Опубликовано: 758

История Игрушек – как все начиналось

История Игрушек – как все начиналось

 В июне этого года в прокат в формате 3D выходит новый полнометражный мультфильм Disney/Pixar «История Игрушек: Большой Побег» – и, наверное, поклонники мастерства художников

студии Pixar Animation Studios не ожидали с таким нетерпением ни один фильм. Пока заканчивается работа над фильмом, мы вспомним, с чего всё начиналось: самую первую «Историю Игрушек» и её сиквел, «Историю Игрушек 2».

Выйдя на экраны в 1995 году, «История Игрушек» навсегда изменила индустрию анимации (и весь кинобизнес в целом). Но как родился этот обманчиво простой сюжет о разношёрстной компании игрушек, которые оживают, стоит только хозяину шагнуть за порог? Мы расскажем вам невероятную историю о том, как группа молодых и неопытных аниматоров и технических специалистов, работающих в офисном здании в сотнях миль от Голливуда, перевернули мир анимации и создали одну из самых прекрасных сказок в истории.

В наши дни фильмами, целиком созданными при помощи компьютерной анимации, никого не удивишь, поэтому так легко забыть о том, что 14 лет назад появление «Истории Игрушек» стало настоящим потрясением. Этот фильм, ни много, ни мало, открыл новый вид кинематографа. Коллеги-аниматоры и программисты выбегали из кинотеатров с мыслью: «Где этот Pixar и как туда устроиться?». «История Игрушек» оказала такое влияние на популярную культуру, что сегодня кажется, будто её симпатичные персонажи и незабываемый сюжет всегда были частью нашего мира.

Неужели действительно были времена, когда не было Вуди, благородного ковбоя-марионетки, предводителя игрушек, принадлежащих мальчику по имени Энди? («Наше совещание по профилактике коррозии пластмассы прошло удачно, и я благодарю мистера Грамоту за активную помощь», – отпускает Вуди в первом фильме.) Или Базза Лайтера, самоуверенного астронавта, для которого известие о том, что он – игрушка, становится настоящей трагедией? Или пёстрой толпы второстепенных персонажей: собаки Спиральки; мистера Картофельная голова (который то и дело меняет местами губы, уши, глаза и нос, чтобы подчеркнуть свою мысль); взвода пластиковых зелёных Солдатиков; пугливого и смешного динозавра по имени Рекс (от «Тираннозавррекс»); немого коня Вуди по кличке Яблочко; ковбойки Джесси, страдающей от клаустрофобии; и противного старателя по прозванию Вонючка Пит, который ни дня не провёл на свободе, вне упаковки?

«История Игрушек» и «История Игрушек 2» не только подарили зрителям много незабываемых персонажей (что само по себе уже невероятно трудно); они познакомили мир с лёгким и обаятельным анимационным стилем, с прочувственными и изобретательными сценариями, безупречным мастерством и ярким чувством юмора студии Pixar. В любом уголке планеты, если ребёнок, выйдя из своей комнаты и выключив свет, тут же несётся обратно, чтобы посмотреть, не сдвинулись ли с места его игрушки, или жалостно спрашивает: «Почему мой Базз Лайтер не умеет говорить?» – родители знают, что благодарить за это надо Pixar. С одной стороны, две «Истории Игрушек» – это отлично сделанные детские фильмы. С другой стороны, это вечные истории о человеческой природе во всех её проявлениях: от смелости и благородства до зависти и предательства. «Мы – счастливчики, которым повезло задеть струну, сидящую в каждом человеке: веру в то, что игрушки оживают, когда мы выходим из комнаты», – говорит Эндрю Стэнтон, автор сценария и режиссёр «ВАЛЛ-И» и «В поисках Немо».

В начале 90-х Pixar был совсем не таким, как сегодня. Не было ни виноградников, ни целой галереи «Оскаров». Джон Лассетер, Джо Ранфт, Эндрю Стэнтон и Пит Доктер работали в Пойнт-Ричмонде, занимались разработкой системного обеспечения и программ, снимали рекламные ролики и короткометражки и мечтали пробиться в большое кино. В какой-то момент они решили свернуть торговлю компьютерами для трёхмерной графики, которые они называли Pixar, и войти в кинобизнес… или хотя бы попытаться. «Мы снимали рекламные ролики, но нашей главной целью был 30-минутный рождественский телефильм по мотивам короткометражки Джона Лассетера «Игрушка» (Tin Toy), – вспоминает Пит Доктер. – Нам казалось, это будет лучшим шагом на пути к полному метру». Доктер – один из главных создателей двух «Историй Игрушек», режиссёр «Корпорации монстров», а также режиссёр и автор сценария фильма «Вверх». «Это сейчас Эд Кэтмолл [президент студий Walt Disney и Pixar Animation] говорит, будто мы с самого начала были нацелены на полный метр, но в 1990-м мне так совсем не казалось, – продолжает он. – Мы даже не надеялись на это, пока люди из Disney не сказали: ладно, давайте снимем кино».

