердечен судья, поговорим чуть позже. История развития казахской государственности как раз говорит о том, что судьи традиционно проходили процедуру выборов. Советская судебная система, которая является наследницей сталинского правосудия, обязывала будущих судей проходить процедуру выборов. Интересно отметить, что обращение Рашида Тусупбекова наделало много шума в судейских рядах, вызвав резонанс. Судьи насторожились, насупили брови, глубоко обиделись на генпрокурора, затаились и сказали, что генпрокурор выносит сор из избы. Такие вопросы, дескать, можно было решить в рабочем порядке - нечего прыгать через голову. В ответ на это, главный прокурор сказал, что не один раз обращался в судейский корпус, однако судьи никак не реагировали на обращения. В общем, как сегодня говорит молодежь, отправляют всех в "игнор". Только спустя время судьи опубликовали ответ в прессе. Там обращение прокурора оказалось "не актуальным, предложения противоречат Конституции". В общем, все предложенное подверглось обильной критики. При этом они согласились на усложнение процедуры при рассмотрении кандидатур на должность судьи. Коррупция в законе Коррупция - это когда идут на должностное преступление, преступая закон из-за определенного интереса. Но как поступить, если коррупция сокрыта в самом законе? А ведь она порой растворена во множестве казахстанских законов. Как сказал председатель алматинского городского суда Мусабек Алимбеков: "Телефонное право никто не отменял. Мы не будем это скрывать. Есть такой факт". Пролоббировать в закон "необходимое" положение стоит только определенной суммы денег. Некоторые особенно крутые и влиятельные граждане дарят законы друг другу на день рождения. И что самое интересное, минюст пропускает такие законы. Чтобы не быть голословными, приведем один занимательный пример из закона о судебном администрировании. Сегодняшнее законодательство позволяет обращаться судье с судебными делами достаточно вольно без всякой ответственности. К примеру, если раньше, в бытность советской судебной системы, документы прошнуровывались и скреплялись печатью, то сегодня эта норма отменена. Следовательно, из дела можно изъять все "неудобные" бумаги, и наоборот, вставить все "необходимые". Благодаря этому, из любого потенциального уголовника и злодея можно сделать "ангела во плоти", а из любого законопослушного гражданина - законченного негодяя. Отсюда напрашивается вывод о том, что подобная порочная практика подмывает всю правоохранительную систему и превращает ее в кистень, отдает на услужение беззаконию, бесправию и криминалу. Очевидно, что совершенствование деятельности судов не может происходить в отрыве от структурной, содержательной перестройки и демократизации системы органов государственной власти. Равно как и без формирования самостоятельной, независимой и справедливой судебной системы невозможны политические и экономические реформы. Утверждение сильной судебной власти, опирающейся на эффективное судопроизводство, - задача всего общества. В этой связи президент отметил, что на ближайшую перспективу нам необходимо реализовать конституционное требование об осуществлении уголовного судопроизводства с участием присяжных заседателей. Этой же точки зрения придерживаются и ряд экспертов. Если сегодня судье никто и ничего не мешает единолично принять любое решение, никак за него не отвечая, то при условии наличия присяжных заседателей, судью, теоретически, должно будет преследовать чувство опасения из-за увеличения свидетелей его работы. Ясно, кто виноват…! Теперь, что делать?… По предложению ряда экспертов, во-первых, необходимо разработать механизм снятия полномочий с судей в связи с неоднократностью принятия ими необоснованных решений, которые были отменены вышестоящими инстанциями. Во-вторых, необходимо внести изменение в Конституцию РК о том, чтобы судьи не "назначались или выбирались", а "назначались и выбирались". Т.