Опубликовано: 4282

Начальник пристает: ваши действия?

Начальник пристает: ваши действия?

Согласно официальным статистическим данным, треть работающих женщин на земном шаре страдают от сексуальных домогательств со стороны руководителей.

И если на Западе прекрасная половина человечества защищена от подобного рода нападок законом, то у нас в стране, к сожалению, дамам приходится защищаться самим – в ход идет самое разнокалиберное оружие: и слова, и ногти, и даже ноги.

 Подсчитано, что 45% казахстанских женщин, занимающихся в секциях самообороны, учатся рукопашному бою для того, чтобы уберечь себя от озабоченных начальников. 

…Кто сказал, что с помощью интернет-служб трудно найти себе работу? Чепуха. Главное, правильно заполнить личную анкету в резюме – рост, вес и фото, где вы в красном платье – строгом, но с глубоким декольте – вот на что обращают внимание работодатели. Поверьте мне, я на этом собаку съела – устроила в лучшие финансовые, юридические и промышленные компании кучу подруг именно благодаря всемогущей сети. Зато сама что-то подзастряла, вроде сделала все как надо, а предложений нет.

Совершенно случайно встречаю в Сети бывшего одноклассника: «А ты ничего, столько лет прошло – не меняешься, такая же привлекательная куколка! Слушай,  у меня друган фирмой руководит, ему секретарь нужен, не хочешь? Зарплата приличная – 700 долларов в месяц». Ну, конечно, я согласна, что за вопрос! Завтра же утром иду на собеседование… 

Костя, мой однокашник, сто лет  ему жизни,  проинструктировал меня от и до: Владимир Сергеевич, его «друган», человек молодой  - 36 лет отроду, женат вот уже пять лет, жена его - умная блондинка, что само по себе странно. После родов благоверная поправилась на двадцать килограммов, что вызвало у Владимира Сергеевича аллергию на дом, быт и супружескую постель. Теперь владелец предприятия, занимающегося импортом металлопродукции, целыми днями пропадает у себя в кабинете – он очень увлечен работой – однако, оставаясь преданным своей половине, покидает стены офиса ближе к одиннадцати, чтобы успеть поцеловать перед сном обожаемую пятилетнюю дочурку.

«Со стороны Володя кажется фартовым, но на самом деле, если с ним поговорить по душам, он предстает обиженным жизнью, ранимым и глубоко несчастным человеком», - объяснил мне Константин. «Мужики - странный народ – они плачут в равной степени и тогда, когда у них, как у того латыша – инструмент, да душа, и когда есть все, что только последняя пожелает, например, собственная фирма по импорту металлопродукции», - подумала я, выходя за порог квартиры.

Я сегодня великолепна, впрочем, не специально – как всегда. Длинные роскошные ноги идеально подчеркивают черные чулочки итальянского производства, точеную фигурку – французская красная (это мой любимый цвет) блуза – с вырезом на спине, обнажающем острые лопаточки, и черная юбка годе, купленная, правда, на базаре в Турции. Туфельки на шпильках из натуральной кожи, лакированные под анаконду, прекрасно гармонируют с сумкой из комплекта.

«Ну, красавишна!», - промелькнуло в голове, как только мой силуэт отразила до блеска начищенная полировка моего красного Митсубиси. В общем-то, шикарно одеваться – это не самоцель, мама с детства приучила меня быть элегантной, и я, школьница, была белой вороной, нося брючные костюмы с галстуками, плиссированные мини-юбки, рубашки и пиджаки, в то время, как мои сверстницы щеголяли в джинсовых сарафанах и ярких маечках на голое тело. Может быть, поэтому я, семнадцатилетняя девчонка, всегда нравилась мужчинам за тридцать, за одного из которых сразу после выпускных экзаменов выскочила замуж. Теперь мне 29, за спиной горький опыт семейной жизни, развод, учеба на бизнесфаке, а впереди – новые планы и, надеюсь, перспективы.

- Э… Не подскажете, где тут у вас директор сидит, - несмотря на высокую самооценку, я очень стеснительна и робка. - Спасибо, - бледнея и заикаясь, произнесла я в ответ девушке, указавшей мне пальцем на гигантских размеров деревянные ставни.

Особа с бейджиком «Екатерина Скворцова. Менеджер отдела сбыта» на еле заметном бюсте замерла, сканируя меня с ног до головы, кажется, она забыла, куда и зачем направлялась. Наверное, чуяла – скоро я стану ее коллегой, и тогда она, серая мышка, уйдет в тень насовсем. Глупая, я еще не понимала, что менеджер по сбыту искренне... жалеет меня.

