Опубликовано: 9 3668

5 киллеров для малого бизнеса

5 киллеров для малого бизнеса

Спасти экономику в кризис, наполнить бюджет, создать рабочие места. Государство всегда возлагает самые большие надежды на малый и средний бизнес. Но каково самим предпринимателям? В отчетах чиновников они процветают, но реальная статистика показывает, что каждое третье предприятие приостанавливает деятельность либо работает по нулям. Почему? Мы собрали пять реальных историй о том, что убивает малый бизнес в стране.

Проверки и штрафы

Мы постоянно слышим о том, что число проверок сокращается, что у нас самый комфортный режим налогообложения. Но жалобы на действия фискальных органов почему-то не прекращаются.

По словам Салтанат ЛЕСБАЕВОЙ, начальника отдела правовой защиты Алматинской региональной палаты предпринимателей, есть немало фактов и обращений, когда блокируются счета предпринимателей.

– Фискальные органы могут сделать это по итогам камерального контроля. Если к нам обращаются, мы проверяем законность действий, пытаемся обжаловать, освободить счета. Ведь если бизнес работает безналичным расчетом, для него это полная парализация деятельности. Всего у нас за 2014 год поступило 280 обращений, за 2015 год – 494, в первом квартале этого года было уже 113 фактов. Фискальные органы грешат порой, тем что проверяют предпринимателей, которые зарегистрированы в качестве плательщика НДС, на предмет его местонахождения. Вставая на учет, предприниматель указывает юридический адрес, потом этот адрес проверяют, иногда это делается формально, а в результате счета арестовывают либо предпринимателя снимают с регистрации по налогу на добавленную стоимость. Такие жалобы поступают часто.

А вот реальная история, которую рассказала нам предприниматель Милена КИМ. Женщина была вынуждена закрыть компанию после того, как у нее начались проблемы с налоговой.

– Наша компания изготавливала материалы для хранения и транспортировки горюче-смазочных материалов. В налоговой прошел камеральный контроль. По итогам проверок начали выявлять нарушения, которые обосновать они так до конца и не смогли. Потом арестовали счета. Мы обратились в палату предпринимателей. Проблему решить удалось, но компанию мы закрыли. Так как мы в основном участвовали в тендерах и время было упущено. Наши счета были арестованы более полугода, мы потеряли заказы, также у нас были договоренности с иностранными партнерами. Пришлось всё приостановить.

Коммунальные платежи и бюрократические барьеры

Представители малого бизнеса частенько жалуется, что их воспринимают как дойную корову. И к предпринимателям особое отношение везде, начиная с платежей по коммуналке. Специальные, более дорогие тарифы, дополнительные требования, которые систематически вытягивают из карманов бизнесменов немалые деньги. Все эти попытки обобрать бизнес как липку ставят его на грань выживания, и справляются далеко не все. Вот реальная история, которую рассказала предприниматель Асель ДЮСЕНБАЕВА. Она решила открыть офис-фотостудию, чтобы работать легально и серьезно, не прятаться по съемным квартирам, в тени, занижая налоги. Но не тут-то было.

– Я купила себе под бизнес недвижимость в новом жилом комплексе – это офисное помещение на цокольном этаже. Пока оно не было сдано в эксплуатацию, мы платили, как все. Но как только здание ввели в эксплуатацию, ко мне пришли и сообщили, что я, как индивидуальный предприниматель, должна перейти на индивидуальный договор со всеми, кто предоставляет коммунальные услуги. Это “Горводоканал”, “АлматыЭнергоСбыт”, тепловые сети и так далее. Там нужны куча документов, договоры, хотя вся эта информация в базе есть. В каждую организацию я должна предоставить проектную документацию. Для этого я должна обратиться в частную компанию, сделать схемы, рассчитать нагрузку на сети. И это все делается на тот случай, если вдруг когда-нибудь произойдет авария. За все эти проектные документы я должна заплатить по 10–15 тысяч тенге. У меня возникает вопрос: если даже такое случится, неужели сотрудники не смогут без этого вороха бумаг устранить проблемы, ведь дом сдан в эксплуатацию и все документы по сетям уже есть? Почему меня обязывают отдельно платить этим непонятным фирмам, посредническим организациям? Я и так плачу за коммунальные по повышенному тарифу, потому что я предприниматель. При этом считают нам тарифы по каким-то мудреным схемам, и когда я попросила разъяснить мне, отвечают: “Вы даже не пытайтесь вникнуть, платите – и всё”. Когда дело касается юрлиц, тарифы становятся золотыми. Но почему? У нас изначально особое отношение к коммерческим помещениям и юридическим лицам, складывается впечатление, что просто хотят из бизнеса выдавить побольше. Но я такая же Асель Дюсенбаева – физическое лицо, как и юридическое, я готова платить за все киловатты и кубометры тепла, воды и прочих благ, которые использую, но почему по повышенному тарифу? На этом самом начальном этапе людей толкают в тень. Работать нелегально. Либо вообще закрывать дело, чтобы не связываться со всеми этими проблемами.

