Опубликовано: 112

театрр

Как известно, новый театральный сезон в Государственном академическом театре для детей и юношества Казахстана им. Н.Сац  открылся премьерой спектакля «Тряпичная кукла» по пьесе У. Гибсона.

После спектакля состоялось небольшое импровизированное заседание «круглого стола» с участием журналистов и студентов КазНУ, на котором шла речь о состоявшейся премьере, планах театра на открывшийся сезон, о работе актеров, режиссеров, о том, каким должен быть настоящий театр для детей и юношества.

Е.Брусиловская, корр. газеты «Казахстанская правда».

- Как всегда в спектакле, или, как вы пишете в программке,  музыкальной истории, много музыки. Это уже в традиции театра?

С.Усманов. режиссер.

- Да,  это ведь детский  театр. Юные зрители  знакомятся с какой-то драматической историей,  и музыка им помогает лучше понять ее, лучше раскрывает какие-то ситуации. И главное, дети учатся слушать хорошую музыку, привыкают к ней. Мне вообще хотелось бы, чтобы потихонечку наш театр становился музыкальным. Ведь музыка - это все-таки великая вещь. Музыкальным оформлением данного спектакля  у нас занимал Максим Германцев. Он хорошо разбирается в джазе, в музыке к американским фильмам, мюзиклам. Хотя наш спектакль - это все же не совсем мюзикл, так как мюзикл предполагает живое исполнение. Но, думаю, мы со временем обязательно перейдем на живое пение.

- Спектакль интересен взрослым. А для какой аудитории вы ставили спектакль?

- Я бы назвал этот спектакль семейным. Ведь жизнь детей и взрослых так взаимосвязана! Вот и в нашем спектакле:  папа пьет, мама хочет стать звездой, и все это отражается на их маленькой дочери Марселле…  Не надо бояться этих тем. Также в пьесе  интересен, на мой взгляд,  мир кукол. А если взглянуть на приключения кукол философски, поневоле задумаешься: а не бываем ли порою мы сами куклами в своей жизни?

Думаю, маленькие дети воспринимают в спектакле что-то свое.  Дети постарше –глубже смотрят на спектакль… Дай Бог, чтобы родители, которые сидят в зале, правильно воспринимали спектакль. Вообще мне бы не хотелось все наши  спектакли делить на детские и взрослые. Кто-то спросит, например: стоит ли пятилетнему ребенку показывать, скажем, «Ромео и Джульетту»?  Думаю, стоит. Ведь нам только кажется,  что дети что-то не понимают. А они порою  понимают все очень хорошо. А иногда понимают суть даже лучше чем мы. Воспринимают все  гораздо острее, интереснее, чем взрослые.

Е.Брусиловская. Детский театр должен быть в какой-то мере воспитателем юного поколения. Вот и  в сегодняшнем спектакле  звучат такие понятия как жертвенность, любовь…

С.Усманов. Для чего нам нужно сердце? Чтобы им делиться. Если ты можешь кому-то отдать кусочек сердца, это здорово. 

Л.Мананникова, пресс-секретарь ТЮЗа им.Н.Сац.  Султан Алимжанович,   спектакль  «Тряпичная кукла» - непростой для восприятия детей, и я подумала:  может, это и правильно? Пусть наши юные зрители, приходя в театр,  растут духовно, нравственно, тянутся вверх, и даже если пока что-то не поймут, – это не страшно…

С.Усманов. Тут два варианта: либо  театр ведет зрителя  за собой, либо  идет за  вслед зрителем. Последнее плохо. Спектакль «Три поросенка» – это, конечно,  здорово, он нужен для какого-то возраста, но ведь необходимо и серьезные вопросы поднимать. На то мы  и Театр. Мы должны вызывать зрителя, в том числе юного,  на размышления. Приучать его к серьезной драматургии. Запретных тем быть не должно.

Л.Мананникова. Я восприняла  это спектакль, как переход нашего театра на какой-то новый этап.
С.Усманов. Вы правильно это почувствовали. Мы бы очень этого хотели. Мы, когда начинали работать над спектаклем, сказали друг другу: давайте попробуем создать немного другой театр,  сделаем что-то, что бы отличалось от того, что мы делали до сих пор. Пусть что-то удастся, что-то не удастся… Хотя я осознаю, что пока в спектакле масса проблем и это мои проблемы.

