Опубликовано: 916

Основатель Playboy получил две награды в области литературы

Основатель Playboy получил две награды в области литературы

Это может показаться удивительным, но основатель журнала Playboy Хью Хефнер получил две награды в области литературы.

84-летний предприниматель, вот уже больше полувека публикующий эротические фотографии, снискал уважение за заметки, которыми журнал сопровождает эти снимки.

Чтобы поговорить с Хефнером, корреспондент Би-би-си Раджеш Мерчандани отправился в знаменитый дом Playboy в Беверли-Хиллз.

Не так много на свете зданий, столь же известных, сколь их обитатели. Букингемский дворец, ранчо "Неверлэнд", усадьба Playboy...

Этот роскошный уголок Беверли-Хиллз знаменит вечеринками, проходящими под проницательным взглядом Хью Марстона Хефнера. Основатель и главный редактор журнала Playboy обещает жить в этом доме до конца жизни.

Усадьба, как и империя, за счет которой он содержится, - это продукт более чем полувековой борьбы хозяина за то, во что он верит, а именно - что фотографии обнаженных женщин - это не порнография, не форма эксплуатации и не должны подвергаться цензуре.

Безусловно, многие не согласятся ни с одним из этих положений. Но мы-то приехали сюда, чтобы обсудить проблему свободы прессы.

Мы ждем в гостиной, отделанной панелями из темного дерева, с церковным органом (поврежденным из-за протекающей крыши), с 7-метровым киноэкраном и проекторами (вечерами с пятницы по понедельник здесь показывают кино), с репродукцией Пикассо (женщина топлесс - что ж еще?) и антикварными фигурками зайчиков. Хью Хефнер входит через бархатные шторы, на нем черная шелковая пижама и красный шелковый халат. И в свои 84 он по-прежнему играет повесу: блестящие глаза и вечная готовность к постели.

Мы здесь, потому что Хефнер - он же Хефф (так же, как и другие культовые американцы - такие как Шер или Джако, - он не нуждается в фамилии) получил две награды американского ПЕН-клуба за 50 лет поддержки нераскрученных писателей и борьбы с цензурой.

"О да, - настаивает он, - если бы награды давали только за фотографии, тогда самыми успешными журналами были бы жестко порнографические издания. Нет, тут оценивается весь набор".

На церемонии награждения в отеле "Беверли-Хиллз", на которую он пришел с семьей и двумя юными блондинками в поразительно коротких юбках, ему аплодировали стоя.

Как сказал мне Джейми Вольф, вице-президент американского ПЕН-клуба, Хефнер "публиковал Сола Беллоу, он публиковал Габриэля Гарсия Маркеса, он публиковал Джона Апдайка, он публиковал невероятное количество писателей, серьезных литераторов, которых иначе никак не купишь в бакалейной лавке. И он платил им хорошие деньги. А некоторые из них были в черных списках, их просто никто не публиковал".

Принимая награду, Хефнер говорил не о своей карьере, а об Эрвине Арнаде, бывшем редакторе индонезийской версии Playboy, который сейчас находится за решеткой по обвинению в оскорблении общественной нравственности.

Судебные битвы

"Я принимаю эту награду от его имени и от имени всех людей доброй воли, которые верят в то, что демократия зиждется на свободе слова и прессы", - сказал Хефнер.

В прошлом его считали похабником; он несколько раз судился. В 1954 году он выиграл тяжбу против американской почтовой службы: главный почтмейстер Артур Саммерфильд отказался тогда доставлять Playboy на том основании, что журнал неприличен.

Хефф заявил в суде: "Мы не думаем, что почтмейстер Саммерфильд имеет какое бы то ни было отношение к редактированию журналов. Мы думаем, он должен заниматься доставкой почты". Playboy выиграл процесс.

А годом ранее первое издание журнала с обнаженными фотографиями Мэрилин Монро (изначально сделанными не для Playboy, а для календаря) стало сенсацией послевоенных 1950-х, в которых все имеющее эротический подтекст подвергалось гонениям.

"Этот номер придал слову "секс" хороший вкус, - говорит мне Хью Хефнер, - сделал его естественным ингредиентом мужского журнала".

На мой вопрос о том, что, по его мнению, он сделал для женщин, Хефнер заявляет: "Я содействовал их эмансипации".

На пике своей славы, в 1970-е, журнал Playboy продавался тиражом 7 млн экземпляров в месяц. Он породил девушек-зайчиков - несметное их количество; он присутствовал в ночных клубах и сувенирных лавках, и даже корпоративный частный самолет назывался Big Bunny, то есть "Большой зайчик".

Сегодня конкуренция, жесткое порно, интернет и большая сексуальная свобода привели к тому, что Playboy не воспринимается как нечто шокирующее - и, соответственно, пользуется меньшим спросом. Тираж упал ниже 2-миллионной отметки - это много, но, конечно, несравнимо с тем, что было раньше.

"Мы не можем обладать той же мощью и влиянием, как в 1960-е, - признает Хефф. - Время было другое, и мы изменили мир".

В 1982 году компания вышла на рынок кабельного телевидения; ее программы в целом были более откровенными, чем журнал. Но и эта сфера тоже в последнее время приносит меньше доходов.

В прошлом году Playboy понес убытки в размере 51 млн долларов; потери будут и в нынешнем. Бренд компании - это сегодня, возможно, самый ценный ее актив, а не журнал, с которого все началось.

Появившиеся в прошлом году сообщения о том, что Хефф продал свое поместье, были неверными. На самом деле оно ему даже не принадлежит, он арендует его у своей же компании (70% акций компании - в его собственности).

И сейчас пытается вернуть журнал под свой контроль.

"Нам нужно вливание капитала, - говорит он. - Если нам удастся это сделать, то будущее прекрасно".

Он говорит мне, что компания собирается открыть казино в Макао, и что одежда с брендом Playboy очень популярна у китайских мужчин - хотя журнал там и не продается.

"Зайчик возвращается, - смеется Хефнер. - А зайцы - они ведь знаете, какие, они знают, как размножаться!"

Автор: Раджеш Мерчандани
Источник: русская служба BBC.

Загрузка...