Опубликовано: 1 1107

Семейный бюджет.Кто и за что будет платить?

Семейный бюджет.Кто и за что будет платить?

Любовь и деньги никогда не считались хорошей парой.

Нам хочется верить, что наши лучшие, чистые чувства никаким расчетам не подлежат.

В современном мире, где заработок считается безусловной ценностью, где нас постоянно вовлекают во все новые формы потребления, семейную жизнь нам хочется воспринимать как надежную, тихую гавань, укрытие от жесткого материализма. Это наш интимный мир, в котором нет места корысти и ничто не продается и не покупается… И все же это иллюзия. «Сегодня и в семейных отношениях деньги играют все более важную роль, – констатирует семейный терапевт Инна Хамитова. – Хотя в счастливых парах денежные конфликты возникают крайне редко. Партнерам, которым удается улаживать спорные вопросы совместной жизни в режиме переговоров, нет нужды выплескивать накопившееся раздражение в спорах о том, кто из них, скажем, больше зарабатывает и почему».

Раздоры из-за денег усиливаются в тот момент, когда двое переживают кризис в отношениях. «На самом деле, – объясняет психоаналитик и семейный терапевт Бернар Приер (Bernard Prieur), – партнеры ссорятся из-за иных вещей: сексуальной неудовлетворенности, нехватки заботы, невозможности заниматься карьерой… Но сформулировать подобные переживания труднее, их проще подменить «очевидными» финансовыми проблемами».

Деньги способны показать, насколько глубоки отношения между партнерами, порой помогают их закрепить или даже стать мерой доверия, которое мы испытываем к другому человеку (доверяя ему, например, ведение хозяйства). А что скрывается за организацией нашего быта? «Общий котел», раздельные расходы или нечто среднее между этими крайностями – по мнению психоаналитиков, форма ведения бюджета в нашей паре говорит о нас очень многое.

Общие деньги: желание все контролировать

«Все мое – твое, все твое – мое». «Общий котел» подчиняется логике, объединяющей пару. Такой тип отношений исходит из наиболее традиционных социальных моделей и в прошлом соответствовал классической организации семьи, в которой один из супругов (женщина) не работал. «Сегодня это условие уже не обязательно, – считает Инна Хамитова. – Такая организация бюджета может говорить и о глубокой близости между партнерами: помимо двух отдельных «я» в их паре существует большее – «мы», и выражается это в том числе и в общности материальных ценностей».

Но и при таком позитивном взгляде на отношения еще необходимо, чтобы каждый из партнеров не растворялся в совместной жизни, находил в ней достойное место. Картина не такая уж и редкая: муж приносит зарплату жене… а затем требует отчета по семейным расходам. Если одному из партнеров становится трудно самостоятельно оценивать свои действия и финансовые решения, то общий бюджет может дать другому возможность злоупотребить своей властью. Бернар Приер объясняет: «Когда мы приступаем к совместной жизни, в нас невольно начинает проявляться стремление к контролю. Оно не обязательно негативно: интересуясь тем, что купил наш партнер, мы таким образом проявляем к нему интерес. Но такой тип отношений может привести и к шпионству, и к стремлению все держать в поле зрения». Когда все без исключения покупки другого подлежат оценке и критике, в отношениях начинает раскручиваться механизм, который все больше мешает воспринимать своего партнера таким, каков он есть. Этот тип отношений создается обоими: контролируемый, как и контролирующий, стремятся к одному – стать ближе к другому члену пары. «Жертва» хочет лишь укрепить отношения, пусть даже совершая какие-то негативные поступки. «Так, женщина, пускающаяся в неоправданные траты, таким образом может выражать свое желание, чтобы муж изменился, скажем прекратив мелочиться», – объясняет Бернар Приер. «Контролер» тоже хочет быть как можно ближе к другому, никогда с ним не расставаться. Обе эти линии поведения в конце концов приводят к результату, противоположному ожидаемому. «Это самый надежный способ потерять своего партнера», – предупреждает Бернар Приер.

Раздельные траты: борьба за власть

Есть пары, в которых каждый владеет собственным банковским счетом, партнеры делят «сферы влияния», тщательно фиксируя все доходы и расходы, и вносят деньги в семейный бюджет пропорционально своим заработкам. Может быть, такое стремление к равенству и должно служить образцом по-настоящему современных отношений? «Такой финансовый режим чаще всего выбирают молодые пары, в которых оба партнера работают, – отмечает Бернар Приер. – И я нередко вижу их у себя в кабинете: они приходят на прием, отчаявшись точно расписать на своих листочках, кто, что и когда купил. Их жизнь превращается в вечную бухгалтерию, все фиксируется, так как в глубине души они постоянно соперничают». За этой тщательностью расчетов стоят личные (семейные) истории каждого партнера: соперничество между братьями и сестрами, сложности в отношениях с родителями. Или же за ворохом чисел кроются проблемы с определением собственного места в жизни: партнеры пытаются разрешить экзистенциальные сложности с помощью математических расчетов и под видом раздела обязанностей на самом деле включиться в борьбу за власть. Стоит ли отказываться от совместного ведения бюджета и воспринимать свою банковскую карточку как нечто исключительно личное? Нет, это еще один верный путь к ослаблению отношений. «Такую схему могут устанавливать те, кто ищет дистанции с партнером, таких людей близкие отношения пугают», – считает Инна Хамитова. «В парах, где каждый сам себе финансист, с очевидностью проявляется взаимное пренебрежение», – добавляет психоаналитик Жан-Жак Московиц (Jean-Jacques Moscovitz).

Наша манера вести счета – это отражение внутреннего доверия, которое мы испытываем к нашему партнеру и к собственному решению о начале совместной жизни с ним. Ничего не считать или же не хотеть рассчитывать бюджет вдвоем – все это проявления желания остаться «при своих», отказаться делиться с другим в широком смысле слова. Считать означает сознательно принимать тот факт, что тебе нечто дают, а значит, принимать другого человека. А отказ от подсчетов связан с риском нагрузить себя неким внутренним долгом перед партнером. Каждому из нас в совместной жизни надо научиться как давать, так и принимать.

Вместе и порознь: настоящее партнерство?

Теоретически синтез двух предыдущих моделей может стать идеальным решением. В общей кассе материализуется сама идея союза, воплощается связь между партнерами, а собственная банковская карточка дает каждому возможность дышать свободнее. Такая смешанная схема ближе и к равноправному партнерству в семье. Правда, неловкость может возникнуть, если один из партнеров зарабатывает меньше другого: он реже сможет позволять себе какие-то приятные вещи и будет чувствовать себя менее независимым. И такая ситуация может пробудить в нем память прошлых лишений и обид. «На самом деле многие из нас живут с ощущением того, что некогда стали жертвой несправедливости, – объясняет Бернар Приер. – Это чувство естественно для любого человека и восходит к детству: нам кажется (пусть иногда и на пустом месте), что мы от чего-то страдали – к примеру, от недостатка заботы или пищи».

Наконец, напоминает терапевт, такая альтернатива требует внутренней зрелости: «Надо быть способным принять эту данность: когда мы начинаем жить вместе с другим, наша личная зона свободы уменьшается. И кроме того, отношения в паре никогда не развиваются «по прямой». Именно деньги помогают нам заключить друг с другом символический договор – о том, что со всем мы будем справляться вместе, и в радости, и в горе». 

Загрузка...

КОММЕНТАРИИ

Quinta 19.05.2012

Thkiinng like that is really amazing