Опубликовано: 763

Тот редкий, кто полностью

Тот редкий, кто полностью Фото - aedus-design.ru

Дмитрия Александровича Пригова издадут собранием сочинений.

28 ноября, в первый день работы московской книжной ярмарки Non/fiction, издательство "Новое литературное обозрение" представит первый том собрания сочинений Дмитрия Александровича Пригова - поэта, художника, ярчайшей фигуры неподцензурного искусства 1960-2000-х годов. Один из основателей московского концептуализма впервые удостаивается издания, хоть сколь-нибудь претендующего на адекватный охват - и пока одни спрашивают, кому это надо, другие задают вопрос, почему это происходит так поздно. 

В преддверии презентации "Лента.ру" побеседовала с филологом Марком Липовецким - профессором Университета Колорадо, специалистом по русскому постмодернизму, куратором собрания сочинений Пригова и редактором-составителем первого выходящего тома. 

Пригов сейчас - классик? 

Марк Липовецкий: Пригов - безусловно, классик, но особый. Первый сборник статей о Пригове, вышедший также в издательстве НЛО, назывался "Неканонический классик", и это очень точное определение. В отличие от Бродского, который стал завершителем классической традиции, включившей в себя и русской модернизм, Пригов оказался центральной фигурой той новой русской литературы, которая сложилась в андеграунде 70-80-х годов и которая переплавила опыт модернизма и авангарда в нечто новое - то, что можно неточно описать термином "постмодернизм", а вернее было назвать контркультурой. Не забудем и о фантастическом универсализме Пригова - поэта, художника, автора и участника перформансов.

Он даже в опере пел! Конечно, немыслимо все это втиснуть в бумажное издание, можно лишь создать представление о масштабе приговского творчества. Ведь это творчество, увиденное в целом, представляет собой критическую переработку всего корпуса современной Пригову культуры. Вагнер, кстати, очень любимый Приговым, когда-то ввел понятие Gesamtkunstwerk, тотальное произведение искусства. Пригов создавал такое "тотальное произведение" (о чем не раз сам говорил), представляющее собой комического двойника всех возможных (и даже потенциальных) авторитарных и авторитетных позиций, пафосов, риторик, культурных архитектур и тому подобного. И в этом смысле он не только неканонический, но и антиканонический классик, что само по себе парадоксально. К сожалению, школьные представления о литературе продолжают определять отношение к современным культурным явлениям, которые, по своей природе, требуют совершенно иного восприятия. Возможно, это звучит слишком самонадеянно и чересчур оптимистично, но я верю в то, что, внедряя взгляд на Пригова как на классика нового типа, мы одновременно утверждаем в правах модель новой культуры, не стремящейся порождать гармонии, а вызывающей дискомфорт в отношениях человека с обществом и миром в целом. 

Понятно, что никакое собрание сочинений Пригова истинно полным быть не может: поэт сознательно работал рекордными темпами, обычно говорят о 36 тысячах написанных им стихотворных текстов. Что на самом деле издает НЛО? И как тома этого заведомо неполного собрания сочинений будут выстроены? 

Вы совершенно правы, это неизбежно неполное собрание сочинений. Более того, сама структура собрания - автором идеи является Ирина Прохорова - в высшей степени необычна. Из пяти томов четыре организованы вокруг одного из главных прозаических произведений Пригова: "Монады" - вокруг "Кати китайской", "Монстры" - вокруг "Рената и Дракона", "Москва" - вокруг "Живите в Москве", "Места" - вокруг "Только моей Японии". А последний из запланированных томов - "Мысли" - будет включать приговские теоретические статьи, манифесты и программные интервью. Поскольку свои прозаические книги Пригов писал в 2000-е годы, каждый из томов, организованных вокруг прозаических текстов, будет представлять собой срез всего творчества Пригова под определенным углом зрения. Этот угол - тематический или, точнее, философский - задается как раз завершающим том романом. 

При этом в каждый из томов входят произведения разных жанров - не только стихотворные циклы, но и поэмы, пьесы, азбуки, новеллы. В каждом из томов будет ранний, зрелый и поздний Пригов. В том "Москва" войдут и стихи из так называемого "ахматовско-пастернаковско-заболоцко-мандельштамовского компота" - то есть принадлежащие доконцептуалистскому периоду. 

Поэтому каждый том можно читать изолированно от остальных, но мы также надеемся, что все вместе они создадут стереоскопический образ Пригова, далеко, очень далеко выходящий за пределы устоявшегося представления о "певце Милицанера". Мне хочется верить в то, что после публикации всех томов читатель увидит нового, неведомого еще Пригова - крупного мыслителя, иронического философа, сложного лирика и смелого новатора в области стиховой формы, блистательного драматурга и создателя полифонической прозы нового типа. А еще - очень умного и масштабного теоретика современной культуры. 

