Опубликовано: 1889

Отец и мать всех монстров ("Годзилла")

Отец и мать всех монстров ("Годзилла")

Кто бы мог подумать, что спустя шестнадцать лет с момента выхода в широкий прокат "Годзиллы" Роланда Эммериха, толком никому неизвестный Гарет Эдвардс, на счету которого один единственный малобюджетный фильм, докажет всему миру, что тот Годзилла был во всех смыслах и отношениях маленьким и незначительным.

Новая версия от главного мозга в оффисах Legendary Pictures Томаса Тулла и его юного подавана Эдвардса больше, мощнее, масштабнее, круче, грознее и к тому же гораздо душевнее.

Да, именно душевнее. Так как режиссер умудрился вдохнуть жизнь в глаза громадного монстра и заставить всех переживать не только за панически бегущих в разные стороны людей, но и этого гиганта, одним движением лапы крушащего здания в хлам. В отличие от весьма похожего по настрою прошлогоднего "Тихоокеанского рубежа" (да покойся он в мире кайдзю), "Годзилла" цепляет с первых минут и не отпускает до самого конца, неустанно смешивая триллер с драмой и катастрофой, и тонкими нотками хоррора.

Однако пожалуй больше всего в этом фильме именно катастрофы. Начиная с землетрясений и заканчивая наводнениями, Эдвардс передает первобытный ужас и немощь людей перед силами природы. Сам Годзилла скорее выступает в роли катализатора всей этой первозданной мощи, борющейся против индустриализации, представленной в виде других чудовищ.

Правда к сожалению, сконцентрировавшись больше на атмосфере фильма и связности событий, создатели совсем позабыли про героев. Несмотря на то, что западные критики вовсю ругают "Годзиллу" за недостаточность драматизма, как раз этого в фильме хватает. Вот только никаких изменений с персонажами не происходит. В конце фильма, они оказываются в слегка видоизмененном мире, но с абсолютно теми же характерами. То главное, чего совершенно точно не хватило этому фильму, так это конфликта не между монстрами и людьми, а между людьми и людьми. В итоге, все оказывается довольно пресно, а зерна мыслей обнаруживаются совсем не в той почве, в какой им следовало бы быть.

Закономерно таланты блестящего актерского состава тратятся практически впустую. Они все могли бы потянуть гораздо более интересных и сложных персонажей, чем этих однобоких людей, которые живут от одной случайности до другой и только этим и движутся в ту или иную сторону. А то бы совсем встали на месте.

Герой Аарона Тейлора-Джонсона самый непонятный из всех. Он и не герой, и не то чтобы совсем пассивный товарищ. Вроде Аарон и показал в фильме довольно богатую палитру эмоций, от страха до радости, да только сам персонаж так и остался тем, кем был в начале – солдатом. И этим все сказано. Что сказали, то и сделал.

Абсолютно слили персонажей Элизабет Олсен, Кена Ватанабе и Салли Хокинс. Олсен пол фильма куда-то бежала под проливным дождем, а Ватанабе и Хокинс постоянно удивленно открывали рты, но старательно притворялись, будто понимают что происходит. Ну да, и Хокинс тоже периодически приходилось куда-то бежать. Куда и зачем так и осталось загадкой.

Брайан Крэнстон и Жюльет Бинош сыграли очень милую пару. Манипуляции режиссера с интригующей и в то же время трогательной музыкой Александра Деспла позволят вам сопереживать даже тем персонажам, которые появляются на пару минут из ниоткуда и, отбежав дистанцию, возвращаются в никуда. Однако только Крэнстон и Бинош вызывают теплое чувство сострадания и легкой грусти. Однако времени в фильме у них совсем немного, отчего за обоих становится несколько обидно.

Энди Серкис, подаривший свои движения Годзилле, ничем на удивление здесь не выделился. Годзилла наверное просто слишком толстокожий, чтобы разглядеть в нем игру актера. Визуальные эффекты помогли создать запоминающийся образ гораздо больше. Все движения монстра, немного печальное выражение морды позволяют влюбиться в это создание с первого взгляда, хотя его самого в фильме не так много, как пожалуй, хотелось бы. Парадокс в том, что упор хотели сделать на людей, оказавшихся в эпицентре этой без преувеличения всемирной катастрофы, но Годзилла все равно оказался гораздо интереснее. Его полного появления во всей красе придется ждать довольно долго, довольствуясь лишь намеками и ссылками, но зато как только он наконец поднимется на крышами зданий Сан-Франциско, от восторга перехватит дыхание, а от рева заложит уши.

И несмотря на все это, фильму удается сохранить максимально реалистичную атмосферу. Не в последнюю очередь благодаря оператору Симусу МакГарви, который снимал насколько возможно было в живую, а эффекты потом накладывались больше на задние планы. И это сработало блестяще. Фильм дышит повседневной жизнью, рушащейся под напором Годзиллы. Смотреть же на это разрушение лучше на большом, даже очень большом экране.

Аплодисменты и восторженные крики публики лучше всего прочего говорят о том, какое впечатление на всех производит Годзилла в кинотеатре. Забудьте о взрывающихся вертолетах из версии 1998 года, здесь Годзилла сметет целый аэропорт, обрушит на город цунами, а потом закопает себя в руинах бывших небоскребов. Еще бы остальные герои фильма были хоть в четверть, хоть в одну восьмую столь же впечатляющими, и фильм можно было бы назвать идеальным блокбастером. Оставим это звание вполне вероятному теперь сиквелу, а первый фильм можно просто смело назвать одним из лучших фильмов про монстров за последние пару десятков лет.

Расписание кинотеатров смотрите здесь

Загрузка...