Опубликовано: 1387

Команда, которая делает телешоу. Часть I

Команда, которая делает телешоу. Часть I

«Х-фактор» и «Қазақстан дауысы» - яркие, музыкальные, зрелищные, самые любимые зрителями телешоу. Рейтинги бьют все возможные рекорды, и мы действительно можем гордиться качеством этих  программ.

Их производство – гигантский механизм, наполненный талантами и стараниями лучших профессионалов. Мне посчастливилось попасть в закулисье прямых эфиров, заглянуть во все уголки и закоулки.  И то, что узнала, оказалось настолько интересным, что решила поделиться этим с вами.    

Исмаил Игильманов Генеральный продюсер телешоу Superstar.kz, Х-Factor, Қазақстан дауысы.

Исмаил, Ваша команда создает зрелищные и качественные телешоу высокого мирового уровня. Как пришла идея взяться за такие масштабные и сложные проекты?

- Мы заметили, что лицензионные продукты в любой стране мира занимают более высокие строчки в рейтингах, чем обычные программы. Когда мы взвешивали все “про и контро”, то было очевидно, что многие программы на нашем телевидении, даже те, что сделаны талантливо и профессионально, всё равно где-то “проваливаются”. Но если проект идет во многих странах, и везде его принимают на ура, - это может означать лишь одно – все технологические моменты производства просчитаны идеально. Как с точки зрения техничекого исполнения, так и в плане содержательном. То есть по таким показателям как зрелищность, эмоциональность - проект отвечает интересам зрителей. Мы решили, что не стоит создавать свой велосипед, в то время как на рынке продаются уже готовые лицензии на производство удачных, современных, грамотных и интересных шоу. Получилось, что попали в цель – казахстанцы оценили наш выбор.

Ваши проекты бьют рекорды, занимая верхние строчки рейтингов, в чем секрет такого успеха? 

- В любом успехе всегда – несколько составляющих. Во-первых, реалити-шоу – вообще очень рейтинговый продукт. Зритель видит на экране саму жизнь: это не придуманные персонажи, заучившие готовые текст. Это живые люди, и зритель им сочувствует и переживает. Во-вторых, у нас лучшая команда в Казахстане, на съемочной площадке и в монтажке они могут находиться днем и ночью, если нужно. А телевидение, как раз-таки, только так и можно делать. Если не с полной отдачей – то нет смысла и начинать. Ну и последний момент – это то, что все наши крупные проекты – музыкальные. Казахстан – поющая страна, где люди хорошо знают, понимают и чувствуют музыку. И практически все поют. Поэтому, вокальный конкурс – это очень близкая тема для каждого зрителя.

В чем состоит главная цель таких проектов как «Х-factor» и «Қазақстан дауысы»?

- Наша главная цель – прежде всего – сделать продукт, который бы стал показателем качества. Казахстанское телевидение нуждается в развитии и росте – мы показываем очень высокий уровень и намерены эту планку повышать. Что касается зрителя, то наша главная цель здесь – подарить радость, встречу с музыкой, показать, как много талантливых людей в наше стране. Есть и еще одна сверхзадача – в наших телешоу мы показываем, как трудно добиться успеха, но показываем также и то, что это возможно. Просто у человека должна быть четко очерченная цель.  А также умение идти к ней, способность к росту, бесстрашие и вера в себя. И тогда всё получится!

Ваши пожелания участникам и зрителям:

- Здоровья, счастья, гармонии с собой и миром. И успеха, конечно, - в конце концов, все наши проекты как раз об этом.

Александр Хардиков Генеральный продюсер телешоу Superstar.kz, Х-Factor, Қазақстан дауысы.

Как у Вас хватило духу запустить такое масштабное телешоу? Что мешало, а что помогло поставить на рельсы такое сложное производство?

- О каком шоу идет речь? Наша команда успела выпустить 5 сезонов «Х-фактора», 2 сезона «Казахстан дауысы»,  «Жулдызды сат», «Фабрику звезд», 4 «Золотых граммофона» и еще много чего. Сейчас не помню.  Дух здесь ни при чем, все просто. Если хочешь ничего не делать и иметь много денег, возглавь компанию, в которой люди хорошо работают. Я взял и возглавил. Остальное уже от меня мало зависело, все как то наладилось и покатилось в нужном направлении по известным вам рельсам.