е. заменить союз "или" на "и". Такая незначительная, на первый взгляд, перестановка должна многое изменить. По всей видимости, эта "замена" союзов окажется задачей практически невыполнимой. Однажды президент Назарбаев уже сказал, что казахстанская Конституция, выражаясь фигурально, доведена до необходимой кондиции. Все попытки внести туда изменения, будут рассматриваться как вражеские происки. Многие эксперты-юристы сходятся во мнении о том, что одной из наиболее существенных причин роста коррупции в Казахстане является слабая политика государства по борьбе с этим явлением. Практически, у государства не было, и нет эффективного механизма по борьбе с коррупцией. В апреле 2000 года по непонятным причинам была упразднена соответствующая государственная комиссия, которая делала конкретную работу в данном направлении. Истинные причины такого шага предположить трудно. Правда, как следует из соответствующего указа главы государства, это был сделано... "в целях поднятия уровня борьбы с коррупцией". Выходит, что власти были не удовлетворены работой госкомиссии по борьбе с коррупцией. Однако, упразднив эту организацию, официальная Астана не создала ей равноценную замену. Некоторые видят выход в том, чтобы по примеру России впервые назначенным судьям установить срок полномочий в 2-3 года. В течение этого времени будут проверяться деловые и нравственные качества молодых людей в мантиях. И только после успешного прохождения испытания можно будет рекомендовать их к исполнению обязанностей на постоянной основе. Надо сказать, что определенное рациональное зерно в таком подходе имеется. Однако нельзя не заметить противоречие этого предложения положению статьи 79 Конституции, где указывается, что суды состоят из постоянных судей. По мнению самих судей, к выработке механизмов контроля нужно подходить очень взвешенно, ведь, "перегнув палку", мы можем лишиться главного результата правовой реформы - создания сильной независимой судебной власти. Нет, и не может быть компетентного, беспристрастного, объективного суда, если существует зависимость судей от других структур и должностных лиц. И не случайно в послании президента "святая святых" судебной власти - ее независимость - остается неприкосновенной ценностью. Вместе с тем встречающиеся порой в прессе суждения о том, что принципы независимости и назначения на должность на постоянной основе отдельными судьями воспринимаются как разрешение на вседозволенность и произвол, не могут не вызвать озабоченности. Национальные особенности борьбы Антикоррупционная деятельность в Казахстане имеет один парадокс. К примеру, КНБ больше предпочитает бороться с коррупционерами из МВД, финансовая полиция - из таможни, прокуратура - из всех этих органов. Но в то же время каждая из этих служб мало заботится об искоренении этого явления внутри себя. Следовательно, потенциальные коррупционеры борются с "точно такими же", только из другого лагеря. В целом же, государство предпочитает бороться с частным, то есть отдельными правонарушениями, вместо того, чтобы искоренить общее - условия и механизмы, способствующие проявлениям и росту коррупции. Кроме того, помимо отсутствия реальных и эффективных механизмов противодействия этому явлению, в Казахстане нет реальной заинтересованности, принципиальности, объективности у госчиновников и представителей силовых структур в искоренении коррупции в стране и, в первую очередь, в своих рядах. Наконец, что особенно важно, у государственного руководства нет политической воли для организации и проведения полноценной борьбы с коррупцией. …Вы имеете право на адвоката… Одна из проблем сегодняшнего судебного процесса - отсутствие состязательности сторон в судебном процессе. Как следует из практики, мнения государственного обвинителя и защитника порой не играют никакой роли. Вес имеет только решение судьи. Судопроизводство нередко носит настолько сложный, длительный и дорогостоящий характер, что частные лица, особенно находящиеся в экономически неблагоприятном положении, испытывают трудности в осуществлении своих прав. Как складывается сегодня ситуация для тех, кто не может позволить себе его дорогие услуги? В частности, ни для кого не секрет, что многие сельские жители остались без этих услуг. В 70 районах республики их не хватает физически. На 521 судью в сельских районах приходится 459 адвокатов. Но их участие необходимо также в процессе следствия и дознания. Малоимущие граждане, как в селе, так и городе, нередко вынуждены отказываться от услуг профессионала и доверять свою защиту родственникам, друзьям. Понятно, что это дешевле, зато это не дает уверенности в получении правильной и своевременной юридической помощи. Это стало препятствием, с которым сталкивается гражданин при обращении к судебной защите. Юристы также испытывают силу преград, мешающих гарантировать конституционные права казахстанцам. Есть в их числе нормативные и материальные. Например, уже не первый год МВД остается должником адвокатов, участвующих в процессе дознания и