Опубликовано: 1451

Никита Высоцкий: «Мы действительно сделали хорошее кино»

Никита Высоцкий: «Мы действительно сделали хорошее кино»

28 июля в Алматы прибыли создатели фильма «Высоцкий.

Спасибо, что живой», премьера которого состоится 1 декабря. Сценарий к фильму написал сын Высоцкого, Никита.

Все было быстро. Прилетели в 5 утра, а в 10 утра уже выселялись из гостиницы. Затем, почти на бегу, встреча с прессой - и назад, в аэропорт.

Несмотря на неимоверно плотный график, Никита Высоцкий все же пообщался с журналистами. Спрашивающих было не очень много. Большинство из них не то, чтобы помнили его песни – они родились уже после ухода Высоцкого. Но юность не порок: глазки горели совершенно искреннее и с неподдельным интересом. А Высоцкий не менее искренне, с уважением и вниманием слушал и отвечал.

- Никита Владимирович, как долго снимался фильм, и как долго писался сценарий?

- Мы решили снимать это кино 5 лет назад. Это была идея Константина Эрнста. Хотелось сделать хорошее, достойное, качественное кино, работали долго и старательно, не экономили время. Мы старались. Так уже не работают сейчас.

Съемки начались 16 июня прошлого года, и к этой зиме, в основном, были уже закончены. То есть снимали чуть больше года. Что касается сроков написания сценария… 8 августа мне исполнится 47 лет, и я думаю, что над этой картиной я работал все эти 47 лет.

- Почему имя исполнителя главной роли держится в тайне? И почему на эту роль не выбрали Вас?

- У нас действительно не будет указана в титрах фамилия актера, исполняющего главную роль. Вот такое творческое, идеологическое, некоммерческое решение. Хотя я понимаю, что это очень неожиданный ход, который вызывает интерес, а для кого-то даже составляет некоторую интригу.

Мы стремились добиться максимального внешнего сходства, и не хотим, чтобы зритель сравнивал, похож актер на Высоцкого или не похож. Мы также не хотим, чтобы что-то отвлекало от сути происходящего на экране. Образ, который вы увидите, похож на Владимира Семеновича Высоцкого, а не на актера Икс.

Это решение было достаточно мужественным для самого актера, потому что работа проделана огромная, а его имени в титрах не будет. Другое дело, что все тайное когда-то становится явным. Однако до премьеры имя исполнителя главной роли названо не будет.

Что касается вопроса о том, почему Высоцкого играл не я, то я не похож на отца. Если бы я стал его играть, это был бы некий арт-хаус, и ни у кого бы не возникло ощущения того, что на экране Владимир Семенович Высоцкий. Есть, конечно, такой театральный прием - отсутствие сходства. Например, Янковский в одном спектакле играл Ленина – без лысины, не картавил, бороду не клеил, был в своем обычном облике. Точно такой же эффект возник бы, если бы я взялся за роль Владимира Высоцкого.

Однако это был бы иной ход, иное кино, и от этой идеи достаточно быстро отказались.

- Насколько сильно конечный результат отличается от первоначальной задумки? Приходилось ли Вам жертвовать какими-либо важными фрагментами, которые не вошли в фильм? 

- Кино - это всегда цепь компромиссов. Это последовательное отступление от первоначального замысла. Когда мечта сталкивается с реальностью, то реальность, как правило, одерживает верх. Другое дело - насколько люди, которые делают кино, готовы не стелиться перед действительностью, а продвигать свою идею. Но, мне кажется, мы не опустили планку, нигде всерьез не изменили первоначальному замыслу. Может быть, этим и объясняется то, что мы снимали так долго - мы хотели свести к минимуму эти компромиссы.

Несмотря на то, что у нас подобран прекрасный актерский ансамбль, все же были актеры, которые нам отказали. Возможно, подбор мог быть более точным. Возможно, могла быть более точной натура. Где-то был брак, где-то пересъемка – а вторая съемка, как правило, хуже первой – и для актера, и для группы. Кино - это разовое искусство: сделали, сняли, соответствующее ощущение ушло, пошли дальше.

Возвращаться всегда очень сложно.

Я с этим фильмом все время как коробейник. Но ведь это фильм о моем отце. И я бы воздержался и от ответов на вопросы, и от приезда сюда, если бы не мог сказать: мы действительно сделали хорошее кино. Никто не экономил силы для каких-то следующих проектов.

- Почему Вы выбрали для сюжета именно последние дни Высоцкого?

- Говорят, что в капле воды можно увидеть море. Мне кажется, что в этой короткой истории можно увидеть весь его путь.

Мне рассказал эту историю Всеволод Абдулов, друг моего отца, актер. Это было на девятый день после смерти отца. Сева был непосредственным участником тех событий. Это были пять дней, в которых для отца сошлось всё: его драма, любовь, надежды, предательство. Его обреченность, поиск, его победы - и творческие, и человеческие. Все завязалось в узел в эти несколько дней.