Телезрители видят окончательную красивую картинку, а что стоит за всей этой красотой изнутри?

- В телевидении красота должны быть не только «изнутри», а главным образом снаружи. Поэтому и важна так называемая «картинка». Искусство продюсера – правильно распределить полученный бюджет, не жалея денег на хороший свет, декорации и талантливого художника. Если вам нравится картинка, значит, я правильно все распределил и подобрал прекрасных исполнителей. Если говорить серьезно, то это труд многих людей: осветителей, декораторов, администраторов, художников, водителей и уборщиц. И все они должны быть не равнодушны к нашему общему делу. Конечно, трудно найти неравнодушных уборщиц, но нам и это удалось.

Ваши проекты дают хорошие шансы талантам из народа и начинающим артистам, вы открываете новые имена. Как складываются ваши отношения с победителями и с теми, кто вырос на проекте?

- Никак. В основном я общаюсь с членами  нашей профессиональной команды, а с ребятами общаются администраторы и режиссёры, поэтому душещипательные истории, типа «когда он ушел из проекта, я долго рыдал»,  вы от меня не услышите. Я стараюсь не общаться с конкурсантами, чтобы не привыкать к ним и бесстрастно объявлять результаты голосования телезрителей.

Говорят, что в наше время все можно купить, сколько стоит победа в телешоу?

- Кстати, что меня действительно раздражает, так это крики – «У вас все куплено». Они сопровождают все популярные проекты. Я все время судорожно подскакиваю, услышав этот крик  и начинаю искать деньги – ведь если все куплено, то все продано и тогда  где деньги? И все никак  не могу их найти и ужасно расстраиваюсь.

Но давайте по порядку. Основные претензии всегда к голосованию телезрителей. Хотел бы кратко объяснить как это происходит, так как именно незнание алгоритма этого процесса вызывает спекуляции. Итак, вы голосуете, и ваше смс получает один из трех существующих в Казахстане операторов сотовой связи.  Далее ваш голос от операторов передается провайдеру, кандидатуру которого  утверждает наш западный Лицензиар. Я вижу на своем мониторе результат голосования в режиме он-лайн, этот же результат видит в это время «хозяин Лицензии» . Подтасовать результат технически не возможно, это слишком легко проверить  и слишком много людей должны быть вовлечены в процесс подтасовки. Предположим вам удалось меня подкупить и я подтасовал результат. Но мне к большому сожалению придется делиться (а я это ужасно не люблю): 1.С Лицензиаром (он ведь видит на мониторе то же что и я) , 2.Делиться с провайдером (он ведь присылает мне результат и тоже его видит), 3. Придётся подкупить двух, а лучше для верности всех трех операторов связи, чтоб они молчали. Возьмут они много, так что получится довольно крупная сумма, несколько миллионов долларов получается. Если она есть у людей которые участвуют в нашем шоу, то я им искренне советую распорядиться ею по другому. Наймите хороших преподавателей по вокалу, запишите несколько хороших песен , снимите клип и купите ротацию на телевидении и радио. Уверен, это вам обойдется дешевле.

С какими еще претензиями Вам приходится сталкиваться в ходе работы?

Еще одна, претензия, о том, что «мои смс не доходят». К сожалению, в данном случае мы ничего сделать не можем. Это вопрос необходимо переадресовать к качеству связи, которые предоставляют наши отечественные операторы связи. Хотя уверен, что на исход голосования это повлиять не может. Ведь если смс не доходят, то они не доходят не за какого отдельного конкурсанта, а за всех.

Следующий  миф о том, что мы зарабатываем огромные деньги на смс-голосовании. К моему глубокому сожалению, это не так. 60 % от всей суммы забирают операторы, около 20 % забирает провайдер за обслуживание  всей системы голосования,  а половину от оставшейся суммы уходит Лицензиару. Не трудно подсчитать что нам практически ничего не остается. 

