Опубликовано: 1598

Запахи по книгам

Запахи по книгам

Иногда случается, что – книги и ароматы – вдруг соединяются воедино, и тогда происходит волшебство!

Появляется возможность сравнить свои впечатления и возникающие ассоциации с идеями парфюмеров, воплощенными ими в жизнь.

На моем пути встречалось не мало парфюмов, посвященных литературным произведениям, их героям и писателям. Конечно, часто это делают не столько из любви к литературе, сколько в коммерческих целях – ведь благодаря известному и любимому многими имени можно привлечь покупателей. Однако я расскажу о названиях, которые лично у меня подозрений в корысти их авторов не вызывают. 

Dorian

"Единственный способ избавиться от искушения – это поддаться ему. А стоит отказать себе в этом – и душа отравится вожделением запретного плода".

Конечно же, эти декадентские духи – посвящение известному роману Оскара Уайлда "Портрет Дориана Грея". А точнее, герою книги, вечно прекрасному и поступившемуся моралью.

Аромат создан калифорнийским парфюмерным домом Black Phoenix Alchemy Lab, все творчество которого зиждется на идеях Ренессанса, Средневековья, Викторианской эпохи, а также пугающих и тревожных готических образах. Даже в описании парфюмерных масел здесь используют не реальные компоненты и ноты, а гротескные сравнения. За плечами создателей этого бренда более чем 15-летний опыт работы в парфюмерной области, в которой они достигли немалых высот.

Аромат на масляной основе такой же прекрасный, обладающий дьявольским шармом, как и магический портрет Дориана, а впоследствии и сам Дориан. Изысканный, благородный и кроткий, на первый взгляд, этот парфюм заключает в себе ловкий обман. Сладкие дурманящие цветы служат прикрытием для безнравственного сердца.

Этот викторианский флакон (относящийся к папортниковым ароматам) наполнен содержимым, сотканным из трех видов мертвенно-бледных мускусов и черного сладкого ванильного чая. Но не волнуйтесь, за радость обладания этой магией юности и красоты – совсем не обязательно продавать душу дьяволу, вполне хватит и 20 долларов.

Swoon 

Еще одна страшная история. Название этого аромата можно перевести как "Транс" или "Гипноз". Если вы читали "Парфюмера" Патрика Зюскинда или смотрели экранизацию романа немецкого режиссера Тома Тыквера "Парфюмер: История одного убийцы", то помните финальную сцену – именно ей американский парфюмерный дизайнер Нил Моррис и посвятил эти духи.

Убийца с непревзойденным даром парфюмера Жан-Батист Гренуй приговорен к смертной казни. Никогда не ведавший любви, гуманности и даже запаха собственного тела, он ценою страшных смертей создал свой идеальный аромат, который в этот кульминационный момент дарит ему власть над осуждающей его толпой. Читая этот роман не один раз, я, как и все, наверное, прокручивала в уме: как могли бы пахнуть эти духи? Мои фантазии, что неудивительно, отличаются от представлений Морриса, но то, что я им верю, – это точно.

Swoon – роскошный старинный шипр, с теплыми животными нотами. Композицию открывают апельсин и фрукты, сердце кроет в себе богатый букет из томатных листьев, филодендрона, доссинии, жасмина, пиона, жимолости, нарцисса и черного чая. А база соткана из дубового мха, дерева агар, цибетина, мускуса и пачулей. Аромат кажется мне очень трагичным и интровертным, и я вполне могу себе представить его на Гренуе. Сам же Нил Моррис любит и Зюскинда, и эти свои духи. Надеюсь, что не Гренуя.

November

"Ранним утром, проснувшись в своей палатке, Снусмумрик почувствовал, что в Долину муми-троллей пришла осень".

Именно так начинается любимая многими книга, которой тоже посвящены духи - "В конце ноября" Туве Янссон. Кристофер Брозиус, основатель бренда CB I Hate Perfume, прочтя эту книжку когда-то в детстве, счел ее слишком уж меланхоличной и скучной. Но перечитав ее в зрелом возрасте, парфюмер смог оценить всю прелесть этой сказки. Тут нет захватывающего сюжета, но есть чувства, есть размышления, есть особая атмосфера.

Аромат сочетает в себе все атрибуты осени – ноты тыквенного пирога, упавших яблок, костра, дымящейся древесины, сухой травы, опавших листьев, мокрых веток, сырого мха и лисичек, которые изящно дополнены отголосками елового леса.

L’Ecume des Jours

На создание этой парфюмерной композиции молодую Айалу Сендер, владелицу бренда натуральной парфюмерии Ayala Moriel Parfums, вдохновил трогательный и необычный роман Бориса Виана "Пена дней". История любви Колена к умирающей Хлое происходит будто бы в мире "понарошку", но под этим наивным и очаровательным лингвистическим кружевом кроется глубина и серьезность.

Словно подхватывая настроение книги, эти духи то очаровывают своей легкомысленностью, то окутывают печалью. Они таят в себе изысканные переливы цветочных, зеленых и океанических нот боронии, черной смородины, кедрового мха, зерен зеленого перца, розового лотоса, турецкой розы, сандала, морской водоросли, туберозы и белой магнолии.

Ах, как это, наверное, прекрасно – создать аромат любимой книги! А нам, простым почитателям чужих талантов, остается держать ухо востро (и нос по ветру), чтобы случайно не пройти мимо такого литературно-парфюмерного шедевра.

Загрузка...