Опубликовано: 1262

1 июня - международный день защиты детей
Радость не на бумаге

1 июня - международный день защиты детей<br>Радость не на бумаге

У казахов говорят, прижми ребенка к своей печени и носи его так. Там он найдет и защиту, и любовь. Есть ли такие люди, которые могли бы "прижать к печени" детдомовских детей?

Недавно Хафиза Сериковна Серикова, директор детского дома-интерната № 3 вернулась из Москвы, где обсуждались вопросы альтернативной формы содержания детей-сирот. Прогрессивные люди считают, что интернаты должны уйти в прошлое. На смену им должны прийти дома радости, в которые могут прийти любые дети, не только те, которые остались без родителей или без крова. Прийти в такой дом за радостью…Казахстан поддержал идею, однако если трезво посмотреть на проблему, то окажется, что мало поменять вывеску детского дома на дом радости. Нужен государственный механизм привнесения радости в жизнь маленьких детей. У нас его пока нет. Сегодня в детских домах гарантом радости детей являются директора образовательных учреждений. Все держится на них. Родителей не выбирают? Выбирают! Дети из этого интерната - не очень часто попадают под усыновление. Приемные родители предпочитают брать здоровых, красивых и почти всегда маленьких детей. Судьбы остальных пущены под копирку: казенный дом, девятилетка, проблемы с жильем и с трудоустройством. Изменить эту программу жизни дети сами не могут. А помочь им некому. Разве что коллектив детского дома попытается что-то сделать... Уже много лет в рамках эксперимента в интернате № 3 действует программа - наставничество. Дети сами выбирают себе социальную маму или социального папу из числа сотрудников дома. Папы и мамы берут детей домой на время: на день, на два. Конечно, такое вживление в семью нельзя назвать полноценным, но дети начинают понимать, что такое настоящее внимание и искренняя забота. Как говорят социальные родители, их приемные дети (неважно, далеко они или близко) всю жизнь живут с ними. Они о них помнят, помогают им, чем могут, становятся для них пожизненными родственниками. Пока эта система апробирована и отработана в стенах детского дома, но ведь ее можно запустить на все общество, и тогда радости у детей будет больше. Владыкой мира будет труд Многое, очень многое сегодня приходится брать на себя детскому дому. Трудовое обучение в том числе. Администрация детских домов понимает, что дети-сироты или дети - инвалиды, должны получить если не высшее образование, то профессию - обязательно. Без этого условия они не выживут в рынке. Однако у государства нет средств содержать и обучать потенциальный рабочий класс. Детские дома это делают сами. Сегодня в каждом интернате есть курсы для детей по парикмахерскому искусству, по ремонту сантехники, компьютеров. В детском доме № 3 внедрена программа трудового обучения, которая называется рабочее подворье. В жизни этих детей труд становится основой основ. Ребятня трудиться на пришкольном участке, в теплице, в зоне отдыха интерната на Капчагае. По окончании интерната директора трудоустраивают своих выпускников, можно сказать, пристраивают их лично. Никаких квотированных рабочих мест для таких детей государство не предусматривает. Никто их нигде не ждет. Никому они не нужны. Как, впрочем, не решен и такой вопрос в жизни этих детей, как личное жилье. Дом юношества лишь на треть удовлетворяет спрос выпускников детских домов. На помощь опять же приходят их вторые мамы - директора детских домов. Как говорит Хафиза Сериковна, они принимают своих выпускников на постоянное место жительство, вопреки существующим правилам. Великовозрастные дети продолжают жить в интернате. А куда их девать? Не на улицу же выталкивать. Многие из оставшихся стараются быть полезными своему дому, берутся за любые дела, да так и задерживаются в интернате на всю жизнь: становятся воспитателями, кухрабочими, разнорабочими. Хозяйка маленького государства Все, кто приезжают в этот интернат, думают, что попали в детский санаторий. Чистенькая столовая без стойкого запаха старого супа, светлые спальни, оборудованные учебные классы, теплица