Опубликовано: 611

Сегодня исполняется 85 лет со дня рождения "забытого писателя"

Сегодня исполняется 85 лет со дня рождения "забытого писателя"

Сегодня исполняется 85 лет со дня рождения Юлия Даниэля, советского писателя, автора повести "Говорит Москва" и одного из участников нашумевшего уголовного дело середины 60-х. Сегодня имя Юлия Даниэля редко вспоминают, его книги не печатаются и даже в Интернете тексты найти непросто. 

"Я вскочил с постели и с отвращением уставился на подушку, сохранившую вмятину от моей головы. Это я там лежал? Это я запасался жратвой и закладывал двери ломом? Так чего ж я стою со всем своим великолепным пафосом разоблачения, презрения, со своей вонючей сторонней позицией? Понтий Пилат, предающий ежедневно свою собственную душу, - чего я стою?".

Имя Юлия Даниэля обычно вспоминают в привязке с Андреем Синявским, его коллегой и другом. Их одно на двоих уголовное дело - показательный эпизод из советских реалий 60-х. Писателей судили за произведения, опубликованные на Западе под псевдонимами: Абрам Терц - Синявский и Николай Аржак - Даниэль. Из напечатанного, наверное, самой известной стала повесть-антиутопия Даниэля "Говорит Москва". По сюжету, советское правительство вводит новый праздник - День открытых убийств, когда любой гражданин имеет право совершенно безнаказанно убить любого неугодного. И главному герою предстоит в этой ситуации найти возможность выжить и остаться человеком. Вот фрагмент книги, которую читает Сергей Юрский: "Да, каждый отвечает сам за себя. Но за себя, а не за того, кем тебя хотят сделать. Я отвечаю за себя, а не за потенциального шкурника, доносчика, черносотенца, труса. Я не могу позволить им убить себя и этим сохранить свою жизнь".

Синявского и Даниэля рассекретило КГБ, их произведения были названы порочащими советский государственный и общественный строй. Писатели свою вину не признали, что для советского диссидентства стало прецедентом. Даниэль в итоге получил 5 лет лагерей, Синявский - 7. Часть советских литераторов этот приговор поддержали, в их числе - Константин Симонов, Сергей Михалков и Михаил Шолохов. Другие пытались протестовать, прошел митинг на Пушкинской площади, появилось так называемое "письмо 63-х", которое подписали среди прочих Булат Окуджава, Корней Чуковский, Белла Ахмадулина, Андрей Тарковский, а также Владимир Войнович - он убежден, что сегодня сказанное Даниэлем звучит даже злободневнее, чем полвека назад.

"Это казалось сатирой, больше даже гротеском, но сейчас уже так не кажется. Политические и коммерческие убийства происходят уже практически каждый день. А если не прямые убийства, то избиения до полусмерти", - отмечает Войнович.

"Погоди, а что я буду делать? Я выйду послезавтра на улицу и буду кричать: граждане, не убивайте друг друга! Возлюбите своего ближнего!? А что это даст? Кому я помогу? Кого спасу? Не знаю, ничего не знаю… Может быть, я спасу себя. Если не поздно".

Юлий Даниэль отсидел все 5 лет, от звонка до звонка, и после продолжил печататься. Уже под другим псевдонимом, он в основном переводил чужие тексты. В том числе перевел два стихотворения латышского поэта Кнутса Скуениекса - тот примерно в одни годы с Даниэлем тоже сидел в лагерях за попытку отторгнуть Латвию от Советского Союза. Даниэль так и остался в истории литературы как один из диссидентов - отстаивал свое право на инакомыслие, боролся с цензурой. Всё это, вроде бы, уже давно в прошлом, только если не перечитать Даниэля еще раз.

Источник: сайт Вести.Ru.

Загрузка...