Опубликовано: 4639

Унылые игры.«Голодные игры: Сойка-пересмешница.Часть 2»

Унылые игры.«Голодные игры: Сойка-пересмешница.Часть 2»

«Голодные игры: Сойка-пересмешница.Часть 2» - редкий случай, когда epic finale с первых же минут оказался epic fail-ом.

Вышедшая ровно год назад первая часть финала «Голодных игр» с подзаголовком «Сойка-пересмешница. Часть 1» вызвала недоумение у многих зрителей. Всех интересовал один вопрос: где же тут, собственно, голодные игры? Фанаты трилогии Сюзан Коллинз, скрывая разочарование, выгораживали создателей фильма отговорками о том, что все самое главное и крутое будет в последнем фильме. Последний фильм выходит на экраны и вызывает еще большее недоумение.

Итак, действие второй «Сойки-пересмешницы» начинается сразу же после финала предыдущего фильма. Китнисс Эвердин пребывает в глубоком шоке после нападения Пита и жаждет мести за то, что с ней сделали. Однако вместо того, чтобы отправить «Сойку» в центр боевых действий, президент 13 дистрикта и серый кардинал Плутарх Хэвенсби втягивают Китнисс в пропагандистское шоу для поддержания духа повстанцев.

Картина Фрэнсиса Лоуренса «Голодные игры: сойка-пересмешница. Часть 2» - редкий случай, когда epic finale с первых же минут оказался epic fail-ом. Парадоксально, но кино, претендовавшее на то, чтобы стать одним из главных блокбастеров не только сезона, но и всего года, оказалось невероятно тягучим и унылым зрелищем. Сложилось ощущение, что в постановке двухсерийного финала режиссер вдруг решил переметнуться из крепких постановщиков поп-корновых фильмов в стан психологов и политологов от режиссуры.

Картина пытается балансировать между политическим триллером и подростковой мелодрамой, несмотря на то, что все 135 минут зрители искренне надеются на эпичную битву за Капитолий. Первые сцены, более-менее претендующие на экшн, появляются аж на 50-й минуте фильма и сворачиваются со скоростью полета стрелы Китнисс. Если суммарно собрать весь экшн в картине, то он займет не более 15 минут экранного времени. 15 минут из двух с четвертью часов.

Вполне справедливо возникает вопрос: а что же происходит на экране остальные два часа? С легкой руки Фрэнсиса Лоуренса всю первую половину фильма главные и второстепенные герои морщат лбы и обмениваются военными терминами, которые запутывают зрителя, обещая нехилую войнушку в кадре. Однако почти вся война остается за кадром, а зритель довольствуется наморщенными лбами.

Разобравшись с военной терминологией, фильм погружает нас в политические интриги, которые плетут персонажи Джулианны Мур и ныне покойного Филипа Сеймура Хоффмана. Двум лауреатам «Оскара» отчаянно нечего играть в кадре, и поэтому действие перемещается в разрушенный военными действиями Капитолий. И вот тут возникает вышеупомянутая сцена на 50-й минуте. И если бы Фрэнсис Лоуренс продолжал в том же духе все оставшееся время, то вторую «Сойку-пересмешницу» можно было бы смело рекомендовать к просмотру. Но нет! Следующий час мы наблюдаем за слезливо-сопливыми диалогами любовного треугольника Китнисс-Пит-Гейл, которые периодически прерываются на бесконечные пробежки элитного отряда повстанцев из пункта А в пункт Б, где потерю бойцов особо не замечает не только отряд, но и зритель.

Пожалуй, главная проблема «Сойки-пересмешницы» заключается в том, что все персонажи (которые в книге прописаны куда глубже) здесь превратились в статистов. Особенно это касается Пита Меларка в исполнении Джоша Хатчерсона. Он и в предыдущих сериях-то не особо блистал, а здесь окончательно превратился в обузу, который только и делает, что ноет и мешается под ногами. Внятного объяснения, зачем вообще Пит нужен во всей этой истории, Фрэнсис Лоуренс так и не дает, и когда Пит в очередной раз просит «Убейте меня!», зритель полностью поддерживает эту суицидальную инициативу.

Еще более невнятным героем не только этого фильма, но и всей франшизы оказался Гейл, которого играет Лиам Хемсворт. Персонаж из серии не рыба, не мясо. Вроде бы и должен создавать интригу, но не получается.

При общей безликости персонажей Лоуренс зачем-то увел на задний план Вуди Харрельсона и Элизабет Бэнкс, которые спасали первые три части своей эксцентричностью. Что касается главной звезды фильма, то Дженнифер Лоуренс к финалу франшизы, видимо, так устала, что мастерски слилась с общим серым фоном.

Не так должна была закончиться история борьбы девушки из провинции с могущественным тираном. Последняя серия «Голодных игр» заставляет с грустью вспоминать об эпичных финалах «Гарри Поттера» и даже «Сумерек», ибо по общей унылости она дает фору обеим частям своему заменителю «Дивергенту».

Загрузка...