Опубликовано: 3249

Женщина и наркотики несовместимы как война и мир

Женщина и наркотики несовместимы как война и мир

По данным Всемирной организации здравоохранения, треть жительниц Земли в той или иной мере страдает от наркозависимости.

Если верить официальным цифрам Агентства Республики Казахстан по статистике, в нашей стране такую проблему испытывают 4% женщин в возрасте от 23 до 47 лет.

Как полагают эксперты, это сравнительно мало, учитывая географическое положение республики – Казахстан был, есть и остается транзитной территорией для ввоза в Россию из Афганистана сильнодействующих наркотических веществ.

На государственном уровне проблема «Женщина и наркомания» будируется наряду с такими тоже пока еще неразрешенными вопросами, как гендерное равноправие, снижение материнской и детской смертности, пропаганда беременности и родов и борьба с ростом числа абортов.

Свою лепту в искоренение женской наркомании вносят и общественные организации – в Казахстане созданы и функционируют десятки профилактических программ, целью которых являются не только количественные, но и качественные изменения в структуре поднятой проблемы. 

Стерилизация как метод

Начнем с медицинского аспекта. Не секрет, что организм женщины-наркоманки – живая мишень для множества инфекций. Интересно, что наркоманка с десятилетним стажем подвержена риску заболевания тяжелыми формами гриппа, туберкулеза, бронхита, рака и лейкемии в двадцать раз больше, чем наркоманка со стажем один год.

Нетрудно догадаться, что эта зависимость прямо пропорциональна: растет число лет жизни под наркотиками – увеличивается цифра. Известен и тот факт, что у женщин, употребляющих сильнодействующие наркотические средства, как правило, снижаются детородные функции, диагноз «бесплодие» ставят каждой второй.

- Другой вопрос, и он куда острее, чем предыдущий – что делать, если наркоманка все же забеременела, - рассуждает врач-гинеколог Лариса Фельдмах. – Заглянем в его суть. Те представительницы слабого пола, о которых мы ведем речь, относятся преимущественно к социально уязвимому слою населения – то есть не имеют ни места работы, ни места жительства, либо одного из двух.

Результаты социологических исследований говорят о том, что именно в этой общественной прослойке женщины меньше всего знакомы с методами предохранения от нежелательной беременности. О таких контрацептивных средствах как маточная спираль или противозачаточные таблетки большинство наркоманок не имеет понятия.

Не удивительно поэтому, что в стране год от года растет число сирот – неблагополучные мамы стремятся избавиться от потомства сразу после родоразрешения. Несколько лет назад в правительстве заговорили о создании системы принудительной стерилизации женщин, давно и основательно «сидящих на игле».

Однако это предложение было принято в штыки большей частью женщин-парламентариев. Одна из депутатов тогда выразила свое мнение весьма колоритно: «Собак и кошек не стерилизуют, это расценивается как пытка над животными. А вы предлагаете связывать наркоманок и вырезать у них внутренности силой? Бред!».

Опомнись, мама!

По словам Ларисы Фельдмах, гинеколога с 30-летним стажем работы, и плюс ко всему женщины, возглавляющей НПО по спасению детей с врожденными патологиями, таким образом, в нашем государстве решение набившей оскомину проблемы сводится к разработке более гуманных программ.

Другими словами, упор делается на агитацию, призыв к здоровому образу жизни. Хотя, по меньшей мере, глупо полагать, что женщина «под кайфом» прислушается к советам врачей.
- С тех пор, как в 2007 году Казахстане начали действовать организации с конкретным задачами по снижению числа родов до пяти на сто женщин-наркоманок, «план» был выполнен только на 2%, - рассказывает психолог Анна Шмодко. - Выводы медицинских анализов свидетельствуют – рождающиеся дети плохо набирают вес, у них напрочь отсутствует аппетит, а иммунитет истощен настолько, что даже малейшая простуда может закончиться гибелью младенцев.

Гашиш, ЛСД, марихуана, кокаин приводят к выкидышам, замиранию или, что еще хуже - мутации плода. «Дети-дауны», дети-астматики, физические уроды – то есть рожденные без одной/двух конечностей, с отсутствием какого-либо парного внутреннего органа – таких малышей производят на свет наркоманки.

У токсикоманок все тоже серьезно – рожденные ими дети имеют нарушение строения мозга, страдают заячьей губой и срастанием век. Как правило, они все отстают в умственном и физическом развитии, имеют непропорциональные тела.

Учитывая, что употребление наркотиков в период беременности женщина обычно сопровождает распитием алкогольных напитков и курением – нагрузка на плод увеличивается втрое. Каждая ломка матери снижает вероятность здорового развития плода в несколько раз.

70% новорожденных, согласно статистике, умирают в первые месяцы жизни, а если достигают подросткового возраста – имеют множество комплексов, в том числе и комплекс недостатка родительского внимания. У детей, рожденных наркоманками, в будущем неизбежна тяга к наркотикам.