Ляззат Бигалиева Исполнительный продюсер

У Вас огромный опыт организационной работы, Вы работали и на площадке первого сезона Superstar.kz, и на площадках ответственных мероприятий с участием Президента. Сольные концерты мегазвезд, телешоу в прямом эфире – все это для Вас объединено спецификой работы, в чем она заключается?   

   -Специфика работы исполнительного продюсера состоит в умении полностью собрать всю команду и при этом уложиться в предлагаемый бюджет, предусмотрев все: специалисты, свет, декорации, съемочное оборудование, монтаж… Операторы, администраторы, редакторы, техники, стилисты – каждый занимается своим делом, а исполнительный продюсер координирует работу всех отделов. То есть несешь ответственность за окончательный продукт. И тут важно правильно поставить перед командой задачи, а для этого важно самой уметь быть исполнителем, я при случае сама могу и за монтаж сесть, и сценарий написать. Потому что вникая во все вещи, я смогу требовать качество исполнения от других.

В чем заключается сложность работы над телешоу?

- Над телешоу работать и сложно, и просто. На телеканалах  знают, какие проекты в мире пользуются наибольшим зрительским успехом, поэтому в работе нам уже не нужно изобретать велосипед, потому что мы действуем строго по инструкциям лицензиаров -  FremantleMedia «Х Factor» и Talpa «Қазақстан дауысы».  Существует определенный «Production Bible» - библия производства, где расписано все – шрифты, цвет, логотипы. Мы пошагово все соблюдаем, но идем с учетом местного менталитета. Делаем это осторожно, в отличие от российских коллег, помните, что в их версии «Х factor» назывался «Фактор А», и не пошло у них… На шоу «Голос» 26 стран взяли лицензию, мы соблюдаем все условия, и успех у «Қазақстан дауысы» ошеломляющий. Об этом говорят рейтинги, количество подписчиков в соц.сетях, большой зрительский ажиотаж на съемках. Это, конечно, уже не смешно, потому что приходится приглашать усиленную охрану, чтобы охранять съемочный павильон от большого количества желающих попасть на съемки зрителей, все просто не помещаются.

Что Вас больше всего радует в этом процессе?

Меня радует сама атмосфера. Общение с людьми, новые лица, новые голоса… Работа психологически интересная, здесь нужно смотреть – подойдет ли человек по tv-формат, сможет ли работать в команде так, как мы требуем от участников, ведь за красивой картинкой на экране стоит труд сотен людей.  Мне нравится смотреть, как люди меняются на проекте, ведь рост идет и голосовой, и профессиональный,и личностный. У многих меняется сознание, они изнутри понимают, что происходит на сцене и что вообще такое «артист». За двумя часами эфира «Қазақстан дауысы» стоит многодневный труд, репетиции днем, вечером – прогоны. Выдать прямой эфир это вам не бухты-барахты, каждый должен знать, что он делает… Меня атмосфера прямого эфира очень заводит. Для меня прямой эфир провести легче, чем запись. Хотя для многих кажется, что делать программы в записи проще… Меня работа в прямом эфире очень дисциплинировала, я теперь точно рассчитываю время по жизни, и знаю, что нельзя выходить за рамки определенного времени.  

Ваши пожелания участникам и зрителям:

- Зрителям - смотрите, это интересно! А участникам и всем, кто хочет пробиться - не надо бояться, приходите обязательно! Вот так ездишь смотришь, спрашиваешь: «Почему не пришел?» Поверить в чужие разговоры просто, а придти и попробовать? Ведь не сделав шаг – не поймешь… Наши телешоу дают возможность, чтобы вас полюбили зрители, заметили продюсеры, а что делать дальше зависит от желания самого участника.

Наталья Слудская Главный редактор Х-Factor.

В чем заключается специфика вашей работы на «Х факторе»?

- В том, чтобы  в кратчайшие сроки раскрыть человека и показать его зрителю таким, какой он есть в реальной жизни. Все наши герои приходят на проект, абсолютно уверенные в своих вокальных способностях и возможностях. Но мало кто из них умеет открыто разговаривать с публикой.

