Опубликовано: 537

Старая как мир сказка

Старая как мир сказка

С 2009 года схема распределения денежных потоков в российском кино кардинально поменялась.

Споры о том, хорошо это или плохо, ведутся до сих пор - самая свежая порция комментариев от деятелей главнейшего из искусств появилась в "Новых известиях" в понедельник, 6 сентября 2010 года. Более того, с августа этого же года к обсуждению новой схемы финансирования присоединилась Федеральная антимонопольная служба, которая признала ее (эту самую схему) плохой и направила соответствующее письмо в правительство РФ.

Как ни странно, но чем больше возмущаются киношники, тем больше ситуация начинает напоминать знаменитое "а вы, друзья, как ни садитесь, все в музыканты не годитесь". Однако обо всем по порядку.

Две схемы

Начнем с основных фактов, касающихся государственной поддержки кинематографа. Раньше распределением средств занималось Министерство культуры - оно рассматривало заявки от творческих коллективов и раздавало деньги. У этой системы был один основной недостаток - отсутствовала внятная система контроля за исполнением обязательств со стороны кинематографистов. Например, производство фильма "Обратная сторона Луны", на который выделили 34 миллиона рублей, было поручено компании с уставным капиталом в 10 тысяч рублей. Разумеется, получив деньги, компания отказалась от производства картины, сославшись на творческие сложности.

Если же компания приступала к производству, то это только добавляло Министерству культуры головной боли - существовала высокая вероятность того, что на руках у чиновников окажется недоделанный проект, в который уже вложены солидные средства. В такой ситуации не оставалось ничего другого, как заключать с недобросовестными производителями еще один контракт. А потом еще один. И еще. По данным проверки, проведенной Счетной палатой, типичной была ситуация, когда контракты перезаключали по 4-5 раз, из-за чего время производства картин (а, следовательно, и их стоимость) увеличивалось иногда в 2-3 раза. В общем, по результатам уже упоминавшейся проверки, в 2008-2009 годах российские киностудии не выполнили в полном объеме ни одного контракта из 958 заключенных на общую сумму в 6,2 миллиарда рублей.

Нет ничего удивительного в том, что увидев столь впечатляющие результаты, схему распределения средств решили поменять. Так в 2009 году на свет появился Фонд социальной и экономической поддержки отечественной кинематографии, которому и было поручено распределять основную долю средств - только в 2010 году фонд должен был раздать 2 миллиарда рублей. За Министерством культуры оставили право поддерживать дебютные ленты, документальное кино, анимацию, игровые фильмы для детей и авторские работы.

Фонд предложил стратегию распределения, во многом отличающуюся от старой: деньги было решено давать не кому попало, а только серьезным игрокам на российском кинорынке, коих набралось 8 штук - "СТВ", "Дирекция кино", "Тритэ" Никиты Михалкова, "Базелевс" Тимура Бекмамбетова, "Централ Партнершип", "Профит", Art Pictures Федора Бондарчука и "Рекун". Кроме того, на что тратить деньги (а лидеры получали по 250 миллионов рублей), каждая компания из списка решала сама.

Преимущества (по крайней мере, теоретические) данной схемы довольно очевидны. Во-первых, пропадает возможность заключать дополнительные контракты. Во-вторых, серьезность участников мероприятия позволяет исключить возникновение ситуации, аналогичной истории "Обратной стороны Луны". В-третьих, создатели заранее знают объем денежных средств, а, следовательно, могут рассчитывать свои силы, а не выбивать деньги под уже написанный сценарий, который потом еще, может, и править придется из-за творческих и финансовых трудностей.

Еще хуже

Разумеется, у новой схемы достаточно быстро нашлись противники, а куда же без них?

Так, в апреле 2010 года компания "Правовой департамент" в интересах неназванной продюсерской компании обратилась в Федеральную антимонопольную службу с просьбой провести проверку методов отбора, которыми пользовался Фонд поддержки кинематографии при определении лидирующих компаний. Как оказалось, список составлялся на основе рейтинга, подготовленного компанией Movie Research, который, в свою очередь, использовал для оценки компаний факторы, лишившие многих игроков кинобизнеса возможности попасть в верхние строчки рейтинга.

Обо всем этом "Ведомостям" рассказал глава "Правового департамента" Дмитрий Дмитриев, не уточнив, правда, что это за критерии. Примечательно, что ранее в СМИ уже упоминались странности, касающиеся отбора лидеров киноиндустрии. Так, например, при оценке студий учитывались фильмы, выпущенные за последние 10 лет, однако в актив некоторых студий были записаны еще не выпущенные в прокат картины. Сами Movie Research, понятное дело, пытались отделаться дежурным и разумным "рейтинг - на то и рейтинг, что в нем кто-то оказывается снизу, а кто-то сверху". Однако эти аргументы не произвели на ФАС должного действия, и служба выступила с протестом против новой системы, направив соответствующий запрос в правительство на имя вице-премьера Александра Жукова, чем фактически признала победу "неназванной продюсерской компании" над государственным Фондом поддержки кинематографии.

А ведь если верить "Новым Известиям", то не попавшим в заветный список киношникам (а к ним как раз и относится "неназванная продюсерская компания") сейчас приходится очень нелегко. Вот, например, что говорит по этому поводу Алла Сурикова (у которой, кстати, совсем недавно вышел фильм "Человек с бульвара Капуцинок" - продолжение ее же комедии 1987 года "Человек с бульвара Капуцинов"):

"Я спрашиваю у моих коллег, не попавших в число избранных: ну как? Они разводят руками: а никак, – рассказала Сурикова корреспонденту "НИ". – Одна надежда, что очередной эксперимент с отечественным кино – ненадолго <...> Но с каждым годом улыбаться все сложнее: финансирование уменьшается, а имя ронять не хочется. Вот и бегаю с протянутой рукой: подайте на воду и цветы..."

А вот что сказал изданию режиссер Алексей Попогребский:

"Думаю, коллапса не будет, но нам, кинематографистам, не попавшим в число "мейджоров", работать будет сложнее, и особенно трудно будет тем, кто хочет снять не тупо массовое кино, а своеобразный арт-мейнстрим."

Как быть

Несмотря на естественное желание встать на сторону этой анонимной маленькой, но гордой компании, в данном случае не очень понятны цели жалобы. Приостановить финансирование? Но деньги многим компаниям уже выделены, а некоторые даже объявили список проектов, на которые их планируется потратить. Да и если согласиться с претензиями, то где гарантия, что через год другая анонимная компания не решит, что и ее тоже обидели? В таком случае, быть может, целью было изменение системы? Однако навряд ли ежегодное изменение схемы финансирования пойдет кино на пользу.

Да и не может быть осмысленного ответа на довольно дурацкий вопрос - какая система хуже. Уже сейчас понятно, что никакого ощутимого влияния на ситуацию с кино в России, по крайней мере в ближайшие несколько лет, новая система не окажет (об этом, например, "Новым Известиям" говорит Борис Хлебников). И дело тут, вероятно, не в государстве, а в самих киношниках, не умеющих соизмерять амбиции и возможности. Ведь отчего-то снимают за рубежом такие люди, как Гарет Эдвардс, зрелищные фильмы с бюджетом в 15 тысяч долларов, которые потом выходят в широкий прокат. Быть может, не стоит государству поддерживать киноиндустрию вообще? В конце концов, каждый выживает в одиночку.

Загрузка...