В своих заключениях медики, как всегда, конкретны. Пятнадцать лет - именно такой «инкубационный период» необходимо пережить заядлой наркоманке, чтобы подготовить организм к беременности и родам. Это оптимальный срок, за который из крови зависимой выводятся токсические вещества. За это время стабилизируется сон женщины, улучшается ее общее состояние, сверхактивность в поведении сменяется размеренностью поступков и чистотой помыслов.

Все вышеперечисленные заключения докторов систематизированы, обобщены и включены в учебный материал по предмету валеология для изучения в средних школах Казахстана.

Ученые уверены – правильное воспитание будущих матерей нужно начинать как можно раньше.

За лучшей жизнью

В обществе принято считать, что предупреждать куда более эффективней, чем бороться с последствиями. Поэтому метод стерилизации наркозависимых сегодня заменяется их принудительной и добровольной реабилитацией. Успешно или безуспешно – уже другой разговор.

В нашей стране открыты десятки реабилитационных центров, многие из которых – негосударственные, созданные при католических и православных храмах и мечетях. Лечение зиждется на вере, кроме того, здесь женщины-наркоманки могут пройти базовые процедуры по очищению крови, укреплению иммунной и нервной систем.

- Плюс ко всему – реабилитационные центры – это место, где женщина может обрести себя как личность, - говорит наставник центра в Федоровке (Карагандинская область) Василий Нетач. – Доказано, что самый действенный способ заставить человека отказаться от употребления наркотических средств – помочь ему обрести смысл жизни. Здесь, в центре, строятся пары, формируются семьи, рождаются дети.

Новая любовь и рождение малышей становятся неоспоримым стимулом к повышению социального статуса женщины. За полтора года пребывания в центре крепнет ее психика, к ней возвращаются потерянные материнские инстинкты. По завершению курса лечения женщины в 99% трудоустраиваются, обзаводятся жильем, восстанавливают родственные связи.

Примеров одумавшихся наркоманок – множество. Елену Ворожеву в Федоровку привезли родители, когда та была близка к смерти. Лене тогда было 18. Несмотря на отличное воспитание, данное родителями, Лена всегда была девочкой-пацанкой, что называется, «оторви и выбрось». Ворожева сначала играла с мальчишками в машинки, а чуть повзрослев, пропадала с ними в подвалах. Лена и не заметила, как села на иглу, начала нюхать толуол и потеряла девственность.

Уже через год такой разгульной жизни Ворожева подхватила сифилис, за ним посыпались и другие венерические болезни. Ошарашенные таким поведением дочери, родители собственноручно отвозили ее в полицию – дескать, там ее научат, как надо себя вести. Но и там не научили.

По прошествии пятнадцати суток, Ворожева снова взялась за свое. Мама и папа не успевали лечить безумное дитятко – не завершив лечение, Лена сбегала со стационара кожвендиспансера. Потом Ворожеву закрыли. В свои 18 Лена получила три года за хранение и сбыт героина. Ее подставили дружки, но теперь это неважно.

Освободившись, Елена встретилась с непониманием родителей – те окончательно от нее отдалились. Без крова и средств к существованию, Ворожева снова влилась в сомнительную компанию, снова начала употреблять наркотики.

Еле живую Лену обнаружила мама. Девчонка лежала у двери квартиры, в которой провела свое беззаботное детство. Времени на раздумье оставалось мало – вот-вот дочь могла скончаться от передозировки. «ЛПУ и клиника – это не то», - размышляла Алла Степановна. Сейчас Лене Ворожевой могли помочь только люди, на своем опыте перенесшие все тяготы такой жизни и… вера. Алла Степановна вызвала такси. Желтый «москвич» нес их в глухомань.

Тут, на отшибе – центр реабилитации. Пастырь – бывший наркоман, повар, плотник и даже квалифицированный врач – все когда-то кололись, нюхали, глотали. Лица – счастливые. Здесь целые семьи, рабочие семейные подряды – пекут хлеб, занимаются организацией концертных мероприятий, сооружают мебель, шьют одежду. Кажется, у этих людей вообще нет проблем.

- Когда я пришла в себя, первое, что услышала: «Какое милое создание! Теперь ты с нами. А мы – с тобой». Никогда за последнее время я не слышала таких слов, внушающих спокойствие. В тот момент я поняла – здесь меня спасут, здесь в меня вдохнут новую жизнь, - вспоминает Ворожева.

Так и получилось. Прием медицинских препаратов, трудотерапия и молитвы избавили Елену от зависимости. Сейчас, когда прошло уже шесть лет после ее реабилитации, девушка замужем, работает оператором в банке, воспитывает двоих детей.

Такие истории, надеются доктора, да и сами исцелившиеся – лучше всяких умных книг про «хорошо» и «плохо», наглядное пособие для тех женщин, которые хотят, но все еще не могут начать с чистого листа.

Загрузка...