Татьяна Костюченко, актриса, исполнительница роли куклы Реггеди Энн.

- Над спектаклем работалось тяжело, но прекрасно. А в  финале было абсолютно точно сказано: мир исцеляет любовь. Спектакль поднимает очень нелегкие проблемы, признаюсь: у меня даже… заболело сердце. И с Султаном Алимжановичем то же самое было. Ведь актеры отдались этому спектаклю полностью. В спектакле у нас собралась очень хорошая команда. Даже когда не надо было репетировать и  Султан Алимжанович говорил: «идите», мы, актеры, все «куклы» и Марселла, говорили: «Нет-нет, мы еще посидим». Мы любили спектакль и друг друга. И я думаю, вот эта любовь к спектаклю и друг к другу в зал и попала. Единственно жалко, что работа закончилась.

Е.Брусиловская: Вам в спектакле пришлось много петь, двигаться…

Т.Костюченко. А в ТЮЗе у нас на каждом спектакле так. У нас что ни спектакль,  то  обязательно песни и танцы. Без этого никак нельзя. И это все для нас абсолютно нормально.  Было тяжелее эмоционально, потому что в пьесе все было очень тонко. Какие-то сцены не получались,  и я мучительно  думала: почему?

Л.Мананникова. Рядом со мной сидела девочка  с мамой. И когда в спектакле Марселле надо было простить свою маму, девочка эта что-то спросила у своей мамы и та ей ответила: «Вот сейчас Марселла простит свою маму и выздоровеет».

С.Усманов. Видите,  как здорово. А я даже не думал об этом. Эта фраза чего-то стоит. Только ради нее и стоило ставить наш спектакль. А мне рассказала исполнительница роли Мамы наша актриса Ольга Бобрик: вчера ее дочка легла спать и взяла с собой в постель кукол – в надежде, что куклы ночью оживут и с ней произойдет что-то чудесное.

Т.Костюченко. Я тоже расскажу. Сердечки, которые у нас светят в конце спектакля, я ходила  покупать со своей восьмилетней  дочкой. Объяснила ей, что моя героиня – кукла -  отдает сердце   девочке Марселе, чтобы спасти ее. Потом дочка  стала читать мне стихотворение, читала очень хорошо. Я ее похвалила. «Мама, -  сказала она, - ты не понимаешь! Это же все рождается из сердца!»  Я удивилась:  откуда ребенок знает такое? А потом вспомнила: я же только что ей все объяснила. Так что, думаю,  наш спектакль «попадает» в детей.

Е.Брусиловская. Скажите несколько слов о Камерной сцене. У вас там идут очень интересные спектакли. Например, «Женитьба» Гоголя.

Н. Г.Горобец, директор театра.  Камерная сцена у нас экспериментальная. Надеюсь, что и дальше на ней будут идти интересные спектакли. В ближайшее время  оканчивает театральный институт группа наших актеров, думаю, мы им предложим поставить что-то на Камерной сцене…
Л.Мананникова. Татьяна, будучи ассистентом на спектакле «Тряпичная кукла», вы вошли во вкус режиссерской работы?

Т.Костюченко. Это такой сложный вопрос! Технически я вроде все понимаю. Сначала показалось все просто, интересно, а потом, когда сталкиваешься с какими-то трудностями, понимаешь: все не так просто. Там столько всего!

Л.Мананникова. Я волнуюсь, не захотите ли вы после этого опыта поменять актерскую профессию на режиссерскую?

Т.Костюченко. Можно будет совмещать, наверное…

Н.Горобец. Все-таки мы рассчитываем на совмещение. Мы, конечно, не хотим лишаться таких актрис, как Татьяна.

