Опубликовано: 2 2501

Олег Борецкий: «Показывать фильмы, которые заставляют задуматься, просто кому-то не выгодно

Олег Борецкий: «Показывать фильмы, которые заставляют задуматься, просто кому-то не выгодно

Олег Борецкий, известный телеведущий, основатель знаменитого в Казахстане киноклуба, киновед, кинокритик, философ, не так давно у себя в Твиттере написал, что на телеканале «Хабар» закрыли его передачу о кино с говорящим названием «Посмотрим, обсудим», которая шла в эфире почти два года. Причина - «Нам не нужны программы, где нужно думать».

Корреспондент Караван.kz встретился с Олегом Борецким, чтобы узнать его мнение о сложившейся ситуации.

-Олег Михайлович, что послужило причиной закрытия программы «Посмотрим, обсудим» на телеканале «Хабар»?

-Истинные причины мне не известны. Одна причина, которая была неофициальной, звучит так: «Нам не нужны программы, где нужно думать». Она взята не с потолка, а со слов тех людей, которые имеют к этому отношение. Руководство ожидало каких-то конструктивных дебатов, хотя никто так и не понял, что имелось ввиду под словом «конструктивные», а в итоге получили, по словам руководства, нудные и пустые разговоры в течение двух сезонов.

Мне кажется, что это обижает даже тех людей, которые приходили на передачу в качестве экспертов. А это самые разные люди, имеющие отношение к кино, литературе, журналистике. Официальная причина закрытия программы - очень низкий рейтинг. К слову, такая же причина была в свое время у программы, которую вел Владимир Рерих. Я могу сказать только одно: рейтинги - это еще не показатель. На какой рейтинг может рассчитывать программа, в которой никто никому не «бьет морду» и она не строится в формате клипового шоу на раздевание. Во-вторых, это была программа, которая занимала два с половиной часа эфирного времени, но шла поздно ночью с воскресенья на понедельник. Я несколько раз просил, чтобы передачу перенесли на пятницу, пусть даже в ночное время. Другими словами, если это интересно, ты можешь это посмотреть, а если человеку рано вставать, то смотреть, пусть даже интересную передачу, в такое время он уже не будет. Рейтинги - понятие мифическое и, конечно же, причина совсем не в них.

Целью, ради которой мы это все затевали, была попытка создать публичный дискурс о кино. Причем публичный не просто на уровне простых зрителей – «понравилось - не понравилось», а с помощью тех, кого мы называем экспертами – это журналисты, пишущие о кино, кинокритики, киноведы и преподаватели литературы. Мне казалось, что невозможно найти достаточное количество людей, которые говорят интересно, глубоко и полемично -  скандально, скажем так. Да и такая цель и не стояла. Просто хотелось впервые на нашем республиканском, центральном телевидении говорить о нашем кино.

В казахстанском кинематографе есть деятели, которые не очень любят критику, а есть те, которые относятся с пониманием и наоборот говорят «спасибо». Причем не только такие режиссеры, как Ермек Турсунов, Дарежан Омирбаев, Адильхан Ержанов - были и такие, кто обижался. Жалко, конечно, что большое количество фильмов, снимаемых в Казахстане, не получают даже формата телевидения и могут, к сожалению, затеряться.

- На ваш взгляд, среди казахстанского кино есть достойные картины?

- Я думаю, да. Потому что я не знаю, насколько было бы сенсационным выводить на экраны такике фильмы, как «Уроки гармонии» или новый фильм, прокатная судьба которого до сих пор не ясна – это картина «Хозяева» Адильхана Ержанова. Странность ситуации состоит в чем? Картины, которые вырываются за пределы страны и на международных фестивалях получают достаточно серьезные награды, мы не видим. Это парадокс. Я не могу назвать ни одну страну, где простые люди могли бы сказать: «Давайте порадуемся за наше кино, которое мы не видим!». Худо-бедно такие фильмы неожиданно появляются, но порой мы не знаем, будут ли они идти в прокате. И чтобы зритель их мог обсудить, это надо показывать хотя бы в телеформате.

