Опубликовано: 1784

Наше все

Наше все

Дети – цветы жизни.  Давным-давно кто-то придумал эту метафору, многие ее подхватили. Скептики придумали продолжение - «только пусть они растут в других огородах».

А циники уточнили – «на могилах своих родителей».

Сейчас существует множество теорий о том, как воспитывать детей. В самом деле, как определить, что подойдет именно твоему ребенку? Что будет более эффективным?
Кто-то ратует за строгость и умеренность, кто-то говорит, что надо давать детям все, что им хочется, а потом они вырастут и сами поймут, что к чему; кто-то считает, что бить детей можно, кто-то, наоборот, думает, что родителей, которые физически наказывают своих детей, нужно лишать родительских прав.  Истина, как обычно, где-то посередине.

Не хочу выступать в роли гуру и говорить, что можно и что нельзя. У меня два сына, и до их рождения я читала умные книжки и размышляла, какой мамой я буду.

На практике все оказалось иначе. Когда перед тобой живой человечек – и не важно, месяц ему, год или пять – то ты каждый день открываешь для себя что-то новое, что нельзя описать ни в одной книжке.  Я усвоила главное:  воспитание – это не когда мы читаем ребенку нотацию, а когда мы с ним общаемся. И самое трудное – научиться слушать и слышать ребенка. 

Немецкий психотерапевт Берт Хеллингер говорит, что все наши радости, страхи, огорчения, успехи и неудачи родом из детства. Он придумал и успешно применяет на практике так называемые «системные расстановки», считая, что каждая семья (род) – это система.

И что она имеет душу. И совершенно посторонние люди, становясь участником расстановки, чувствуют душу другой семьи и ведут себя в соответствии с ее ценностями.  Одна расстановка заменяет собой несколько месяцев, а то и лет общения с психотерапевтами и психологами. 

Также Хеллингер вывел закономерность, согласно которой, самые удачливые, гармоничные, приспособленные к жизни люди – это папины сыночки и мамины дочки – мальчики, выросшие под мужским влиянием,  и девочки, выросшие под влиянием женским.

В любой семье есть две половины – мужская и женская. Даже если семья неполная, все равно в ней присутствует и мужское, и женское начало. Хеллингер считает, что примерно в возрасте пяти лет ребенок должен осознать свою половую принадлежность и «прибиться» к маме – если это девочка – и к папе, если это мальчик. 

«Прибиться, оказаться на своей половине» - это не долгие разговоры и нудные поучения. Это осознание себя как личности. Дети больше всего реагируют не на наши слова, а на движения души, на «послания». И, к примеру,  «послание» от матери сыну по Хеллингеру должно быть примерно таким:  «Ты мой сын, и я тебя люблю. Я знаю, что ты любишь меня, но с папой тебе лучше».

То же самое папа должен сказать дочери – не  в буквальном смысле, а фигурально. Только в этом случае, считает Берт Хеллингер, и это подтверждено десятилетиями практики, человек находится в гармонии с самим собой, он легко вступает в отношения, не боится ответственности, получает удовольствие от жизни и пользуется той силой, которую дает ему принадлежность к миру женщин или мужчин.  Тут важно понять – ни папа, ни мама не устраняются от воспитания и общения с ребенком противоположного с ними пола.

Дети, считает Хеллингер, очень тонко чувствуют все, что происходит в семье.  Они как лакмусовая бумажка реагируют на любые перемены. Даже если родителям кажется, что все трудные разговоры, выяснение отношений, обсуждение проблем происходят глубокой ночью, когда дети спят, и исключительно за закрытыми дверями, это не способ уберечь их от происходящего.

Они всегда все знают. И если знание их не пугает, дети будут задавать вопросы, в противном же случае, если ваш любопытный ребенок вдруг стал замкнутым и перестал интересоваться происходящим в семье, будьте уверены – он напуган. Напуган настолько, что боится напомнить об этом, произнести вслух и все разрушить.

За любыми, даже самыми сложными отношениями в семье стоит любовь, считает Берт Хеллингер. Нам между тем кажется, что наш спутник жизни вызывает самые противоречивые чувства – иногда мы его любим, иногда не замечаем, иногда игнорируем, зачастую он нас раздражает, временами радует. Но это любовь, и пока она не закончится, два человека привязаны друг к другу, и разорвать эту связь невозможно.

Если на данном этапе пара решает развестись, то на окончание отношений уйдет еще минимум год-полтора, считает Хеллингер.  А то и вся жизнь.

А еще, и это важно,  отношения – это баланс между «брать» и «давать». Любое нарушение этого баланса приводит к перекосам в отношениях. «Делиться» в отношениях можно всем – любовью, уважением, привязанностью, нежностью, заботой, опытом.

И последнее. Для семьи очень важна иерархия. И сейчас я, возможно, скажу крамольную для многих родителей – мам, в частности, - вещь. Хеллингер считает, что более долгие отношения имеют приоритет. И отношения между мужем и женой важнее, чем отношения между родителями и детьми. Возможно ли это?

Да. Задумайтесь вот о чем – дети реагируют не на слова, а на послания. Дети смотрят на нас и повторяют все, что мы делаем. И только те семьи, где отцы и матери демонстрируют детям, что сначала идет муж (жена), а потом уже они, где детский каприз – не повод забыть о потребностях взрослого человека, только они и обречены на успех.

Ребенок вырастает и понимает, как важно создать семью с такими партнерскими отношениями, где проявления любви между родителями – обычное дело, где муж и жена поддерживают друг друга и вместе заботятся о детях. 

Природа одарила нас возможностью учиться и передавать свой опыт другим поколениям. И получается, что важно не то, что мы говорим ребенку, чему его учим, а то, что он видит собственными глазами каждый день.

Важны отношения между родителями. И лучший вклад в воспитание – это когда папа любит маму. И наоборот.

Загрузка...