Опубликовано: 1855

Памятник женам алкоголиков

Памятник женам алкоголиков Фото - clip.dn.ua

Любовный треугольник - муж, жена и рюмка существует столько же лет, сколько лет искусству виноделия и институту брака.

Не знаю, пил ли Адам горькую, но если предположить, что пил, перед Евой неизбежно должен был встать вопрос: бросать или не бросать своего муженька. Так он стоит и перед миллионами земных женщин сегодня, но это совсем не весело...

Давно замечен феномен: «алкогольные» браки на удивление прочны. Кто из нас не встречал ситуацию: муж квасит день за днем, а жена, привычно сетуя, что это не жизнь, а каторга, продолжает терпеть. Годами. Что ее держит – загадка сия велика есть.

«Почему ты не бросишь его? - в тысячный раз спрашиваю я свою знакомую. – Почему ты так не уважаешь себя, что продолжаешь жить с ним? Ведь он алкоголик, и алкоголиком останется до конца дней своих!».

Молчит Надежда (имя-то какое!), сморит куда-то мимо меня, лицо худенькое, светлое, а в глазах – такая тоска... Я знаю, что они поженились рано, чуть ли не после школы, страстно влюбленные друг в друга. Так что вместе уже лет двадцать, и половину этого срока Миша пьет. Пару раз кодировался, но не выдерживал – срывался.

И после очередной «завязки-развязки» заявил, что, видно, судьба его такая, и что коль организм выдерживает, он еще некоторое время будет пить «понемножку». Ну, и классическое: «В любой момент могу бросить, если захочу». Организм и вправду крепкий, да и сам он – мужчина хоть куда, если бы не явные признаки злоупотребления на лице.

На службе терпят его запои, поскольку в другие дни –  «золотые руки». Надя работает медсестрой в поликлинике и делает уколы «на дому» - собственно, так мы и познакомились. Она приходит к нам дважды в неделю уже почти год, и постепенно я узнала историю ее любви с прекрасным принцем и жизни с алкоголиком. В разговорах за чаем, в нечаянно оброненных фразах мне приоткрылась история драматичная, неоднозначная…

Надя родилась нежеланным ребенком. Ее не любили в детстве, и, чувствуя это, она изо всех сил старалась доказать, что она хорошая, имеет право на существование - всегда стремилась быть полезной, нужной. Потребность быть необходимой перекочевала и в ее взрослую жизнь.

Также строилась семейная жизнь с Михаилом – она брала на себя все бытовые трудности, готовила, стирала, доводила их съемное жилье до идеальной чистоты, опекала своего красавца. В институт не стала поступать, ухаживая за Мишей и родившимся сыном. Кстати, бабушки-дедушки им совершенно не помогали – ни те, ни другие, не одобрили ранний брак.

Миша закончил технологический. Я не знаю, когда именно он пристрастился к выпивке, и когда она его затянула до потери самоконтроля.

Да и не важно это. Важно, что Надя все это время оставалась рядом и терпела его всяким. Любовь? Ох, не смешите меня… Та безумная юношеская страсть давно в прошлом. Здесь другое. «Ты – святая!», - прочувствованно говорит моя мама, пока Надя снимает с ее руки жгут. И глаза у нашей медсестры вдруг заблестели, подбородок гордо пошел вверх, она тряхнула волосами и как-то расцвела. «Ну что вы!», - возразила она, а на лице было написано: да, я – святая!

Вот оно! В подсознании у страдалицы: «Без меня он бы пропал». Сладостно сознавать, что столько лет выдерживаешь то, что другую сломало бы за неделю. Страдание приближает к святости, в чем-то оно сродни героизму. Приятно ощущать себя сильным партнером, принимающим решения и знающим, как поступить, диктующим: «Не пей! Лечись!».

Ощущение, что жизнь мужа во многом зависит от нее, усиливает чувство собственного достоинства. Важно чувствовать, что она выше, лучше своего мужа - этого настоятельно требует ее низкая самооценка. Несколько работ, чтобы в кошельке всегда были деньги: или выдать на «бутылочку» униженно просящему главе семейства, или отказать. Она выматывается физически, но не отказывается от любой возможности подзаработать.

- Проблема, что он не хочет видеть реальное положение вещей и то, что ему, нужно бросать категорически, - рассказывает Надя. - Хотя с моими доводами согласен, но алкоголь берет верх над рассудком. Первый раз он согласился на кодировку, потому что сильно испугался – у него кровь пошла горлом. Второй раз – потому что должен был приехать на каникулы сын.

А сейчас он считает, что пьет только пиво, а оно безвредно, срывов своих не видит и то, что алкоголь мешает ему жить - тоже. Вчера сказал, что пить не будет, держался полдня, а вечером пошли в кино, и по дороге купил это самое пиво. Я молчу, но в лице изменилась, он заметил. Пол-фильма его терзала мысль: пить или не пить, и все-таки открыл эту банку.

По дороге домой на киоски смотрел, как собака на кость, но не подходил, хотя я молчала. Дома надулся и лег спать на диванчике в кухне. Ну, что мне было делать – я же вижу, что ему плохо. Сходила за этим проклятым пивом…

Как ни странно, но обоих такая ситуация устраивает. Похоже, только такой муж Наде и нужен.
Их совместная жизнь позволяет ей ежедневно подпитывать низкую самооценку, страданием зарабатывать чувство собственного достоинства, прикрывать болью слабость, человеческую несостоятельность.

На первый взгляд - женщина решительная и твердая. Но под этой твердой оболочкой - хрупкая, навеки перепуганная девочка, которая смертельно боится, что ее не любят и могут бросить. Именно этот страх - источник бесконечного терпения. Весы уравновешены. Никогда не кончится Мишин алкоголизм, никогда не иссякнет «святость» Нади.

По большому счету, у мужа уже есть одна большая и крепкая любовь – бутылка. Женщины, которые пытаются бороться с этой «соперницей», постепенно превращаются в жертв. Нет, они не спиваются, но жизнь их становится неуправляемой, физическое здоровье исчезает вместе душевным равновесием. Они превращаются в профессиональных жен алкоголиков - психологи называют это созависимостью.

Созависимый человек полностью поглощен тем, чтобы управлять поведением другого, и совершенно не заботится о жизни своей – до себя ли, когда тут такая проблема! Вечное спасание попавшего в лапы к зеленому змию, вечное валяние (его) в ногах (ее) – своего рода моральная компенсация за неудавшуюся жизнь с алкашом.

Бросать или не бросать пьющих мужей? Всегда можно пойти по пути наименьшего сопротивления - уйти и начать новую жизнь. Это, наверное, единственный выход для тех, чьи мужья уже потеряли человеческий облик и стали представлять опасность для окружающих. А если нет? Если человек еще только встал на этот путь и пока не понимает, что он приведет его к гибели, если не остановиться?

Пока он еще адекватен, пытается контролировать потребление алкоголя, хотя со стороны видно, что у него это не получается, а он отказывается в это верить? Скорее всего, алкоголизм будет прогрессировать, и скоро муж превратится в амебообразное. Но не исключено и то, что, осознав свою болезнь, он остановится.

Многие жены считают, что бросать человека и оставлять один на один с проблемой только из-за того, что он «пошел не тем путем», жестоко. Многие не могут перечеркнуть все хорошее, что было «до». Они терпят и убеждают сами себя, что все еще будет хорошо.

Жены алкоголиков, я хочу поставить вам памятник...

Загрузка...