Банковская кредитная кабала

Можно начать дело на личные сбережения, занять у родственников, но развивать его очень сложно без заемных банковских средств. И кредитная кабала – это третий в очереди на уничтожение отечественного бизнеса. В среднем на развитие небольшого дела в Казахстане требуется 10–20 тысяч долларов. Поэтому большинство начинающих бизнесменов идут в банк и под залог своих квартир и машин берут кредиты. Это подтверждает и статистика Национального банка. На 1 мая 2016 года малый бизнес взял почти два с половиной миллиона кредитов. Больше всего – на торговлю и строительство. При этом юридические лица взяли крат­косрочные кредиты почти пропорционально в нацвалюте и в долларах. Поэтому, когда произошла девальвация, для многих это стало шоком. Выжить удалось не всем. Вот реальная история из жизни, как погиб маленький, но гордый бизнес Дмитрия КОПАЛЫ.

– Я долго был наемным работником на одной из СТО и решил открыть свое дело по ремонту кузовов и продаже подержанных запчастей. Взял в банке небольшой кредит – 15 тысяч долларов. Вышел он мне почти под 20 процентов. Но тогда думал, что быстро раскидаю эту сумму. Потом случилась девальвация. Плюс спрос на автозапчасти упал, и через полгода я не смог выплачивать сумму, неподъемные проценты. Пошла пеня, долг рос на глазах. Так как кредит я брал под залог своего дома, у меня возникла реальная угроза остаться на улице. Больше всего я не хотел, чтобы мой долг отдавали коллекторской компании, потому что слышал, что там вообще можно потерять всё. Пришлось продавать свою машину, машину жены. И гасить этот кредит. Сейчас еле сводим концы с концами. Пришлось снова устроиться работать на СТО. Теперь меня в предприниматели не затянешь, себе дороже…

Рейдерство

Есть у нас такая статья в законодательстве – рейдерство, но, как признают эксперты, работает она крайне редко. Хотя факты отъема бизнеса есть, но переходят в судебную плоскость они крайне редко. Все дело в том, что для отъема бизнеса профессио­налы используют как раз законные схемы. И доказать что-либо очень сложно. Вот история предпринимателя Марии ТАЖИТАЕВОЙ, бизнес которой “убили” рейдеры.

– У меня был детский парк аттракционов в одном из торговых домов в городе Алматы. Мы арендовали площадь 700 квадратных метров и платили 8 тысяч долларов в месяц. За два с половиной года работы нам удалось раскрутить это место. Мы вышли на доходность. Стали платить за аренду даже с пред­оплатой, возможно, именно это и была моя ошибка. Как только топ-менеджеры торгового дома увидели, что у меня бизнес стал приносить стабильный доход, они решили убрать нас и поставить свой детский парк. Родственник директора быстренько смотался в Китай, закупил дешевое оборудование и заявился на нашу территорию. Администрация торгового дома, несмотря на все заверения, что продлит с нами договор, расторгла соглашение. До этого мы сделали капитальный ремонт, поменяли всю проводку, и вдруг – извещение. Меня поставили перед фактом, что мне надо съезжать за неделю до окончания срока действия договора. Что говорить, это был тяжелый удар. Только перевозка оборудования обошлась мне в 15 тысяч долларов. Это тяжелые аттракционы, был у нас и зоопарк внут­ри. Животные в результате переезда в холодное время года не выдержали и перемерли. Найти новую площадь в крайне сжатые сроки было невозможно. Пришлось распродавать оборудование по частям. Да и делать бизнес на новом месте, раскручивать его, чтобы потом опять “подарить” хозяевам, не хотелось. Решила уйти и работать по специальности в банке. Так спокойнее.

