Опубликовано: 1190

Вклад «Родительский»: как правильно инвестировать в детей

Вклад «Родительский»: как правильно инвестировать в детей

В современном обществе дети стали дорогостоящим проектом. Например, в правительстве США подсчитали, что ребёнок, родившийся в стране в 2012 году, в среднем за всю свою жизнь обойдётся родителям в $241 080. Семьи с более высоким доходом (от $105 000 в год) потратят по $399 780 на каждого ребёнка, пока ему не исполнится 17 лет.

Но еще совсем недавно все было по-другому. «Большую часть истории дети выполняли домашнюю работу, например собирали ягоды или приносили воду. Уже с пяти лет у них была своя экономическая роль в хозяйстве», — объясняет социолог Дальтон Конли, профессор Нью-Йоркского университета и автор книги «Родительская наука: всё, что вы хотели знать о том, как правильно воспитывать детей, но у вас не было сил, чтобы спросить» («Parentology: Everything You Wanted to Know about the Science of Raising Children but Were Too Exhausted to Ask»).

Конли — социолог, и к воспитанию собственных детей он подошёл на основе научных данных. В своей книге, представляющей собой увлекательную смесь научного исследования и личных рассказов о воспитании Э и Йо (это их настоящие имена, о них подробнее ниже), он анализирует важнейшие решения, которые предстоит принимать родителям. Ниже несколько советов, как воспитать успешных детей.

Когда лучше заводить детей?

Лучше всего заводить ребёнка осенью в год с низкими показателями рождаемости. Как пишет Конли, в северном полушарии у детей, родившихся весной, — самая низкая продолжительность жизни, и они добиваются меньше других.

Лучше всего в жизни преуспевают дети, родившиеся осенью. Одним из объяснений этого факта может быть то, что зимние и весенние дети больше подвержены влиянию болезненных микроорганизмов или что осенью дети обеспечены лучшим питанием из свежего урожая. Конли, правда, не уверен, что это предположение актуально сегодня — в эпоху, когда можно покупать свежие фрукты и овощи круглый год. Но время года, в которое родился человек, важно даже в пятидесятилетнем возрасте, так что игнорировать этот фактор нельзя.

Кроме того, у детей, появившихся на свет в год с низкой рождаемостью, шире круг возможностей из-за меньшей конкуренции со стороны сверстников на начальном этапе жизни — в детских садах, школах, университетах.

Сколько детей рожать?

«Одно из главных социологических открытий заключается в обратной зависимости между качеством и количеством детей. Это может звучать сурово, но если у вас много детей, то высока вероятность, что каждый следующий ребёнок будет не таким здоровым и успевающим, — объясняет Конли. — То, что родители могут дать детям, можно сравнить с пирогом определённых размеров, порезать ровно его сложно. Ведь проверка домашних заданий, чтение перед сном, серьёзные разговоры, поддержание порядка и все остальные важные вещи всегда требуют времени».
Но, отмечает Конли, количество детей — это один из многих факторов: «Если вы действительно хотите четверых детей, то вперёд. Они не будут обречены, просто помните, что это будет стоить вам немалых денег».

Какая разница в возрасте должна быть у детей?

Сама разница в возрасте детей не так важна, как количество детей, но общий принцип такой: пусть лучше разница будет больше.

«Вот пример того, где я ошибся, — объясняет Конли, — мои дети родились с перерывом в 18 месяцев». Чем меньше у них разница в возрасте, тем хуже они потом учатся и меньше преуспевают в жизни. Если у ваших детей разница шесть, семь или восемь лет, то можно считать, что у вас два раза по одному ребёнку, а значит, вы можете уделить каждому из них больше времени, внимания и финансов.


Как называть детей?

«Мы дали нашим детям необычные имена», — рассказывает Конли, назвавший свою дочь Э (предполагалось, что она сможет выбрать любое понравившееся ей имя на Э, например Эмили или Эллен), а своего сына Йо (это китайское имя для белого мальчика, а его полное имя Yo Xing Heyno Augustus Eisner Alexander Weiser Knuckles Jeremijenko-Conley в 2003 году стало самым длинным именем, зарегистрированным в Нью-Йорке). Раньше социологи считали, что, по статистике, много людей со странными именами становятся пациентами психиатрических больниц или попадают в тюрьмы. Но более поздние исследования показали, что дети с необычными именами из зажиточных семей с большей вероятностью становятся успешными.

Конли предполагает, что имя — один из самых незначительных факторов в процессе воспитания ребёнка, но тут есть свои нюансы: например, афро-американские имена могут доставить ребёнку неприятности на почве расизма, у мальчиков с женскими именами в переходном возрасте могут быть проблемы в школе.

«Дать своему ребёнку необычное имя — это всё равно, что поставить все деньги на одну лошадь или на один номер в рулетке, то есть весьма рискованная стратегия. Она может оправдаться, так как это имя будет легче запоминать. Но не исключено, что дети будут чувствовать себя белыми воронами», — пишет Конли.


Должна ли мама работать?

Всё зависит от обстоятельств. «Основной мотив родителей из небогатых семей, которые рано отдают ребёнка в детский сад, состоит в том, что это полезно для малыша и необходимо для его развития, — объясняет Конли. — Но, если у матери хорошее образование, а она оставляет ребёнка на менее образованную няню или отдаёт в детскую группу, то вряд ли он выиграет от этого». Другое дело, что с хорошим образованием у вас лучше возможности на рынке труда, поэтому с финансовой точки зрения для вас не имеет смысла останавливаться и заниматься только воспитанием ребёнка.