История меня потрясла и перевернула. Я относился к отцу, как любой нормальный мальчишка - это был мой папа, у которого можно было что-то «шибануть» - денег, жвачку, джинсы, ему можно было позвонить, попросить о чем-то, сходить куда-то, но это было мое, частное. А Сева рассказал историю, которая поместила мое частное отношение в  огромный мир, и я вдруг  понял масштаб отца, его значение, принадлежность огромному кругу людей.

Я жил с этой историей все эти годы, и когда Эрнст предложил писать сценарий к фильму, я взял ее. Это первый художественный фильм о Владимире Высоцком. Более того, мы своим фильмом приостановили несколько других кинопроектов – идеи были у нескольких людей, но они отступили, увидев, что мы впереди. Может, эти проекты когда-нибудь тоже будут реализованы.

Что будет дальше? Посмотрим. Но совершенно точно, что я за это дело больше никогда не возьмусь.

- Каков бюджет фильма? Ждете ли Вы коммерческого успеха и на какую целевую аудиторию Вы рассчитываете?

- Бюджет картины – 8 миллионов. Картина «Высоцкий. Спасибо, что живой» будет доступна для самой широкой аудитории. Мы хотели выпустить фильм, интересный молодой аудитории. Потому что режиссер возраста Владимира Семеновича, вероятнее всего, сделал бы историю, интересную своим сверстникам. А в связи с тем, что 85% посетителей кинотеатров составляют люди до 25 лет, мы, конечно, рисковали, но, тем не менее, надеюсь, этот риск был оправдан.  Большинству нашей съемочной группы меньше тридцати лет: режиссер молодой, оператор молодой, это очень современные, мобильные люди. Мы специально делали упор на молодых,  но уже достаточно опытных людей.

- Расскажите о музыке к фильму. Если честно, трейлер смотрится неким триллером в этом смысле…

- В фильме есть эпизод, который называется «Концерты Высоцкого», где прозвучат три песни в исполнении Владимира Семеновича. Музыка для трейлера писалась специально – по рекомендациям наших коллег из компании «Sony». В целом фильм по музыке получился достаточно энергичным. Музыка пишется до сих пор, над ней работают два композитора.

- Ваш старший брат Аркадий тоже сценарист. Вас связывает совместное творчество?

- Мы очень разные. Аркадий очень талантливый человек, и сценарий первоначально было предложено написать ему. Он по разным причинам отказался, и поэтому это сделал я, хотя я и непрофессионал. У нас были совместные попытки что-то делать: я снимался в картинах по его сценариям, мы пытались вместе запустить фильм несколько лет назад... Не получается, мы очень разные.

- Продолжают ли ваши дети династию?

- У меня двое сыновей. Один выучился на экономиста, а второй решил не заканчивать институт, он работает в театре-андерграунд.

- Вы общаетесь с Мариной Влади?

- Она приезжала в Москву года два назад. Никакой взаимной радости не было, но у нас есть общие дела, которые важнее наших отношений. Да. Она помогает нам в память о человеке, которого любила, не отказывается даже несмотря на наши непростые отношения, сотрудничать со мной в качестве директора музея Высоцкого, поддерживает во всем, что касается отцовских дел – в вопросах с правами, судами, изданиями и так далее.

- Как Вы собираетесь отмечать свой день рождения?

- Я совершенно не знаю, как себя вести в этот день. Не потому что я переживаю, что стал старым, а потому что я не знаю, что делать, когда приходят люди, садятся за стол, говорят: «Давайте выпьем за Никиту, поздравим Никиту»… Я предпочитаю быть в этот день где-нибудь с друзьями или с семьей, втроем-вчетвером максимум, и по телефону принимать поздравления, всем говорить: «Я за границей, спасибо, что поздравили».

- Как Вы думаете, как бы отнесся Владимир Семенович к этой картине?

- Он ценил, когда люди делали что-то искренне и по-своему, не ориентируясь на чужое мнение. В этом смысле мы поступили абсолютно по-высоцки. Когда мы сделали картину, то показали  ее людям, которые его знали. Я увидел, как это взбудоражило некоторых, возмутило и даже, может быть, вызвало протест.

Но мы ориентировались на себя, и фильм - это наше отношение к Владимиру Семеновичу. Это мое объяснение в любви и уважении к нему. Что бы он сказал – я не знаю.

Надо ориентироваться на себя, на того Высоцкого, который внутри. Тот Высоцкий, который у меня внутри - он беспокоится, но принимает эту работу. И если бы он был жив, я бы эту картину не делал, вы же понимаете. Я бы и к вам в Алма-Ату не приехал, если бы у меня было ощущение, что мы делаем что-то неправильно…

Загрузка...