Чем было интересно российское телешоу Александра Гордона «Закрытый показ»? Тот зритель, который не ходит в кино, но что-то слышал о конкретной картине, имел возможность посмотреть и поговорить об этом. Я ни в коей мере не сравниваю себя с Гордоном, у меня нет таких амбиций. Мы делали программу на четыре с минусом и делали все что могли, возможно, кто-то сделает подобное лучше. Мы надеемся, что это не последний наш проект, в том числе и на «Хабаре».

- А на других телеканалах Вы будете пытаться возродить этот проект?

- Такая задача не стоит, потому что у меня скромно выходит самодеятельная программа «Киноклуб», которая идет на СТВ около 15 лет, где можно говорить о картинах, зная, что зритель разный. У меня есть другая работа, связанная с преподаванием в университете. Мне очень интересно делать программу на радио «Классика». Вот уже третий год я делаю программу под названием «Киноблюз» - это передача о киномузыке. Но если будут интересные предложение на телевидении или даже на просторах нашего Интернета - их можно рассмотреть. Меня лично интересует не совсем развлекательное или какое-то шоковое кино, на котором делаются рейтинги при помощи подогретого жареного интереса. А что особенно является ценным, то, что называется арт-хаусом - кино, которое поднимает какие-то социальные, культурные, психологические темы - где действительно нужно думать.

- Получается, для «кино не для всех» наше общество еще не созрело?

- Тут много проблем. С одной стороны, я понимаю, что сейчас невозможно и совершенно глупо бороться с тем, что называется «попкорновое» кино. Недавно на беседе с нашим политологом Досымом Сатпаевым мы обсуждали концепцию культурной политики. Он задавался вопросом: нужна ли такая концепция нашему государству? Да. Потому что государство должно заниматься культурой, причем во всех ее направлениях. Сразу возникает вопрос: а Казахстану вообще нужны культурные, образованные люди? Или проще обходиться без особого ума? Мы иногда забываем простой, но изначальный смысл того, что называлось просвещением.

- Чем вы можете объяснить запрет выхода некоторых полнометражных кинокартин на большие экраны нашей страны? К примеру, кинокартину Ларса фон Триера «Нимфоманка»?

- Как ни крути, мы должны признавать нашу традиционную ментальность. Я, конечно, понимаю, что кому-то просто не хватило такта и вкуса - это то, что на молодежном языке называется «не въехал». В нашем обществе есть такие понятия, как непристойность, недопустимость. Общество, которое еще не достаточно либерально. Это всегда было: кто-то определяет, что зритель не сможет разобраться, якобы это сеет разврат и нам нельзя этого показывать. То есть существует определенная цензура.

Я понимаю некую тревогу художников, которые привыкли к некой свободе. Но с другой стороны свобода предполагает ответственность. Соответствовать европейским стандартам с таким расхождениями мы не можем. Если наш зритель не увидит «Нимфоманку», это не катастрофа, есть гораздо важнее вещи, которые казахстанскому зрителю стоило бы посмотреть, чтобы элементарно включать мозги. А показывать такие фильмы, которые заставляют нас задуматься, просто кому-то не выгодно.

-Как вы относитесь к тому, что киностудию «Казахфильм» передают в частные руки? Чем это грозит?

- Это противоречивая информация. Но на кинофестивале «Евразия» было озвучено, что киностудию «Казахфильм» продавать не будут.

Но если придет профилированный инвестор, в чем я очень сильно сомневаюсь, то это принесет только плюсы кино. Я, например, считаю, что «Казахфильм» должен оставаться государственным предприятием, а не частным, потому что частное - это плохо. Мне не хотелось бы, чтобы из-за чьих-то корыстных амбиций это попало непонятно куда.

Загрузка...

КОММЕНТАРИИ