Е.Брусиловская. Я вижу у вас в театре новое пополнение…

Н.Горобец. Да, вы видели их и сегодня. Это Никита Коньшин в роли Энди, Алексей Новоселов – один из докторов… Только недавно  к нам пришел новый актер. Мы его сразу предупредили: вы пришли  в ТЮЗ и  вам у нас придется играть не только глубокие психологические роли. Еще хочу сказать о мюзиклах. Возможности для их постановки  у нашей труппы есть. У нас  талантливые актеры, которые могут все. К сожалению, пока «петь вживую» нам мешают чисто технические проблемы. Когда мы их решим, у режиссера будет больше возможностей. 

Т.Костюченко. А как нам, актерам, этого хотелось бы!  Будет же совсем другое восприятие зрителя! Даже если  кто-то сфальшивит, все равно это будет искренне. Наши актеры хотят петь! Каждый вокальный номер гораздо лучше «стреляет в зрителя», если «песня живьем». Каждый раз ты поешь по-разному, а когда – запись – это данность – все одинаково. Если я вижу чьи-то глаза и вижу, что я в этого человека попадаю, это очень радует. 

Н.Горобец. Живой звук берет за живое. Это тот самый контакт, который  ничем не заменить.
Ю.Миленькая, корр. газеты «Литер».  Да, важен контактом со зрителем – глаза в глаза. И думаю, что в ТЮЗе это есть больше, чем в любом другом театре.

Е.Брусиловская. ТЮЗовский непосредственный  зритель всегда гораздо сильнее реагирует на то, что происходит на сцене, а когда актер задает зрителям какой-то вопрос, хором отвечает весь зал,  и актерам это важно.

Т.Костюченко. Конечно! Одно дело, когда мы репетируем и режиссер нас исправляет, а другое – когда на нас смотрят зрители. Во время репетиций мы не можем себе представить, какая будет у детей реакция на нашу игру. Вот  сегодня, на премьере, мы опробовали наш спектакль на общем, так сказать, зрителе. Теперь мы знаем, какие кусочки играть побыстрее, где сделать паузу.

С.Усманов. Я бы сказал, что спектакль только сегодня начинает рождаться. Два-три спектакля и все станет на свои места.

Л.Мананникова. Мне понравилось сравнение Андрона Кончаловского, который сказал, что во время репетиций актеры словно ходят по канату, который лежит на земле, а на сдаче и премьере этот спектакль уже зависает над пропастью. Вот попробуй и пройдись!

Т.Костюченко. Хороший актер всегда чувствует дыхание зала, и если ты дышишь в унисон с залом, тогда все в порядке.

Малика Даулбай, корр. газеты «Новое поколение». Я хочу тоже поделиться своими наблюдениями над реакцией зрителей. Когда вы, Татьяна,  появляетесь из-под кровати, одна девочка взволнованно спросила  у мамы: и она все это время там лежала?

Т.Костюченко. Как раньше говорили: тяжела и неказиста жизнь советского артиста!  (Все смеются)

С.Усманов: Видишь, Таня, как за тебя переживают зрители!

Т.Костюченко. Вы бы, Султан Алимжанович, так переживали! Ладно бы только я, все же артисты так сидят! Я под кроватью хоть подвигаться могу, а ведь актеры и в ящике сидят! И Генерал Ужас, и кукла Энди…

Н.Горобец. Такова профессия! А из зала все выглядит  красиво.

Т.Костюченко. Ради того, чтобы посмеяться, еще расскажу. Просто сидеть под кроватью – это еще что. А вот когда у меня еще кукла в руках была,  и ею работать надо было, вот где ужас!   Мне надо было, чтобы ноги мои были в одном месте, голова не торчала… Рука у меня автоматически выдвигалась  километра на два. Надо было, чтобы мои голову, руки и ноги зрители не видел,  и чтобы игрушечное сердце горело... Те, кто наблюдают за моими телодвижениями за кулисами,  смеются: мне такой гуттаперчевой приходится быть… 

Л.Мананникова. Справилась Татьяна таким образом со своими актерскими задачами, Султан Алимжанович?