Иностранные конкуренты

Самыми отчаянными бизнесменами являются отечественные производители. В своей собственной стране они оказываются порой абсолютно в неравных условиях с иностранными. Сколько позакрывалось производств, можно только гадать. Вот одна такая история. Швея Татьяна ЗИРЬ решила открыть свой цех по пошиву школьной формы. Семь лет назад она взяла кредит, закупила 10 швейных машин, набрала штат людей. И взялась за благородное дело. Но оказалось, что просто хорошо и качественно шить – недостаточно для того, чтобы выжить в бизнесе, нужно уметь буквально “драться” с конкурентами и хитрить на каждом шагу.

– Мы пошили партию. Работали легально, заплатили все налоги, нагрузка у нас сразу же повысилась на 30 процентов. В результате посчитали себестоимость и поняли: это рискованно. Но что делать, вышли с товаром на наши базары. И так получилось, что на рынок именно в этот момент хлынула школьная форма из Турции, России и Киргизии. Самая дешевая, конечно, из Киргизии, ее завозили нелегально, и поэтому она оказывалась на 30 процентов ниже по стоимости. Мы стояли на базарах до последнего. А с вхождением Киргизии в Таможенный союз поняли, что просто не выживем. Часть машинок я распродала, оставила несколько для индивидуального пошива вещей. Так и прикрылся мой бизнес. Еле кредиты раскидала.

По словам Любови ХУДОВОЙ, президента Ассоциации предприятий легкой промышленности РК, эта история, к сожалению, типичная. Причиной всему – неравные условия для иностранных и отечественных производителей.

– Киргизия вошла в Таможенный союз, при этом у них предприятия легкой промышленности вообще освобождены от налогов. В России тем, кто шьет школьную форму, снизили НДС на 50 процентов. А у нас? Производители платят по полной, при этом на рынке становятся неконкурентоспособными по цене. В результате сегодня выживают лишь те, кто работает по тендерам. Но далеко не все могут это делать.

Татьяна НИ, Алматы

Загрузка...

КОММЕНТАРИИ

Анатас<--- 13 июня

Интересная тема! Понравилось! Спасибо! Теперь знаю, что бизнес у нас мертвое дело и мертвая экономика(кормим иностранцев с таможенного союза (союз для психов)). )))))))))) Логика коммунистов: убей свою экономику и дай жизнь экономике другой страны! )))))))

Предприниматель из Караганды 13 июня

Как всё чётко изложено, даже добавить нечего, на самом деле всё так

Гость 14 июня

Решили открыть производство. После года жизни на грани,оказалось,у нас все меньше сил на конкуренцию.Продукция у нас хорошая,,качественная.Цены решили не накручивать.Казахстан хороший рынок для зарубежных производителей. Сунулись в ДАМУ,а там свои правила игры:"поддержи свояка"

Гость 14 июня

абсолютная правда .

Гость 25 июня

вот как после этого поддерживать отечественного производителя, если отечественный товар дороже иностранного

обидно за нас

Гость 30 июня

на тендерах не выживешь

Гость 3 июля

Есть и такие киллеры как лжепредприниматели работаешь с ними на протяжении 5-6 лет,а потом выесняется что они лжепредприниматели и на твой бизнес вешают все налоги иштрафы.После этого приходится закрывать бизнес,все работники пополняют армию безработных.Возникает вопрос к фискальным органам неужели они невидели ,что эти лжепредприятия неплатят налоги или они работают под их покровительством.В конечном результате страдают работающие предприятия и простые люди.

Гость 9 августа

Все эти "киллеры" были известны еще лет 20 назад. Решение проблемы никому не нужно. Это не киллеры, это настоящая кормежка. Поэтому, как все было, так и останется.

Гость 25 августа

Взял в аренду СТО в 2012году. Каждый месяц пришлось бесплатно ремонтировать машину местному акиму, заместителю районной налоговой, пожарнику, гостехнадзору итого 10 машин. Через 3 месяца платить за аренду стало нечем.Закрылся. И опять пошел работать наемным работником.