Опубликовано: 870

Неповторимо и генитально

Неповторимо и генитально

 Вообще, эта рецензия могла бы называться и так: «Не думай о проститутках свысока», или «Садизм-японизм», или «Твои пальцы пахнут не ладаном».

Однако рассуждать о том, как тяжела и неказиста жизнь токийского садиста, а также его жертвы по вызову – занятие несколько не из области написания рецензии на книгу популярного во всем мире автора Рю Мураками. Да и садисты-мазохисты – явленцы отнюдь не исключительно японского образца. Поэтому зайду с другого конца.

Когда читаешь дрянную книгу бесталанного автора, настроение, конечно, портится, но как-то сиюминутно, ненадолго. Ну, разозлишься на себя, что потратил время на полную фигню, ну, накатит и тут же отпустит.

Когда читаешь книгу талантливого автора о дрянном – в какой-то момент (и хорошо, что это тоже сиюминутный порыв) хочется наложить на себя руки.

И не испытывается ни малейшего облегчения, от того, что ты сам – просто Читатель, находящийся в ином (слава богу, пока не в лучшем из всех) мире. Тебе также страшно и тяжело как героям повествования.

Наше плотское начало всегда с нами, как бы глубоко мы ни прятали его под шелухой ежедневного, бытового и социального, традиционного и интеллектуального. Но даже самое животное, телесное и тошнотворное не может существовать в отрыве от интеллекта.

Героини цикла новелл «Топаз» из сборника издательства «Амфора» «Токийский декаданс» чертовски сильны и физически, и волей. Они настоящие самураи, правда, на поле битвы со своим же телесным началом, духовной и умственной ограниченностью и душевной инвалидностью. Их мужества и настойчивости хватило бы на добрую сотню обыкновенных западных герлз. Кстати, даже послесловие к «Топазу» Рю писал аж в 1988 году. В Париже. С трудом могу представить, как и в какую сторону с тех пор должна была бы развиться индустрия секс-услуг в Японии.

По мнению самого автора, весь ужас ситуации в том, что мало кто из героинь понимает, где они, что с ними и кто они на самом деле. Или кем они могли стать, не потеряйся несколькими десятками лет раньше в лабиринтах своих судеб и предназначений, комплексов, страхов и сомнений. Хотя какой там лабиринт – сплошная прямая кишка. По которой предусмотрен только один путь – туда и обратно: в отель к клиенту, да обратно к сутенерше мама-сан.

Япония – удивительна. Ну не такие они как все, эти островные жители. Говорить про то, что они ненормальны – неуместно. Какие могут быть сравнения? Это как проверить на предмет сходства строения половых органов рыбу и зайца. То, что русскому хорошо, японцу – полный отстой.

Вот и по части сексуальной культуры (реальной и отображаемой в искусстве), там все просто на грани фантастики. Если вы видели когда-нибудь аниме в стиле «манга», то понимаете, о чем я сейчас.

С главным принципом успешного и продаваемого творческого продукта, который описывается двумя словами - «Расскажи историю» (неважно к чему и к кому он относится – к писателю-беллетристу, режиссеру кино или клипмейкеру) - Рю Мураками справляется великолепно. Истории – одна краше другой. И вроде бы от лица разных девушек, а к концу книги не то чудится, не то прозреваешь, что, наверное, от одной.

А вообще, сам по себе текст чист и холоден. Все в нем называется своими именами. Член – это член. Разорванный вибратором анус, смазанный ментоловой мазью – это нестерпимо больно и жгуче холодно одновременно. Все по-честному.

Сам автор новелл, объединяя их под названием «Топаз» (символ чего-то красивого и ценного, нечаянно потерянного и не для всех потом найденного) основными признаками современного японского общества считает два процесса – Одиночество и Жестокость.

И если вам, дорогой читатель Культуры.Караван.kz, давно не терпелось узнать о нелегкой судьбе токийских девушек по вызову, специализирующихся на БДСМ – то эта книга для вас.

Ну а если нет, тогда сборник однозначно стоит взять ради его второй части, под названием «Кинопроба»: небольшой повести, сделанной и очень прочувствованной в жанре триллера. О прекрасно-ужасной красавице по имени Асама Ямасаки. Нет, никаких пересказываний содержания! Только об одном (глобалистическом что ли?) факте упомяну. В «Топазе» действующее лицо рассказывает про узбечек, живущих Токио. А в «Кинопробе» сыну главного героя по имени Сигэ активно не нравятся ровесницы-школьницы и он подумывает о невесте из …Казахстана.

Не берусь утверждать, что это - «происки» переводчика с японского на русский, или Рю Мураками искал нечто поэкзотичнее, - но за струнку патриотизма трогает. Да и в целом «Кинопроба» мастерски написана: пружина повествования ме-е-е-е-дленно разжимается, и бац! – вот тебе и ошеломительная кульминация.

Где купить, дополнительная информация:

Токийский декаданс

Адреса магазинов

Загрузка...