В защиту работающей матери высказываются те социологи, которые считают, что ребёнок с двумя работающими родителями с экономической точки зрения получает равноценные гендерные преимущества, а Конли добавляет к этому: «То, что хорошо для ваших детей в раннем возрасте, может сильно отличаться от того, что хорошо для ребёнка через десять лет, когда они становятся подростками, и в это время им важно видеть перед собой две ролевых модели мамы».


Частная или государственная школа?

На самом деле — не важно. По словам Конли, согласно некоторым исследованиям, гораздо важнее, сколько в классе, куда попадет ваш ребёнок, будет приходиться учеников на одного учителя. Чем меньше, тем лучше.

«По странной иронии то, что волнует семьи больше всего — в какую школу пойдёт их ребёнок, кажется, не так уж много значит, — рассуждает Конли. — Многие семьи переезжают в район, где школа лучше, или, как наша семья, готовят своих детей в спецшколу, или тратятся на частную школу. Но нет данных, которые доказывают, что менять свою жизнь ради школы для детей так уж важно. Просто все мы на всякий случай так делаем».

Где ребёнку получать высшее образование?

Не важно. Исследование Стейси Дэйл и Алана Крюгера показало, что американские студенты, поступившие в элитные вузы, но в итоге решившие учиться в местных государственных колледжах, в результате оказались финансово не менее успешны, чем выпускники элитных колледжей. Другие исследования показывают, что важно также то, в какие вузы выпускники пытались поступить. «Обычно дети подают документы в разные вузы, но если посмотреть на то, как развивается их карьера, то окажется, что важно не только то, где человек действительно учился. Также играет роль уровень тех вузов, куда он подавал документы, то есть фактически то, как он сам оценивал свои шансы на поступление», — объясняет Конли.

Стоит ли платить детям?

Может быть. Часто бывает, что вы чего-то хотите добиться от ребёнка, а он ни в какую. В то же время существуют недоступные для него блага — деньги, сладости, разрешение смотреть телевизор, а вы не хотите их ему давать. Тут и возникает дилемма: нужно ли платить ребёнку за его успехи и за работу?

Конли иногда это делал. Когда дети решали математические задачи, он оплачивал эти занятия конфетами, временем на компьютерные игры. Конечно, был риск ослабить их внутреннюю мотивацию, но Конли чувствовал, что их мотивация применительно к математическим задачам всё равно была низкой. При этом, например, он никогда не стимулировал их интерес к чтению — дети и так уже очень любили книги.

Кроме того, некоторые исследования показывают, что, если детям, получавшим деньги за хорошие отметки в школе, переставали платить, то их академическая мотивация не ослабевала.


Что делать с синдромом дефицита внимания?

Это сложный вопрос, который связан с медицинским диагнозом. В большинстве случаев синдром дефицита внимания или гиперактивности диагностируется у мальчиков.

Главное — родители должны принимать решение о медикаментозном лечении только после того, как испробовали все остальные средства. А для этого, по мнению Конли, нужно создавать систему мотивации, уметь заинтересовать ребёнка, подкупить, в конце концов. И даже плацебо, по мнению Конли и его жены, может быть таким же эффективным, как и настоящие лекарства, но без их побочных эффектов.

«Есть мнение, что вся эта система порочна, — рассуждает Конли, — в группе детей с синдромом дефицита внимания и гиперактивностью, слишком много мальчиков. Получается, что вся образовательная система не всегда рассчитана на мальчиков с большим количеством нервной энергии, и надо два раза в день проводить уроки физкультуры, чтобы они могли сжечь больше энергии, или сделать так, чтобы они стояли за партами, или вообще изменить всю систему. И вообще, откуда взялся этот поток диагнозов синдрома дефицита внимания и гиперактивности? Может быть, под влиянием фармацевтических компаний?»

«Мне кажется, что всё дело в изменившейся экономике: в индустриальном обществе можно было заработать на жизнь, работая на фабрике, образование не имело такого значения, но сегодня, даже если человек работает на фабрике, он должен хорошо разбираться в математике. Сегодня детям надо уметь каждый день учиться и при этом тихо сидеть на занятиях», — объясняет Конли. И рассказывает о своём сыне, которому тоже поставили такой диагноз, в итоге парня пришлось лечить таблетками: «Когда речь зашла об исключении из школы, то пришлось уступить». Но Конли теперь жалеет об этом и уверен, что лучше набраться смелости и оставить ребёнка в покое. Как сделала, кстати, мать самого Конли, которому в детстве тоже поставили диагноз «синдром дефицита внимания», но тогда она отказалась пичкать его таблетками.


Стоит ли разводиться?

Ответ на этот вопрос, прежде всего, связан с отношениями между супругами, но многие пары переживают, как развод скажется на детях. Конли обнаружил исследования, согласно которым «после развода хуже всего в семье приходится старшей девочке — ведь ей приходится брать на себя дополнительные взрослые роли». Кроме того, дети разведённых родителей часто создают собственные семьи раньше сверстников из неразведённых семей, да и учатся меньше них. После того как Конли с женой решили развестись, он понял, что должен смягчить возможные последствия: например, сделать так, чтобы его дочь не оказалась обременена домашними обязанностями и чтобы его дети как можно дольше получали образование.

Тем, кого не убедили эти выводы, Конли отвечает, что на самом деле ничто из перечисленного выше не имеет решающего значения. Самое главное — общаться с детьми так, чтобы они чувствовали, как сильно вы их любите.

Загрузка...