Опубликовано: 916

Сергей Лукьяненко: один в поле – воин

Сергей Лукьяненко: один в поле – воин

Киноманы страны с нетерпением ждут премьеры фильма «Золотой воин», над которым должны были работать Сергей Лукьяненко и Тимур Бекмамбетов.

Однако, как выяснилось, этот проект в данный момент заморожен, а потому едва ли стоит ждать в ближайшее время этой громкой кинопремьеры. В интервью нашему изданию известный писатель и сценарист Сергей Лукьяненко рассказал о том, почему он отказался от работы в этом проекте, а также о продолжении своих «Дозоров».

– Я не могу рассказать подробно о проекте «Золотой воин», потому как не имею права по условиям контракта. Но это был интересный проект, я очень долго работал над сценарием, но потом, к сожалению, у продюсера резко поменялась вся концепция. Я был вынужден с ним не согласиться, сказал, что, на мой взгляд, это будет не очень хорошо. Мы по этому поводу поспорили, и в результате я из проекта вышел. Но, насколько мне известно, этот проект сейчас законсервирован и работа над ним не ведется. Однако я готов вернуться в этот проект, если мы вернемся к тем изначальным идеям, которые я предлагал.

– Это единственное предложение, которое поступило вам из Казахстана, или есть еще какие-то предложения о сотрудничестве? 

– Нет, это было единственное предложение, и поэтому я его с удовольствием принял. Во-первых, меня этот проект привлек тем, что мне предстояло снова работать с Тимуром, а это всегда приятно и интересно, тем более что у него всегда многообещающие проекты. Во-вторых, мне было приятно поработать в казахстанском проекте.

– Но «Золотой воин» не единственный проект, который, судя по всему, сегодня находится в «заморозке», до сих пор ничего не слышно о «Дозоре-3», хотя контракт был подписан еще в 2005 году…

– Да, но и это не единственный проект, который так и не был реализован, так, например, в замороженном состоянии сегодня находятся фильмы по книгам «Мальчик и тьма», «Кредо»… Возможно, все это еще будет реализовано, но пока все тихо.

Если же говорить о проекте «Дозор-3», то планы сотрудничества Россия – США были, более того, с американской стороной было подписано соглашение, но потом все это затягивалось, и в результате так ничего и не началось. Вообще, у меня сложилось такое впечатление, что американская сторона и не собиралась ничего снимать, по большому счету их основная цель была заполучить в качестве режиссера Тимура, и, как только они этого добились, этот проект стал им уже неинтересен. Голливуд не любит конкуренции, он любит талантливых людей, и, если есть возможность, он их себе забирает. Мне поступают предложения о сотрудничестве, но пока ничего конкретного я назвать не могу.

– Насколько мне известно, у вас нет специального литературного и сценарного образования, однако ваши книги стали бестселлерами, фильмы, снятые по вашим сценариям, – блокбастерами. А кем вы себя больше ощущаете – сценаристом или писателем? 

– Вы знаете, мне проще в литературе. Я с удовольствием пишу сценарий, но мне это тяжелее. При работе над сценарием у тебя слишком много начальников, и внезапно у одного из них может поменяться концепция. Вы знаете, есть такой старый анекдот, который довольно точно отражает этот процесс: «Приходит домой пьяный бухарский офицер и кричит: «Тащи мне быстрее тазик, я хочу вырвать». Ему приносят тут же тазик, а офицер уже лежит на кровати и говорит: «Нет, концепция поменялась – я обделался». Так что, когда ты пишешь сценарий, концепция периодически также кардинально меняется и все приходится переделывать, а это очень обидно. Когда же ты пишешь книгу, такого не возникает, потому как ты сам себе командир.

– Работать над «Дозорами» с Тимуром Бекмамбетовым вам тоже было непросто?

– Там концепция тоже менялась, безусловно, но там ситуация была немного другой. Изначально этот проект рассматривался как телесериал, и концепция поменялась тогда, когда руководство канала, посмотрев отснятый материал, сказало, что это уровень не телесериала, а полнометражного фильма. А на тот момент отснятого материала было уже на несколько серий. Поэтому нам пришлось многое переделывать, сокращать, и это, конечно, поменяло концепцию. То есть здесь была уже проблема не в фантазии продюсера, режиссера, а исключительно в том, что мы сами были недостаточно опытны.

– Сюжет фильмов сильно отличается от той истории, которую вы рассказали в книгах. Это было задумано изначально или вас так далеко увела перемена концепции? 

– Это как раз было следствием того, что мы ужимали уже отснятый материал. То, что изначально снималось, было очень похоже на текст книги. Но какой зритель высидит в зале шесть часов? А когда такой объем пытаешься упаковать в полтора часа, то при этом непроизвольно начинает рваться ткань повествования. И приходится одну сюжетную линию, которую нельзя рассказать коротко, менять на другую. И нам в буквальном смысле пришлось импровизировать на ходу, чтобы уже отснятые фрагменты органично соединить друг с другом. В результате сюжет ушел далеко в сторону.

– Вы остались довольны полученным результатом? 

– Я доволен в той мере, в которой это возможно. Я понимаю, что мы сделали все, что могли, и никто не старался сделать хуже. То есть понятно, что если сегодня мы бы заново начинали работать, то, наверное, и Тимур, и я по-другому строили свою работу и результат, безусловно, был бы немного иной. Но в тот момент мы делали все, что могли и как умели.

– После экранизации «Дозоров» вы говорили о том, что не собираетесь возвращаться к этой истории и все, что хотели сказать, вы сказали. Однако в прессе недавно появилась информация о том, что вы приступили к написанию «Нового Дозора». Это правда?

– Да, роман уже на треть написан. Так что я на самом деле уже немного отдохнул от «Дозоров» и, как только понял, что мне еще есть что рассказать, решил это сделать. Тем более что у читателей как у нас, так и за границей до сих пор сохраняется большой интерес. А это, безусловно, подстегивает.

Источник: "ЛИТЕР".

Загрузка...