Я постучалась, никто не ответил. Массивная дверь отворилась без особых усилий, я сделала первый шаг навстречу Владимиру Сергеевичу. Однако, помещение оказалось пустым – дубовый стол занимал его половину, здесь разместился ноутбук последней модели, органайзер, папки – видно, пустые. Сейф, множество стульев, обитых замшей, шкафы – тоже из дуба, английские жалюзи – ничего себе, директор шикует!

- Вы ко мне? – из комнатки, небольшой вход в которую едва виднелся в стене напротив меня,  вышел молодой мужчина приятной наружности.
- Я к Владимиру Сергеевичу… на работу пришла… устраиваться. Вы не знаете, где можно его… - вдруг мои глаза наткнулись на позолоченную вывеску, приклеенную над входом в конуру: «Компания «StonSteel». Директор Любимый Владимир Сергеевич». - Простите. Здравствуйте. Я к вам. Можно?

- Конечно, проходите, не стесняйтесь, - я только сейчас расслышала, – у него обалденный баритон.

Мы вошли в картонную дверь, за которой - мама дорогая! – «конура» была еще круче чем просторный кабинет, который я увидела первым. После долгой беседы на тему «что должен делать секретарь», Владимир Сергеевич засобирался меня провожать – наверное, дела. Я и мой новый босс снова оказались в огромном зале:

- Это приемная, вот ваше место, - он махнул рукой на стильный ноутбук за исполинским столом.

Мы распрощались, договорившись, что завтра в 9 утра начинается мой первый рабочий день. Помотавшись по шопам, уставшая и разбитая как телега, я рухнула на диван, едва очутившись дома. «Явно этот тип подозрительный, он даже не поинтересовался, есть ли у меня высшее образование, что я могу, какими программами владею. Ему все равно, или Костя ввел Владимира Сергеевича в курс дела?», - очевидно, на меня возбуждающе подействовал зеленый чай с корицей, я ударилась в размышления.

«Ну, правильно – он то и дело пялился на мою грудь за разговором, а первое на что посмотрел, когда увидел – ноги. И для чего он приготовил такое королевское место для будущей секретарши – раскинул золотой невод, чтобы поймать золотую рыбку?! Ах ты, кобель, да таким как ты иголки под ногти нужно совать, чтоб не повадно было! Еще чего не хватало - на чужих девок он будет смотреть, своей, что ли, мало?». Ой, стоп-стоп, что-то я разошлась – наверное, после развода все без исключений мужчины мне кажутся гуляками.

Первый рабочий день можно было назвать удачным, я беспрекословно выполняла все поручения шефа – печатала документы, делала сверки,  принимала информацию, распределяла бумаги по папкам, чертила таблицы в экселе, выписывала накладные – да чего я только не делала! Как будто в рай попала – за долгие месяцы безделья я жуть как заскучала по умственному труду, да просто – по труду.

- Спасибо, дорогая, - уходя, кинул мне Владимир Сергеевич, словно ненароком.

«Мне показалось? Нет? Тогда с чего бы это? Аля, да брось – человек поблагодарил тебя за помощь, ведь еще вчера ему приходилось отвлекаться на эти дела самому, а он – директор – ему не положено, а тут ты подвернулась. Хорошо, тогда для чего в течение восьми часов он не отходил от меня и при каждом удобном случае – когда мы оставались тет-а-тет - одаривал комплиментами? Или мне опять показалось? Говорила мне мама – твоя красота до добра тебя не доведет. И зачем я так наряжаюсь на работу? Может закупиться бесформенными платьями под горло с длинными рукавами и подолом до пят? Или дело не в одежде? Глаза! Да, меня подводят глаза! Для чего я так часто моргаю, когда вижу его? Так это от стеснения, будь оно проклято, хотя он, наверное, думает иначе…», - каждый вечер, валясь с ног на домашний диван, я вела с собой диалоги, а уже спустя месяц бесед со своим фантомом, начала присматриваться – а вдруг у меня паранойя?

Месяц, кстати, прошел без эксцессов – ни одного замечания. Хотя, признаюсь, было за что – несколько раз я ошибалась в расчетах. Но вместо того, чтобы ругать меня, начальник мило улыбался и шептал: «Не спеши, дорогая, попробуй еще раз». И это было тоже странным. Да, он тут всех называл «дорогими», но меня  - по-особенному тепло.

Короче, я убедилась окончательно – Владимир Сергеевич положил на меня глаз и раскатал губу. Напрасно – на меня где сядешь, там и слезешь, я никогда не встречаюсь с женатиками, не строю карьеру в постели, не путаю в личную жизнь с рабочей – короче, не на ту напал, и при первом же удобном случае, я дам ему знать об этом.