с помидорами, приличные туалеты, душевые без капающих труб…везде чисто, уютно, по-домашнему. А как все начиналось…страшно вспомнить. Распался Союз, взрослые взялись детей делить: по республикам их растаскивать. В результате получилось, что одни детские дома закрывались, другие переукомплектовывались. Для детей это была настоящая трагедия. После "наведения порядка" брат оказался с сестрой в разных детских домах, или старший брат находился в школе для трудных ребят, а младший - в интернате для инвалидов. Хафиза Сериковна уже тогда предложила подумать о детях. Детский дом был открыт в здании общежития для заключенных. Ирония судьбы, спустя много лет в этом доме жили внуки этих заключенных. В подвале здания оборудовали актовый зал, пригласили больших гостей. "Конечно, мы просили у них помощи, но больше всего мы хотели показать наших детей. Чтобы бизнесмены и политики увидели детдомовских ребятишек не по телевизору и не в книжке о них прочитали. Чтобы понять их и захотеть помочь, с детьми надо было столкнуться лицом к лицу". На том памятном празднике присутствовала первая леди страны - Сара Алпысовна. Она тогда по-хозяйски спросила: "Что вам надо"? Директор ответила: "Здание, нам нужно только здание, не надо нам ни трусиков, ни маек. Найдите под детский дом новое помещение. Детям нужны хорошие условия. Им нужна другая жизнь". Новый дом нашелся не сразу. Предлагались какие-то немыслимые помещения, и дом правительства в том числе. Была идея взять под детский дом санаторий "Горное солнце". Но Хафиза Сериковна мудро отказалась от горного варианта, отклонила она и предложение организовать для детей оазис далеко за городом, чтобы дети не знали ни горя, ни печали. Директор интерната уже тогда понимала, что такое "ни горя, ни печали" - это проблемы и с водой, и с транспортом, и со светом. Она была уверена, что детям нужно было здание в городе, чтобы они могли посещать кино и театры, участвовать в кружках по интересам. Так им досталось помещение, в котором детский дом размещен и по сей день. Сегодня Хафиза Сериковна спокойно говорит, что в таком большом хозяйстве, как детский дом, многое зависит от директора. "Детский дом - это маленькое государство, директор в нем правит и должен обо всем подумать: об образовании, о здравоохранении, о финансировании, о культуре, о развлечениях, о трудоустройстве, о жилье детей. Обо всем". К сожалению, очень трудно повернуть общество лицом к этим детям. До сих пор существуют государственные разнарядки об обеспечении таких детей одной белой рубашкой на два года. Но это не самое страшное. Отсутствие в их жизни перспектив - куда страшнее. Хафиза Сериковна: "Когда мы идем к спонсорам, а от нас отворачиваются, я всегда говорю, что детям нужна ваша помощь сегодня. Завтра они вырастут и вернутся к вам же. Придут к вам работать, будут обслуживать вас. Да, они звезд с неба не хватают, многие из них больны, но они готовы делать самую черную работу, мы готовим их к такой жизни". Кодекс чести. Кодекс жизни Кодекс чести они разработали сами, так сказать для внутреннего пользования в детском доме. В документе записано, что воспитатель не имеет права повышать голос на ребенка и даже грубо задеть его рукой. Если кто-то из взрослых допускает такое обращение с детьми, он в интернате больше не работает. Его нельзя пускать к детям. Хотя, когда только-только начинали работать, отдельные воспитатели всерьез предлагали оборудовать в интернате карцер, для особо непослушных детей и выдать обслуживающему персоналу резиновые дубинки. Сегодня все эти ужасы в прошлом. Детские дома давно перестали быть только едой и крышей для детей-сирот. Здесь их воспитывают и перевоспитывают. В интернате № 3 детей воспитывают согласно казахским традициям: дети до семи лет не знают ни в чем отказа и растут, как ханчики. Но в 14 лет проводится большой праздник для детей, когда им говорят о том, что они стали взрослыми, что теперь их жизнь будет полна испытаний, труда, учебы и ответственности. Испытаний на их долю действительно выпадет немало, ведь дома-радости для детей - пока что всего лишь инициатива.
Загрузка...