Опубликовано: 1655

Иван Щеголихин: Основой и смыслом существования пусть будет культура...

Иван Щеголихин: Основой и смыслом существования пусть будет культура...

В минувшую субботу, 11 декабря, умер Иван Щеголихин.

Он родился 1 апреля 1927 года в Кустанайской области. Окончил Алматинский медицинский институт. Член Союза писателей СССР с 1958 года. Народный писатель Казахстана. Автор множества романов и повестей, общественный и государственный деятель.

В течение 20 лет с перерывами он был членом редколлегии и завотделом прозы в журнале «Простор», откуда пять раз увольнялся из-за своих смелых публикаций «по собственному желанию». Перевел на русский язык произведения выдающихся писателей Казахстана Мухтара Ауэзова, Сакена Сейфуллина, Габидена Мустафина, Хамзы Есенжанова, Бердибека Сокпакбаева, Малика Габдулина, Ади Шарипова. В постперестроечные годы Иван Павлович Щеголихин активно участвовал в политической жизни, был членом Национального совета при президенте РК, депутатом трех созывов Верховного совета и сенатором парламента Казахстана. А главное – Иван Павлович Щеголихин был Человеком, который талантливо жил и творил, в романах и повестях которого каждый читатель может найти мудрые ответы на вечные вопросы: как жить, как любить, как обрести счастье?..

…С семьей Щеголихиных я познакомилась в 2004 году. В том же году Иветта Николаевна, заслуженный врач Казахстана, самоотверженная супруга и соратница Ивана Павловича, с которым они прожили в любви и согласии 50 лет, однажды сказала: «Бог забрал у нас сына, но подарил дочь по имени Зайтуна». Для меня как человека это не только трогательно и дорого. Я понимала и понимаю, что несу ответственность перед ними. И делала все, чтобы оправдать слова Иветты Николаевны.

Прощаясь с нами, перед тем как уйти в вечность, в последние тяжелые два дня, когда я была рядом вместе с ним, с Иветтой Николаевной и их дочерью Галиной, Иван Павлович говорил, что он всегда любил казахов за их великую душу и благодарен им за все. Он говорил с благодарностью и признательностью о тех, кто понимал и поддерживал его. В первую очередь о президенте Нурсултане Абишевиче. В своей книге «Мир вам, тревоги прошлых лет» Иван Павлович написал: «Президент не запрещает мне говорить и писать, что думаю. Мало того, ему необходимо знать мое восприятие той или иной непростой ситуации. Может показаться странным, неправдоподобным, но самые свои резкие, рискованные суждения о нашей жизни я бы доверил читать прежде всего ему».

Он с благодарностью говорил о Махмуде Касымбекове, который написал о нем и о теплом отношении нашего президента к Ивану Павловичу в главе «Белокрылые птицы признания» в книге «Первый». О Дюсенбеке Накипове, талантливом писателе, поэте, журналисте, к которому Иван Павлович относился с отеческой заботой. Он нежно говорил о Светлане Назаровой, которая организовала творческий вечер Ивана Павловича и прекрасно его провела и написала несколько статей о нем. Они были связаны и творчески, и человечески.

11 декабря я принесла ему послушать на диске стихи Бахыта Каирбекова об Астане из цикла «Поэтический родник», записанные на Казахском радио, потому что знала, что этот город был дорог ему. Он с особой теплотой отзывался о Гафу Каирбекове и его сыне Бахыте. Он сказал, что видел замечательные фильмы о Казахстане и его президенте, которые снял Бахыт Каирбеков, но не знал, что и его поэзия замечательна. Я передала ему теплые пожелания Бахыта и слова Жумата Махамбетова – заслуженного деятеля искусств Казахстана, которые он надиктовал в диктофон на троллейбусной остановке, совершенно случайно встретившись мне, едущей к Ивану Павловичу (случайно ли? Как это все символично…).

Это были слова признательности знаменитому русскому писателю от представителей казахской творческой интеллигенции. Иван Павлович был очень тронут и, несмотря на слабость и неважное самочувствие, повеселел и даже шутил. На прощание я спела ему один куплет из его любимой казахской песни «Айттым салем каламкас». Не хотела говорить «Прощайте» и не сказала… Лишь напомнила ему его же слова о том, что «надежда никогда не умирает».

В 2008 году журнал «Простор» опубликовал в трех номерах составленные мною фрагменты из самых запомнившихся мне многих опубликованных Щеголихина. Я выстроила их в одну сюжетную линию под названием «Читая Ивана Щеголихина…» и сообщила казахстанским читателям, что эти фрагменты войдут в аудиокнигу. Это была моя идея популяризировать замечательного писателя. В аудиокниге я вместе с Иваном Павловичем читаю его самые прон¬зительные и наполненные любовью к казахской земле и ее народу строки из его известнейших романов. Эта аудиокнига была нами записана, и сейчас необходимы средства, для того чтобы ее издать и подарить всем казахстанцам, кому был дорог Иван Павлович и его произведения.

Его последней просьбой было опубликовать только что завершенный документальный роман под названием «Между прошлым и будущим», работу над которым он завершил за несколько дней до ухода. Он попросил меня обратиться от его имени с просьбой к Дюсенбеку Накипову и Светлане Назаровой, чтобы они подготовили роман к публикации. Меня он также включил в редакционную коллегию и попросил найти людей, которые смогут опубликовать роман и издать аудиокнигу «Читая Ивана Щеголихина…». Там звучит его голос, и этот роман, и аудиокнига – его завещание казахстанскому народу, которому он служил верой и правдой всю свою жизнь.

Думаю, что Иван Павлович дал бы мне согласие процитировать его удивительные слова из этой аудиокниги и его некоторых других произведений читателям «Известий-Казахстан», что я и делаю.