И он наступил уже завтра. Поздно вечером, когда здание «StonSteel» опустело, и только охранник на первом этаже побрякивал связкой ключей, оглушая эхом безлюдные коридоры, я засобиралась домой – и так задержалась порядком.

- Ты куда, дорогая? Подвезти?

- А вы почему не уходите? – попыталась я перевести разговор на другую тему.

Он подошел близко, потом еще ближе, мои бедра больно уперлись в кромку стола, я тихо вскрикнула, что, кажется, его… завело. Он приблизился еще, так, что я почувствовала биение его сердца – этот стук отдавался в моих перепонках, он часто задышал, его губы коснулись моих мочек, в одно мгновение вся я покрылась мурашками – до кончиков мизинцев на ногах. Черт возьми, это было так приятно! «Аля, нет, нет, он пользуется тобой, это мерзко, гадко, противно! Не допусти лишнего!»

- Опусти руку вниз, ты чувствуешь – я готов взять тебя всю. Как ты любишь, скажи? Я хочу тебя, детка.

Он сжал в одной руке мою ягодицу, а второй попытался расстегнуть свою ширинку, но после тщетных усилий, принялся расстегивать ее обеими. Стоявшая в оцепенении, я метнулась, к выходу, освобожденная. Ступеньки мелькали одна за другой, не заметив охранника, я вылетела на улицу. Сев в машину, разрыдалась в голос. «Я не буду этого терпеть! Обязательно проучу его!».

- Привет, я с соседнего отдела сбыта, Катерина, - подала мне руку приятная девушка, та, которая помогла мне найти директора. «Блин, Катерина такая миловидная, как я могла увидеть в ней серую мышку при нашей первой встрече?».

– Владимир Сергеевич на обеде? Тогда мы можем спокойно поговорить. Вчера я была в офисе, когда он приставал к тебе.

Я оторопела. Неужели она видела? Слышала? Знает?

– Я поднималась на этаж, когда ты бежала вниз, к выходу, заплаканная. Войдя в кабинет директора, убедилась окончательно - это случилось и с тобой: он стоял со спущенными брюками. Я буду кратка. Тут целая мафия. В компании, заметила, работают почти сплошь «модели» - одна краше другой, всех их «поставляет» Любимому его друг и правая рука Константин Затонский, у них даже типаж разработан: незамужняя, высокая, с большой грудью, умная, красиво одевается, красиво говорит.

Костя? Затонский? У меня не укладывалось в голове. Мой одноклассник решил подложить меня под своего приятеля?

- Так вот, Любимый тут всех домогался, ни одной юбки не пропустил, ты же знаешь, скорее всего, у него жена – страшная корова, но бросить ее он не может – у них дочь. Постоянная любовница ему не нужна, он любит менять женщин, а чтобы не пользоваться услугами проституток, придумал такой план – Костя устраивает в фирму красоток, а Любимый на правах начальника делает из них героинь своих эротических фантазий.

Главное условие всей этой авантюры – чтобы ни одна живая душа в офисе не знала о его наклонностях, особенно тщательно срывается правда от сотрудников-мужчин, их здесь всего десять человек – Любимый не жалует мужское общество, он его боится: не дай бог узнают – башку снесут, и друг-прокурор не поможет, и большие деньги не спасут.

В одном он только человек – после – не увольняет никого, просто игнорирует. Многие девчонки рассчитывались, некоторые даже в суд подавали, конечно, он оставался чистеньким – еще бы, у Любимого везде свои люди, вот прокурор, например, у него на свадьбе гулял, я сама влепила ему пощечину, но осталась – а куда я пойду, нынче безработица.

- Что она тут  делала? – спросил столкнувшийся с Катей в дверях Владимир Сергеевич.

- Да, представляете, это ж соседка моя – обсуждали, сколько денег на ремонт кровли сдавать нужно, - я улыбалась, усердно делая вид, что вчера вечером ничего не произошло. 

День подошел к концу незаметно. Выходя из здания, я встретила Катю. Она шла, задумавшись.

- О, я как раз хотела тебя найти, - вывела я ее из транса.

- А, не стоит меня благодарить, я посчитала нужным тебя предупредить, чтобы ты не вляпалась, как все мы.

- Да постой ты, пока не до благодарностей. Помоги мне. Знаешь, я уйду отсюда уже скоро, но прежде хотелось бы проучить мерзавца. Прибегать к банальщине не хочется  - подавать в суд, звонить жене, вести с ним нравоучительные беседы, шантажировать, надеть на свой безымянный палец обручалку – чтобы у него охота отпала, и тем более давать пощечину, все это избитые и неэффективные методы борьбы с домогательствами.

