Опубликовано: 1038

На одном дыхании «спела» кандидатскую

На одном дыхании «спела» кандидатскую

Певица Толкын Забирова единственная среди отечественных вокалисток имеет звание кандидата искусствоведения. Совсем скоро по результатам защищенной ею в 2010 году диссертации выходит монография, посвященная вокалу.

– Моя книга – это экскурс в историю использования человеческого голоса для достижения великих целей, – говорит декан факультета музыкального искусства Национальной академии искусств им. Т. Жургенова профессор Т. Забирова.

Мысль о занятиях научной работой подал еще в студенческие годы ее педагог – известный тенор, кандидат искусствоведения Виталий Николаевич Орленин.

– Он, видя во мне свою преемницу, позиционировал меня как человека, который свяжет свою жизнь с наукой, – продолжает певица. – Я и сама в принципе была готова к этому, но для того, чтобы засесть за кандидатскую, понадобились годы. Возможно, это и хорошо: кроме информации, почерпнутой в библиотеках, у меня появился опыт сценической и педагогической деятельности. Конечно, все это требовало выхода, да и мысль, что кто-то же должен изложить все это на бумаге, не давала покоя. Но подвергнуть собственную профессиональную жизнь научному анализу оказалось очень непросто. Спасибо моей семье: все – мама, муж и трое сыновей – стали мне помощниками в этом нелегком деле.

А с другой стороны, как бы ни было тяжело, когда для человека профессия – смысл и образ его жизни, все, что связано с ней, не причиняет адских мук. Тем более что за плечами у меня не только концерты, но и долгие, изматывающие, но приучающие к терпению репетиции в студиях.

На то, чтобы материал, раскиданный по разным источникам, объединить в единое целое, потребовалось два года. Но вывод, к которому пришла соискатель ученой степени, потряс ее: человеческий голос издревле был мощнейшим орудием – через него люди прокладывали дорогу к власти, им излечивали, им вселяли надежду, звали на бой… Через псалмы, которые писал папа Римский Григорий IV для церковного хора, прихожане слышали голос самого Бога. Казахстан – не исключение. Серэ, салы и жырау, искусно подавая голосом поэтическое слово, высмеивали всесильных властителей, взывали – и не безуспешно – к их чести и совести.

– Но просто защитить диссертацию оказалось мало – меня вызвали на экспертный совет в Астану подтвердить свою кандидатскую, – вспоминает те нелегкие дни Толкын. – Меня это нисколько не обидело. По нынешним временам, когда развелось видимо-невидимо кандидатов и докторов наук, вопрос: «Что вообще может написать певица?» – звучал вполне резонно. И все же, когда я с температурой приехала в столицу, там немало удивились. А я была даже рада: мне хотелось, чтобы там увидели – моя работа настоящая, самостоятельная, а не написанная кем-то. 

Певиц все обычно представляют эфемерными созданиями, легко порхающими от одной гламурной тусовки к другой, а главное – готовыми в любое время суток развлечь толпу, жаждущую зрелищ. Но о Толкын этого не скажешь, она очень серьезно относится к своей профессии.

– Я не заводила и не душа компании, – признается она. – Популярные передачи, где нужно рассказывать хохмы и анекдоты, – это, извините, не мое.

У нее не было колебаний – кем стать. То, что будет певицей и только певицей, она решила в 9 лет.

– Мы с мамой жили в Аягузе, когда к нам из Алма-Аты приехала бабушка, чтобы забрать внуков к себе на каникулы. Я заявила ей, что больше оставаться здесь не намерена: мне надо учиться музыке, – рассказывает Толкын. – Бабушка, нисколько не удивившись, всерьез восприняла мои слова. И уже осенью я училась в специализированной музыкальной школе имени Ахмета Жубанова. 

Несмотря на то что Толкын – единственная дочь у своих родителей, во всех своих интервью она говорит, что росла в большой и дружной семье.

– У моей мамы – пять сестер, и я до 5-го класса считала, что их дети – мои родные братья и сестры. А во главе этой семьи стояла моя замечательная бабушка – Несипжамал Батталова. Мать 12 детей, она в 50 лет осталась вдовой, но не сломалась, а начала свою жизнь заново: первая из нашей семьи уехала в Алма-Ату. Она решила, что так будет лучше для ее подрастающих внуков.

Редкость для казашек тех лет: бабушка владела не просто грамотой – вдобавок к родному казахскому, она писала и читала на арабском. Но самый большой ее талант – она любила людей. Поэтому рядовой фармацевт, она умела найти общий язык и с академиком, и со знаменитым артистом, и с простым чабаном, и даже… с соседской собакой, для которой у нее всегда находилось ласковое слово. 

Вспоминая ее сегодня, могу сказать одно: все-таки генетика – великая вещь. Ведь моя бабушка, тобыктинка Несипжамал, была из одного с великим Абаем рода. Более того, ее отец, Смаил-кажи, живя по соседству со степным гением, не просто общался с Абаем – они дружили. Дар отца – излагать все увиденное в стихах – передался и дочери: бабушка Несипжамал могла написать оду к любому торжественному событию.

Помню, как однажды она взяла меня на юбилей Бауыржана Момышулы. Когда мы с ней зашли в зал, все встали, а сам юбиляр, который славился суровым нравом, с радушно протянутыми для приветствия руками пошел к ней навстречу. Но самое удивительное – забыв, оказывается, дома написанные к случаю стихи, бабушка стала блестяще импровизировать.

То, что я хорошо знаю свои корни, народные обычаи и традиции – ее заслуга. У нас дома было очень много литературы – классика и фольклор. Так что можно сказать, что я выросла на эпосах. «Ер-тостик», «Кобланды-батыр», «Козы-Корпеш и Баян-сулу» – это все осталось в моей памяти….

Как тот сказочный Канбак-шал, бабушка легко перемещалась с одного места в другое – ведь она дружила со множеством людей, и я, любимая внучка, всегда была с ней рядом. Я знала, что после обычных взрослых разговоров наступит момент, которого я всегда ждала с нетерпением, – меня попросят спеть. Поэтому, когда меня спрашивают, каким у меня было детство, я отвечаю, что его фактически не было, – общаясь со взрослыми, я росла не по годам серьезной девочкой.

…Уважительное отношение к семейным ценностям, умение дорожить тем малым, что имеешь, – это все у меня от бабушки. Я очень долго ждала своего первенца, а потом Всевышний, словно сжалившись надо мной, дал мне еще двоих детей. И я, вспоминая свою незабвенную бабушку, учу их тем же заповедям, что когда-то и она меня: уступить место старшему, уметь достойно поздороваться, а самое главное – просто любить людей.

Источник: Казахстанская правда.

Загрузка...