Опубликовано: 493

Спектакль Важди Муавада на Чеховском фестивале

Спектакль Важди Муавада на Чеховском фестивале

Спектакли Важди Муавада называют то мыльными операми, то «античными трагедиями на актуальные темы». Это не мешает канадскому режиссёру ливанского происхождения оставаться одним из лидеров мирового театрального процесса и со знанием дела рассказывать зрителю о трагедиях и способах их пережить.

Сегодня он сделает это со сцены Театра имени Пушкина, передает «Новости культуры». В программе IX Чеховского фестиваля – «Три сестры» Важди Муавада, постановка для квебекского театра «Трезубец». Сам автор постановки восьмилетним мальчиком бежал из охваченного гражданской войной Ливана на Запад, где забыл родной язык, зато нашел свою тему в режиссуре. 

Режиссер-путешественник, Важди Муавад знает очень много секретов, позволяющих создать домашнюю обстановку, даже когда находишься за тысячи километров от дома.

«Мы с артистами просто садимся обедать, и каждый рассказывает какую-то свою историю: что с ним происходило в дороге, как он себя чувствует, - говорит режиссер. - Когда мы после этого семейного обеда отправляемся репетировать, все чувствуют себя отдохнувшими и спокойными».

В Москве репетиции проходили по принципу преодоления внешней стихии. Нетипичная для столицы России жара была неожиданностью для канадских актеров. Правда, они дисциплинированно не сбавляли темп работы.

Важди Муавад признается: «Я первый раз в этом театре – Театре Пушкина, здесь, конечно, особая аура. Чувствуется, что на сцене было сыграно очень много по-настоящему живых спектаклей, и вообще происходило множество драматических событий. Я бы сказал, что этот театр полон романтики. Увы, его единственный недостаток в том, что он не рассчитан на такую погоду, и нам, правда, очень жарко. Но мы будет стараться это преодолеть!».

Преодолевать самих себя актерам не приходится, они играют эту пьесу с почти чувственным удовольствием, каким бы кощунственным не казалось это определение по отношению к Чехову. Так или иначе, эмоциональный градус происходящего на сцене вполне соответствует зашкаливающим температурам нынешнего московского лета.

Режиссер сразу предупредил, что канадские актеры не будут играть «нечто русское», поскольку никогда в России не были и ничего о ней не знают. Они должны найти в пьесе свою тему.

Лиз Кастонгэ, исполнительница роли Ольги, говорит: «Мне близка тема двоякости таких понятий, как "семья", "корни". С одной стороны, это надежный тыл, но ведь с другой – иногда и тюрьма, камень на шее, который не позволяет личности развиваться».

Исполнительница роли Ирины, актриса Анн-Мари Оливье считает: «Беда Ирины в том, что она не вышла из подросткового возраста. С ее пылом, максимализмом она причиняет боль другим, даже не осознавая этого. В конце концов, эта неосознанная жестокость обрушивается на нее саму».

Сам Важди Муавад, успешный драматург, взялся, - что с ним редко происходит, - за чужую пьесу, потому что история «Трех сестер» очень напомнила ему историю собственной семьи.

Правда, родители Муавада все-таки переехали в Париж, но не потому, что обладали более решительным характером, чем Прозоровы, а из-за внешних обстоятельств: на их родине, в Ливане, вспыхнула гражданская война. Тему войны и мира, вернее, мира, который все время находится на грани войны, Муавад подчеркивает в каждом своем спектакле. Здесь дом Прозоровых напоминает то ли казарму, то ли наспех оборудованный полевой госпиталь, в котором доктор Чебутыкин меланхолично закрашивает заляпанные краской стены в белый цвет. Впрочем, светлее от этого белого не становится никому.

Загрузка...