Мы сели в машину, я подала коллеге идею, та подхватила, вместе мы сочинили гениальную схему действий, которая должна будет сработать уже завтра.

Вечер следующего пятницы не предвещал для Владимира Сергеевича ничего особенного. Он вносил последние штрихи в какие-то бумажки, не торопилась домой и я – у меня тоже были дела – поважнее его. 

- Уже никого нет, время  - десять, ты чо сидишь? – неожиданно грубо спросил шеф.

- Тебя жду, - впервые я перешла с Любимым на «ты». – Я встала, одним рывком притянула его к себе, он подался, шокированный происходящим. – Иди ко мне, котенок.

- Ты играешь? Чего ты хочешь, сука?

«Сука? Меня еще никто так не называл, ну ладно...»

- Нет же. Мой зверь, мой тигр, порви меня всю, искусай, сделай своей рабыней! – я раздевала его, целовала и чувствовала, как тошнота подступает к горлу. Любимый клюнул – одним рывком он попытался сорвать с меня одежду, кинул на стол, навалился на меня всем телом. 

- Тварь, что ты делаешь! Помогите! -  неожиданно стала я сопротивляться. – Уйди, урод!

- Ты же сама хотела, сука! – Любимый уже не мог остановиться и вообще не понимал, что происходит.

- Помогите, - я двинула ему коленкой в промежность. Насильник взвыл, а я попыталась вылезти из-под него.

- Звали? - дверь отворилась, в нее вошел охранник и еще целая толпа.

- Да, помогите – он хотел изнасиловать меня, - я все еще не могла встать со стола - Любимый, лежавший на мне, оказался слишком тяжелым.

- Дайте руку. Кто-то помог мне подняться.

- Спасибо (черрт, до чего неудобно сверкать кружевными стрингами перед тремя десятками сослуживцев!).

Пересиливая боль, босс встал медленно, видимо, его раздирало любопытство, кто же этот свидетель его конфуза: Костя? Тогда проблем нет, он все поймет. Охранник? Можно замять, швырнув ему пару сотен. Кто-то из бывших любовниц-подчиненных? О, это вообще ерунда! Сюрприз! Его взору предстал полный коллектив в составе десяти мужчин, отдельно – охранника, и тридцати женщин. «Спасибо, Катерина, век тебе благодарной буду!», - пронеслось в моем воспаленном мозгу.

Наутро я снова была в офисе. На этот раз – в приподнятном настроении – в руках я сжимала листок с заявлением на увольнение.

- А где Владимир Сергеевич? - на моем месте в приемной сидел Костя-одноклассник.

- А тебе-то что?

- Да вот, уволиться хочу – нашла работу попрестижнее.

- В реанимации он, врачи борются за его жизнь. Добилась, чего хотела?

- А что с ним такое? - с долей иронии спросила я.

- Микроинсульт, сотрясение, мужики ему вчера кости намяли – перелом тазобедренной кости, пяти ребер, ключицы, открытый перелом правого предплечья, зубы выбили, козлы.

Козлы? Да мужики просто молодцы, пусть теперь Любимый шамкающим ртом благодарность им выносит за то, что вообще не убили.

Я положила листок на стол.

- Подпишет, когда правое предплечье заживет, хорошо? А ты тоже берегись, мальчик, допрыгаешься, о твоих проделках тут тоже все знают.

Через пару месяцев Любимый, обложенный гипсом, самолично вернул мне трудовую книжку.

- Мало тебе, гнида. Это за всех девчонок, которым ты в душу наплевал и растер. Не попадайся мне на пути - навсегда попрощалась я с бывшим шефом.

Потом я слышала, что о приключениях Любимого узнала жена, забрала дочь и уехала в неизвестном направлении, отвернулся от него и Костя, да что Костя – даже прокурор, и за действия сексуального характера в отношении подчиненных Любимый получил срок, пусть и небольшой, но лишился фирмы, отсидел. Где он теперь, что с ним – один бог знает.

Правильно говорят, слаба не та женщина, которая плачет, а та, что не может дать сдачи.

Ну и что в том, что твой обидчик – руководитель? Встань, выпрямись, скажи ему пару ласковых! Не понимает? Врежь, не замыкайся – не будь дурой! Нельзя уступать «голодным» начальникам, нужно искать выходы, и лучше – поизящнее, чтобы им запомнилось надолго!

Загрузка...