следствия. Долг сегодня составляет 40 млн тенге. Эффективная система юридических консультаций и помощи может внести значительный вклад в устранение таких препятствий, считает юридическая общественность, и необходимо создать безупречный механизм доступа к правосудию. А разработать его надо в контексте не только чисто юридических проблем, но и социальной политики. В связи с этим юристы-адвокаты решили создать экспертную группу из числа представителей государственных, правоохранительных органов, неправительственных общественных организаций, адвокатского сообщества, ученых, которая проанализирует сложившуюся ситуацию с доступом к правосудию в целом и по оказанию бесплатной правовой помощи, в частности. На какие позиции должно опираться решение этой проблемы? Юристы назвали многие болевые точки. Выделим основные в решении этой задачи. Правовое государство нельзя построить без мощной адвокатской службы, считают члены Союза адвокатов Казахстана, представители госорганов. Но до сих пор ее роль и значение недооцениваются и недопонимаются обществом, наукой, работниками правоохранительных органов, другими юристами. Видимо, эта точка зрения исходит из сталинского правосудия, которое отметает наличие защиты: "зачем нам адвокат, который будет убеждать нас в том, что мы не правы, когда мы знаем, что правы" - говорили судьи периода тоталитаризма. Требует совершенства правовая база деятельности адвокатов. В связи с этим, необходимо определить порядок страхования адвокатской деятельности, решить вопрос оплаты их труда. Обеспечение граждан квалифицированной юридической помощью упирается также в правовое регулирование вопросов доступности правосудия. Нет четких контуров понятия "малоимущий гражданин", на основании которого и следует установить критерий нуждаемости в процессуальных льготах, не определены позиции, по которым оказывается бесплатная юридическая помощь. Действующий у нас принцип предоставления права на бесплатные юридические услуги несовершенен. Судья всегда прав? Судьи говорят, что они подчиняются закону. Они только не уточнили, какому именно. Как показывает практика, он сам порой вершит произвол, нарушая общепринятое законодательство. В качестве примера хочется отметить и ограничение доступа на судебные заседания для масс-медиа, и запрет на ведение аудиозаписи в суде, и масса других нарушений. Почему это происходит, несмотря на то, что судья не может не знать, что нарушение принципов осуществления правосудия ведет к отмене судебного решения? Иногда не добрым словом вспоминают советские времена, но тогда за нарушение сроков рассмотрения дел наказывали, и наказывали серьезно. Сейчас люди месяцами сидят арестованными без всяких санкций и предъявления обвинения, и никто за это ответственности не несет. А это - грубейшее нарушение закона. Вообще в советские времена качество всего правоохранительного и судейского корпуса было намного выше. Раньше взятки в этой системе были по большей части исключением, чем правилом. Сейчас человек, не берущий взяток, в этой среде выглядит "белой вороной". Сами ее представители говорят об этом достаточно откровенно: им еще надо делиться наверху. Отсутствие какого-либо контроля над судом со стороны того же парламента укрепляет кокон коррупции. Вот к чему привели ликвидация парламентского контроля, отступление от принципа, что "две власти сильнее одной", отсутствие сдержек и противовесов - всего того, что не прописано в нашей Конституции. Напрягите Вашу политическую волю! Что касается остального законодательства, то оно вполне соответствует реалиям той политической системы, в которой мы живем. Проблема заключается в другом. Коррупция сегодня - это способ существования самой системы. И более половины адвокатов не поддержат решительную борьбу со взяткой, поскольку иначе, чем через взятку, дела просто не решаются. И это очень серьезная проблема, поскольку уже имеются клиенты, которых не интересует вопрос, как решить дело "по закону", их интересует, как найти "подходы". Да и сама система страшно коррумпирована: даже за законное решение надо платить. Особенно в процессах по уголовным делам. А значит нормальный суд - явление из разряда утопий. Все законодательство базируется на нормах, заложенных в Конституции 1995 года. Выход в политической реформе. Но для того чтобы сделать это, необходима политическая воля. Поэтому в ранжировании перспектив становления эффективной судебной системы первую строчку занимает политическая воля.
Загрузка...