Учитывая объемы написанного поэтом, текстологическая работа должна быть непростой. Работали ли вы с рукописями и черновиками? Войдет ли в собрание сочинений ранее неопубликованное? 

Да, конечно! Благодаря вдове Дмитрия Александровича Надежде Георгиевне Буровой весь коллектив, работающий над собранием, получил доступ к оцифрованному архиву Пригова. Надо сказать, в архиве практически нет черновиков. Большую его часть составляют так называемые "книжечки" - отпечатанные на четвертушках папиросной бумаги и сшитые в брошюрки сборники стихов, а также машинописи статей, пьес, прозы. Очень многое из архива войдет в собрание и уже вошло в том "Монады". Однако мы сознательно стремимся соединять известные тексты Пригова с еще не публиковавшимися или выходившими в малодоступных изданиях. Опытный читатель Пригова найдет в этих томах свои любимые стихи, но они появятся в новых контекстах, что, на мой взгляд, неизбежно изменит их восприятие. 

Для кого это издание - для давних читателей Пригова или же оно подходит и для первого знакомства? Оно научное или популярное? Если первое, то какой в нем научный аппарат? 

В том-то и дело, что мы пытаемся создать такое издание произведений Пригова, которое подойдет и для первого знакомства, и для исследовательской работы. Конечно, это еще не научное издание - для него еще не пришел срок. Надо сначала издать если не все, то большую часть написанного Приговым. В настоящий момент, как мне кажется, издано около 60 процентов приговских текстов. Наше собрание, думается, восполнит эту лакуну. 

В наших томах в основном нет комментариев. Но каждый том сопровождается развернутой статьей, написанной составителями, в которой объясняется не только логика организации материала, но и внутренняя логика той стороны творчества Пригова, которую представляет данный том. А составляют тома такие известные специалисты по современной русской культуре, как Георг Витте и Бриджит Обермайер, Дмитрий Голынко-Вольфсон, Сабина Хэнсген, Илья Кукулин. Каждый из них не раз писал о Пригове. Обермайер также является составителем собрания стихов Пригова (1963-1981), выходящего в Мюнхене. Поэтому за каждой вступительной статьей, да и за продуманной составителями структурой каждого тома стоит определенная научная концепция. Так что в этом отношении наше собрание представляет и несколько научных подходов к пониманию и интерпретации творчества Пригова. 

Кроме того, каждый том оснащен алфавитным указателем, а в последнем томе будет сводный алфавитный указатель по всем томам. К этому же последнему тому (который мы надеемся выпустить в 2014 году) также будет приложен DVD с видео- и аудиозаписями выступлений и перформансов Пригова. Кстати, пользуясь популярностью вашего издания, я хотел бы обратиться с просьбой ко всем, у кого могут оказаться такие записи: пожалуйста, поделитесь ими с НЛО, предоставьте нам возможность включить ваши записи (особенно, если их качество приближено к профессиональному) в собрание приговских произведений. 

Будет ли представлен в собрании сочинений Пригов-художник? 

Да, в каждом томе будет цветная вклейка с репродукциями некоторых визуальных серий Пригова. А в последний том будут включены стихограммы - визуальные композиции из слов, которые Пригов с виртуозным мастерством создавал с помощью обычной пишмашинки. 

Понятно, что вопрос некорректный, но все же - чем бы Пригов занимался сейчас, в 2012 году, учитывая его феноменальное умение опережать время (достаточно вспомнить, что перед смертью он планировал совместную акцию с тогда еще никому неизвестной группой "Война")? 

У меня нет сомнений в том, что Пригов стал бы одним из интеллектуальных лидеров протестного движения, я также убежден в том, что он выступал бы в поддержку Pussy Riot. Oднако для того, чтобы представить, что Пригов написал бы сегодня, нужно быть Приговым. А его отсутствие, отсутствие центральной фигуры в современной русской контркультуре, на мой взгляд, очень ощутимо. 

Какое стихотворение Пригова вы бы поставили эпиграфом к собранию сочинений? 

Разумеется, это мой личный выбор. Но я бы поставил эпиграфом ко всему собранию вот этот текст из цикла 2006-го года "Некая дневниковость что ли": 

Сжигать все до последней птицы
И убегать в свою берлогу –
Такой вот партизанский принцип
И выше - партизанский логос
Не то, чтобы здесь всякий занят
Подобным, но мы партизане
Отчасти
Все
Отчасти
Кроме тех редких, кто
полностью

Пригов был, конечно, тот редкий, кто полностью. Собственно, он и был воплощением этого "партизанского логоса". 

Загрузка...