Опубликовано: 550

«Пункт назначения 5»

«Пункт назначения 5»

Сэм (Николас Д’Агосто), молодой человек, неудачно соединивший в своем лице черты всех девичьих кумиров сразу, отправляется на какой-то тренинг для повышения квалификации.

Вместе с ним едут бывшая девушка (Эмма Белл), лучший друг (Майлз Фишер), девушка лучшего друга (Эллен Ро), подслеповатая сисястая фифа (Жаклин МакИннес Вуд), похотливый еврей (Пи Джей Бирн) и еще целый автобусный салон обреченных. Внезапно подвесной мост, на котором они находятся, рушится, все гибнут лютой смертью. Потом все это, как повелось, оказывается пророческим видением, посланным Сэму, кажется, исключительно для того, чтобы высшие силы как следует порезвились.

Золотое правило киноязыка: хочешь напугать – не показывай источник опасности. По возможности раствори его в воздухе, да так, чтоб на весь мир хватило. На этом построены два последних фильма Ларса фон Триера и все пять серий «Пункта назначения». Сравнивать такое отнюдь не кощунственно. Любопытно даже: вот автор, виртуозно спекулирующий на собственных страхах и срывах, а вот – безымянный студийный хоррор, играющий на коллективных бытовых фобиях. Миром правит сатана, жизнь на земле это зло – к таким выводам приходили у Триера респектабельные женщины среднего возраста. В том же каждую неделю приходится убеждаться однодневным мальчикам-девочкам из проходных страшилок.

Нет, я ни в коем случае не хочу сравнивать «Антихрист» с молодежными ужастиками – скорее уж, сам Триер этого хочет. Но и ставить «Пункт назначения», особенно последнюю его часть, в неблагодарную секцию распродажных dvd тоже не стоит. Как раз из-за правила с источником смерти – он не указан, а значит он повсюду. На пресловутый саспенс, в первую очередь, понятно, работают не эти ходячие обложки журнала Cosmopolitan, а вентиляторы, кулеры и, что остроумно, статуя Будды. Где здесь спрятан на виду карающий меч, непонятно, и вот уже без лишних усилий художника-постановщика в интерьерах офтальмологической клиники мерещится камера пыток. Гибель персонажа – долгожданная развязка, освобождение от ощущения тотальности смерти, которая оказалась всего-навсего… ну там сами увидите. Поэтому большинство зрителей так наслаждается стыдобной кончиной надоевшего героя. Ради них на финальных титрах даже пустили нарезку (да, каламбур) из «любимых» моментов всех частей. Нет, конечно, миром не правит сатана – для него какие-то несолидные выходки. Скорее, жизнь – такая забавная шутка смерти.

Все это очень хорошо, но в главном касается и всех предыдущих частей. А пятая все же приятно выделяется на их фоне. Конечно, тут и 3D хорошее (а не как тогда), и спецэффекты в меру возможности тоже – режиссером здесь выступил кэмероновский технарь Стивен Куэйл. Но в остальном, казалось бы, все, как обычно. Главный герой с подоспевшим вовремя видением. Сериальные актеры играют в пинг-понг трафаретным сценарием. Глаза навыкате-кишки на шампуре. Плюс ко всему приплели какую-то комическую достоевщину про спаси себя – убей другого. Но именно последняя часть не просто подводит итоги всей франшизы (неслучайно здесь мелькают уже знакомые зрителю «убийцы» – автобус из первой части, бревна из второй и т.д.), но и четко устанавливает законы мироздания. И это тот экстремальный пессимизм, ради которого стоило упоминать в рецензии на сериальный ужастик фамилию Триер.

Впервые, и не только за историю конкретного хоррора, герои даже не пытаются бороться с уготованной участью, они просто ждут, когда смерть заберет их одного за другим, и вежливо интересуются, кто следующий. Да и какие, к черту, герои? Говорящие куклы, отправившиеся, стыдно сказать, на корпоративный тренинг. Бутылки шампанского, которые в торжественный момент полагается разбить обо что-то железное. Все, что они могут сделать, это опередить фатум, перебив друг друга раньше положеного – к этому и сводится в итоге вышеупомянутое правило маленького Раскольникова. И это абсурдное, на первый взгляд, нововведение (убийца доживает срок, отпущенный своей жертве) понадобилось авторам для того, чтобы нагляднее проиллюстрировать основную мысль – правил вообще никаких нет, кроме того, что в финале все обязательно должны умереть. Законы жанра, законы жизни.

«Жизнь на земле – это зло» – утверждала одна жертва благополучия и корпоративных тренингов. Аналогичная сентенция звучит и в самом конце этой нехитрой считалочки об ужасе человеческого существования.

Источник: kino-teatr.ru.

Загрузка...