Подавляющее большинство из них люди стеснительные и закрытые. Действительно, нас с детства учили не высовываться и быть, как все. Нам, редакторскому составу, нужно помочь им раскрыться, показать, что каждый участник индивидуален и неповторим. А для этого нам самим надо разглядеть тонкости натуры, заставить человека заговорить, научить его быть искренним и не бояться публики. Откровенность – в наше время дорогого стоит: сегодня быть откровенным – невыгодно, а иногда и просто опасно. Мы ломаем этот стереотип – герои наших проектов рассказывают о себе всё. Это некая школа искренности. Я думаю, зритель потому так неравнодушен к нашим участникам, что он видит в них хорошо знакомых. Даже близких людей. Это именно в силу, как вы выразились, специфики нашей работы.

«Х-фактор» изначально западный проект, как Вам удалось сделать его понятным и популярным для казахстанских зрителей?

Это общемировой проект. По-моему, 73 страны его сейчас показывают. Так что нам не пришлось делать ничего особенного. Успех проекта прежде всего в самой идее. Все хотят петь. И все хотят побеждать.

Как именно поют те, кто поет лучше других, и кто из этих лучших все-таки добьется победы – наблюдать за этим крайне интересно и полезно. Так как пути к успеху в любой области одинаковы: это самоотдача, трудолюбие, талант. Это все в нашем шоу видно, как на ладони. Это и привязывает зрителей к экрану. Но я думаю, что если бы мы просто транслировали, например, Британский X-Factor, у нас бы не было такого успеха. Зритель махнул бы рукой: «А, ну понятно, это же Англия, у них там все по-другому!» А здесь – на экране наши, казахстанские ребята: наши города, голоса, наши лица, наши песни. Всегда интереснее болеть за своих.

Вам как редактору приходится пропускать истории участников проекта через свое сердце? Если да, то удается ли оставаться беспристрастной как этого требуют правила?

- Безусловно, мы пропускаем всё через себя. Каждую историю, каждую тему. Никто не догадывается, что мы чувствуем каждый раз, когда на очередном финальном концерте сцену покидает очередной участник.  У нас в офисе частенько бывает сыро – то море смеха, то целые реки слез.
Знать о переживаниях своих героев и быть безучастным – невозможно. Другое дело, что показывать свои чувства конкурсантам мы не должны. Этого требуют правила. Это для того, чтобы мы не повлияли на настроение наших конкурсантов – мы должны быть нейтральны. Ну да, стараемся соблюдать эти правила, не показываем своих истинных чувств. Но в последние недели проекта мы уже знаем друг друга, как облупленные. Мы – их, они – нас. И обе стороны чувствуют все, что происходит, ловят из воздуха. И есть у меня такое ощущение, что они нас тоже отлично “считывают”. Понимают, как мы за них переживаем. Но виду не подают, а значит, формально правил мы не нарушаем. Ну и хорошо.

Расскажите, пожалуйста, какой-нибудь интересный или забавный случай из истории проекта.

- За пять лет?! За пять лет их было миллион, наверное! А, вот, вспомнила. Эпизод “В гостях у жюри” Пятого сезона мы снимали в Турции, в Анталье. Накануне выступления участникам надо распеться и нам отдали один из баров для репетиции. Мы там прочно обосновались, ребята увлеклись, вообще забыли обо всем, драйв был бешенный, песни шли уже нескончаемым потоком. Вдруг посреди этого стихийного концерта вырастает фигура управляющего. У человека был очень растерянный вид.

“Пожалуйста, - говорит. – Не могли бы вы петь потише. У меня ресторан остался без обслуги. Мне и наказывать их не хочется, понимаю, интересно им…” Мы смотрим, а там весь официантский состав выстроился на лестнице и слушает. Мы всё срочно свернули. А вечером управляющий позвал нас в главное фойе, торжественно открыл семейную реликвию хозяина отеля – роскошный мраморный рояль – приложил руку к сердцу и сказал: “Пойте, пожалуйста!”

Продолжение следует...

Загрузка...