Опубликовано: 756

Одиночество Вишневского – простуда души

Одиночество Вишневского – простуда души

Другой писатель, Джонатан Кэрролл, описал почти все творчество Януша Леона Вишневского в одном абзаце, с которого и начал свой роман «Свадьба палочек»: «В конечном счете каждый из нас может рассказать только одну историю. Но большинству людей, хотя исория эта ими и прожита, не хватает смелости, или они не знают как за это взяться».

Книга «Аритмия чувств» - детально прорисованное подтверждение вышесказанного с некоторыми уточняющими деталями.

Химеоинформатик Вешневский ворвался в мир литературы и сломал многие стереотипы, а также вскружил множество женских голов своим романом «Одиночество в сети». Дебютный роман автора-Вишневского, отказывающего от звания писателя, три года не выходил из списков бестселлеров, выдержал множество переизданий, в том числе, с дополнениями, а также экранизирован.

С тех пор, вот уже девять лет, Вишневский неустанно балует читателей новыми произведениями. И не собирается останавливаться.

Если после «Одиночества в сети» его называли самым женственным мужчиной, сумевшим понять всех женщин земного шара глубже и подробнее всех предыдущих пишущих мужчин, то скоро автор продемонстрирует познания в природе себе подобных и напишет о мужчинах.

Впрочем, именно первый роман Януша Леона вызвал критику, оставившую глубочайший след в душе ученого. Польский литературный критик назвал его романом-шкатулкой. Впрочем, в этом есть доля правда.

Не у всех читателей получится всласть посочувствовать виртуальному роману героев, развивающемуся на страницах книги. И пусть почтовый ящик автора все еще собирает обильный урожай женских откровений, вызванных идеализацией автора и наделением его качествами выдуманного им лирического героя, не всем придется по вкусу так детально прорисованная история измены.

Зато Вишневского запросто можно счесть настоящим менестрелем от науки. Сумевшим вплести в сюжетную канву много познавательных историй и баек от науки, вдохнув таким образом жизнь в жанр научной литературы, по которому так ностальгирует сам автор.

Кроме того, уже в первом своем романе Вишневский пропагандирует диалог как основу межполовых отношений.

Именно в рассуждениях о жизни, которыми без устали обмениваются главные герои, яркими вспышками возникают короткие истории с непременной моралью и подведением итогов, пусть иногда всего лишь промежуточных.

В очередной книге «Между строк», Януш Леон Вишневский сам приобретает электронно-письменный характер и развивает темы, затронутые в первом романе, в своей переписке с Малгожатой Домагалик, известной польской журналисткой и телеведущей. Впрочем, переписка двух людей, пусть и близких по духу, уже не походит на плавное повествование.

Темы мечутся между строк писем, хаотично преобразуясь из диалога в два самостийных монолога людей, которым есть что сказать этому миру.

Здесь меньше любви и копания в природе, зато очень много рассуждений о том, что такое творчество в любой профессии.

Но Вишневский и здесь продолжает свой увлекательный рассказ о новых исследованиях в различных областях, раскрывает секрет единственного доказанного афродизиака, а также возвращается к обсуждению ситуации в современной Польше.

Ну а «Аритмия чувств» - становится подробным ответом многочисленным поклонникам прозаического таланта Вишневского. Это интервью длиной в книгу, где можно узнать все, что хотелось спросить о самом Вишневском. Ну и убедиться в реальности Якуба – героя «Одиночества в сети».

Однако есть вероятность разочароваться в Вишневском-человеке, которая так часто сопровождает прочтение интервью о любимом авторе, актере, политике. Насколько бы не был хорош он в своем деле и выражении чего-то в творчестве, гражданско-личностная позиция может сильно подкосить идолический пьедестал.

Ведь живой человек, исповедующий определенную жизненную философию может оказаться далеким от собственного творческого гения.

Откровенно говоря, страстно влюбленным в Якуба – бояться нечего. Вишневский действительно трогательно и трепетно относится к женщине и подкупает стремлением разобрать любовь и влюбленность, а по большому счету, отношения между мужчинами и женщинами, на понятные процессы. Ведь понять, не значит перестать наслаждаться тем, что такие отношения привносят в жизнь каждого.

Кроме того, подтверждает смутное подозрение о том, что в каждом из героев – сам Вишневский с внешними атрибутами других людей, которых он знал. Возможно, это просто способ прочувствовать свою жизнь, которую прожил слишком интенсивно, без оглядки, и не успев насладиться моментом, отрекаясь от много ради достижений в работе.

Именно поэтому частым спутником Януша Леона Вишневского было одиночество, которое сам он характеризует как простуду души. И часто выбирает его осознанно, а от того и рассуждает о нем так пронзительно.

Почти также как и об измене, которой, по его собственному признанию, не было места в его жизни. Впрочем, Дорота Веллман в «Аритмии чувств» вынуждает Вишневского сформулировать его личное понимание измены. Так, для автора измена начинается с того, что самым сокровенным хочется поделиться не с мужем или женой (самыми близкими людьми).

Эта книга еще раз подтверждает: вне зависимости от личного отношения к Вишневскому как к персоне, он остается любопытным для прочтения автором, который в своих книгах смог рассказать не только и не столько о чувственных переживаниях, сколько о магии науки.

И сделал это в той единственно верной форме, в которой интерес к ней лишь крепнет. Отчасти оттого, что его истории оснащены байками, а научные выкладки описаны так, что любой читатель легко может почувствовать себя если не специалистом, то крайне приближенным к этому.

Есть в книге и спорные моменты, подходящие для дискуссий. Так что если Вишневского станут проходить в рамках школьной программы по литературе, то он будет идеальной кандидатурой для импровизированного суда, устраиваемого обычно над Раскольниковым или Печориным. Например в части его рассуждениях о Боге и провозглашении себя верующим в Бога физиком.

Помимо прочего, из диалогов с Вишневским, облеченных в книжный формат, можно узнать много интересного о современной Польше, много больше, чем из сводок новостей о президентской гонке и развитии отношений с Россией после авиакатастрофы. Несмотря на то, что живет и трудится Януш Леон Вишневский в Германии, и все еще подвержен комплексу, привитому Советским Союзом.

Вишневский, после раскрытия в долгом разговоре с Доротой, по-прежнему будет мил феминистам обоих полов, считая, что женщины лучше справятся с управлением миром.

А пока Вишневский готовит новый, околомужской, роман и не мыслит оставить науку ради литературы. 

Адреса магазинов

Загрузка...