«Я никогда не мечтал жить долго, но всегда мечтал жить влюбленным. Трижды побывал на том свете и все-таки дотянул до восьмидесяти. Показатель вполне приличный, даже повыше среднего, и теперь я вправе считать себя свободным. Теперь уже не скажут в некрологе, что ушел «преждевременно», словно бы сбежал на тот свет от греха подальше, недотерпел. Нет, я дотянул до приличного возраста. Как выносливый стайер на длинной дистанции я исполнил долг перед природой и теперь свободен. Теперь мне всё можно».

Из аудиокниги

«Моя жизнь только к одному и сводится – к любви. Умирая хоть завтра, хоть через полсотни лет, скажу одно: только ради любви стоит оставаться на этом свете. Любую беду она может превратить в надежду. Иных ценностей на земле нет и, дай Бог, не будет, хотя нам и пытаются их всячески навязать».

Из романа «Не жалею, не зову, не плачу»

«В чьем сердце ты хочешь оставить память о себе: в русском или в казахском? Русские ему ближе, роднее, что говорить. Но добрая память ему дороже в сердце казаха. Пусть наши боги – всех ста народов – вознаградят казахов за их великое долготерпение. За их великую душу, сейчас она определяет многое».

Из повести «Холодный ключ забвенья»

«Основой и смыслом существования пусть будет культура, она добрее и надежнее богов разделителей, она сметает барьеры, и в ней всегда вырастал и побеждал только тот, кто отважно служил единству и находил свое счастье не в исполнении желаний, а в желании исполнить свое назначение. Да будет так, аминь».

Из романа «Выхожу один я на дорогу»

«Так что же такое предопределение? Это предустановленный свыше ход мировых событий. Это судьба отдельного человека, народа и всего человечества. Это промысел Бога, осуществляемый посредством человеческой деятельности. Все люди на Земле по воле Бога делятся на избранных и отверженных. Воля Бога непознаваема, непредсказуема, неустранима и неисправима. Избранные будут спасены, отверженные – обречены. Спрашивается – за что? Ответа нет, и в этом заключается тайна и величие Бога. Человеку избранному Бог посылает озарение, как бы внешнюю помощь. Она соединяется с внутренним усилием, отчего возникает охваченность благодатью. Дела земные на судьбу никак не влияют. Талант, удача, везение, умение даются как благодать Бога. Однако избранность проявляется при негасимой вере».

Из повести «Хочу вечности»

«Язык любой нации – не просто средство общения, способ связи. Язык – носитель, голос национального достоинства, выразитель нравственной, политической и гражданской полноправности народа. Мы, русские, не испытавшие на своем веку притеснений, не сразу способны понять и представить, каково казаху читать, писать, думать и, по существу, жить на чужом, не родном ему языке. Попытайтесь, приложите усилие, поставьте себя на его место. Статус коренного языка в национальной республике ни в коей мере не ущемляет, скорее, наоборот, законно оформляет право других наций пользоваться родным языком повсеместно. В таком случае что же изменится? Для людей равнодушных – ничего не изменится: как жили они, так и будут жить (хотя процесс начался уже, и перемены в языковой ситуации очевидны). Но человек неравнодушный поймет и представит, каково казахскому писателю на родной земле оказаться в положении эмигранта: для кого писать, если читателей на родном языке все меньше, тиражи снижаются, книги не раскупаются? Каково казахскому ученому в сложной научной отрасли не иметь возможности поделиться своим открытием с сородичами? Поскольку на родном языке нет полного соответствующего понятийного аппарата и системы терминов, каково в частной семейной жизни старикам общаться с малышами? Не понимая друг друга? «Свет очей моих!» – ласково говорят казахи внучатам, а ребятишки иногда не слышат их. Самых нежных, самых проникновенных слов, питающих детскую душу, не слышат. Обрывается связь поколений, духовная преемственность, традиция, этническая память – и виной тому наш без вины виноватый русский...»

Из статьи «Язык… до востребования», опубликованной в августе 1986 года газетой «Казахстанская правда»

Мне кажется символичным, что Иван Павлович попросил меня обратиться от его имени к писателю, поэту, журналисту и сценаристу Дюсенбеку Накипову и поэтессе и журналисту Светлане Назаровой, чтобы они вместе подготовили его законченный последний документальный роман «Между прошлым и будущим» к публикации. Даже своим уходом он объединил в работе, чтобы дать жизнь его новой книге, русскую женщину и казахского мужчину. А это знак того, что казахстанский народ станет еще сплоченнее и всем миром преодолеет любые трудности на пути к будущему. Я надеюсь, что его просьба о публикации этого романа и издании аудиокниги «Читая Ивана Щеголихина» будет исполнена.

И последнее. Помню, как радовался Иван Павлович, когда узнал, что скоро в Казахстане на радио и телевидении начнет работу канал «Мэдениет», желая этому каналу светлой дороги к сердцам всех казахстанцев. Потому что этот канал будет рассказывать всем народам, живущим в Казахстане, о культуре и истории казахов – о великой культуре свободного народа Великой степи. И доказательством тому – слова Ивана Павловича из его повести «Хочу вечности»: «…Свобода для казахов была понятием совершенно естественным, они были номадами, кочевниками, и Богом для них было бескрайнее Небо, а на нем Луна и Звезды, и все это объединялось одним божественным словом – Тенгри».

А главное – Иван Павлович Щеголихин был Человеком, который талантливо жил и творил, в романах и повестях которого каждый читатель может найти мудрые ответы на вечные вопросы: как жить, как любить, как обрести счастье?.. 

Автор: Зайтуна Джандосова
Источник:
Известия Казахстан

Загрузка...