С. Усманов. Думаю, вам было виднее.
Л.Мананникова. На мой взгляд, справилась блестяще. А на какой спектакль надо придти журналистам, чтобы все было «в ажуре»?
С.Усманов. По классическим канонам на десятый. Вся шелуха уходит, все становится на свои места. Спектакль по-настоящему оживает… 
Е. Брусиловская. Расскажите, пожалуйста, о ваших планах на этот сезон.
С.Усманов. Мы начали работу над «Ревизором» Гоголя. Правда, мы не стали брать классический вариант. У нас будет музыкальный спектакль «Инкогнито из Петербурга». Сюжетная линия та же, герои те же, но это более легкий вариант, что ли… Попытаемся петь в живую. Кроме того, скоро  Новый год. Последние три года новогодние спектакли у нас непростые. В прошлом году мы ставили «Щелкунчика», например. В этом году мы хотели  поставить какую-нибудь сказку по русским мотивам и остановились на «Морозко».
Е.Брусиловская. Сказка тоже будет музыкальная?
С.Усманов. Да, конечно. Вы же чувствуете, что мы в эту сторону и идем -  в сторону музыки. Хочется запеть! А со временем взяться за серьезный большой мюзикл.
Юлия Миленькая, газета «Литер». А как вы относитесь к тому, что сейчас серьезные вещи адаптируют для молодежной аудитории?
С.Усманов. Я неплохо к этому отношусь, потому что любой путь к сердцу зрителя – это Путь. Ведь основная наша цель – приход зрителей. Идет к нам зритель – театр есть, не будет его – театра нет. Театр – это несколько слагаемых: сцена – страсти, чувства – зрители. Каждое посещение театра – это своеобразная прививка любви к нему.
Н.Г.Горобец. Султан Алимжанович вкратце рассказал о наших ближайших планах, и я с ним абсолютно согласна. Так как наш театр воспитывает зрителя, то мы  должны время от времени все составляющие этого нашего воспитания приподнимать  на новую высоту. А то,  чему учит спектакль «Тряпичная кукла»,  - просто бесценно. Мы даже готовы к тому, чтобы дети поплакали на нашем спектакле. Мы должны научить их состраданию, соучастию, научить их делиться тем, что не продается и не покупается – Душой. К сожалению,  нынешние дети живут в мире, девиз которого «купи-продай», в мире, в котором много «стрелялок-страшилок». Сегодня  очень сложно сохранить Душу. У нас в театре практически все спектакли говорят об этом. Кроме того, хочу подчеркнуть, что ТЮЗ в свое время рождался, как семейный театр, не брал на себя только развлекательные функции, и мы всегда радуемся, когда к нам в театр приходят родители, бабушки и дедушки с детьми.
Что касается планов театра, ближайшие Султан Алимжанович озвучил, но я бы не хотела раскрывать все наши планы. Пусть они будут сюрпризом для зрителей. Ну а если говорить о сегодняшней премьере, то я согласна: это новый шаг в нашем театре. Это мнение высказали и зрители – наши друзья, которые были на спектакле. Мы будем стараться, чтобы новые наши постановки шагом назад точно не были. Только вперед.
Е.Брусиловская. Вы планируете спектакли для зрителей всех возрастов?
Н.Горобец. Мне кажется, самые проблемные наши  группы – это молодежь и самые маленькие наши зрители. Да, у нас в репертуаре есть «Волк и семеро козлят», «Малыш и Карлсон», «Красная шапочка»… Да, каждый год подрастают и приходят к нам в театр самые маленькие зрители, но мы хотели бы, чтобы и наши постоянные зрители росли вместе с театром. А удивить их чем-то сегодня сложно. Вот почему  мы всегда в поисках новых пьес. Мы объявили конкурс на лучшую пьесу на молодежную тематику. Пока наши писатели думают, мы решили: спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Приглашаем участвовать в конкурсе всех желающих. Уже подано на конкурс 10 пьес. В жюри входят наши актеры и режиссеры:  люди, которым предстоит воплощать написанное на сцене. Думаю, может,  таким образом мы приблизимся к современному репертуару…
Спасибо вам, что пришли к нам сегодня. Надеемся, мы вас не разочаровали. Думаю, и разговор наш сегодня получился интересный. Словом,  до новых встреч! 

Загрузка...