Получив от студии зелёный свет, Джон Лассетер задал своей маленькой творческой группе немаловажный вопрос: «Какое же кино мы снимем?».

«Его первой мыслью было растянуть наш рождественский проект до 90 минут, – рассказывает Доктер. – Мы умели снимать короткометражки и разбирались в анимации, но ничего не знали о том, как писать сценарии и удерживать внимание зрителей на протяжении полутора часов. В итоге мы сделали готовые полчаса 1-м актом и дописали остальное». Примерно 4 месяца ушло на основную работу над сценарием, получившим рабочее название «История Игрушек».

В идеях не было недостатка. Среди возможных названий для фильма назывались «Было – не было» (Did So, Did Not) и не столь оригинальное «Кто рядом, тот дурак» (I’m With Stupid). Своими творческими методами авторы больше походили на подростковый клуб по интересам, чем на киностудию. «Мы с Джоном Лассетером, Джо Ранфтом и Эндрю Стэнтоном сидели и болтали об игрушках, которые у нас были в детстве, – смеётся Пит. – Джон говорил, что всегда следил за своими игрушками и в этом был похож на Энди из фильма. Стэнтон и Джо были больше похожи на Сида [злого соседского мальчишку из «Истории Игрушек»]. Эндрю рассказывал, как в детстве привязывал к игрушечному солдатику петарду, поджигал её и кричал: «Беги, солдатик!».

Аниматор и режиссёр Бад Лаки сыграл огромную роль в создании образов Вуди и Базза, которые были озвучены Томом Хэнксом и Тимом Алленом. (Оба актёра возвращаются на экраны в «Истории Игрушек: Большой Побег», вместе со всей остальной командой.) Прототипом Вуди послужила любимая детская игрушка Лассетера – Каспер, дружелюбное привидение, который умел говорить, если потянуть его за верёвочку. Базз, «защитник галактик», был назван в честь американского астронавта Базза Олдрина, пилота корабля «Аполлон-11», впервые совершившего посадку на Луне. «В чём-то мы, наверное, были похожи на инженеров НАСА, пытавшихся отправить человека на Луну, – смеётся Стэнтон. – Они были наивны и не верили, что это невозможно. Однако когда ты наивен и не понимаешь этого, тут есть свои плюсы и преимущества. Впоследствии мы часто жаловались друг другу: жаль, что мы уже не так наивны, как во время работы над «Историей Игрушек». Зато мы все горели страстным желанием снять кино. Это желание ослепляло нас и не давало понять, насколько это тяжёлый труд».

«Только за 6-8 месяцев до окончания работы нам впервые начал нравиться фильм, – продолжает Доктер. – До этого мы говорили: «Эта сцена, по крайней мере, работает, хотя на экране совсем не смотрится». Никто не знал в точности, как будет выглядеть компьютерная анимация на экране, к тому же многие из нас раньше не работали над полнометражным фильмом. Готовые части были сырыми, недоработанными. И только добавив последние штрихи, мы подумали: «Ого, ничего себе!»

22 ноября 1995 года, когда история о дружбе двух игрушек из разных эпох вышла на экраны кинотеатров, она вызвала настоящую сенсацию. Фильм собрал более 360 миллионов долларов в мировом прокате и был встречен восторгами критиков. Почти сразу же возникла мысль о продолжении.

Продолжение. Для студии, так долго, страстно и неутомимо работавшей над «Историей Игрушек», это слово звучало как проклятие. «Сиквелы, которые выходили в то время, были не особенно хороши», смеётся Эндрю. «И мы задумались: «Минуточку… Сиквел! Это значит, что мы продаёмся. Это плохо». Когда мы взялись за работу, мы планировали выпустить фильм сразу на видео. Вместо этого «История Игрушек 2» стала определяющей вехой для нашей компании. Мы поняли, что не должны опускать планку. На тот момент мы сделали всего два фильма [«Историю Игрушек» и «Приключения Флика»], и если третий станет сиквелом, выпущенным сразу на видео, это будет очень плохо».

После неудачного начала работы над видеоверсией, Джон Лассетер взял фильм под свой контроль, Ли Ункрич стал сорежиссёром, был подписан новый контракт со всеми актёрами, озвучивавшими героев первого фильма – в общем, Pixar собрал на руках все козыри. «До даты релиза оставался примерно год», – вспоминает Ункрич.

Помимо прочих сложностей, в новой версии некоторые персонажи потеряли часть своего очарования. «Вуди стал каким-то несимпатичным эгоистом», – признаёт Ли. Поэтому авторам фильма пришлось слегка подправить сценарий и добавить несколько сюжетных поворотов. «Мы придумали Бастера, собаку Энди; Хрипуна, пингвина-астматика; целую историю с порванной рукой Вуди, песню Джесси и историю о её прежней хозяйке. В общем, добавили эмоций и веселья, где только смогли».

В 1999 году «История Игрушек 2» вышла на экраны и была встречена огромным успехом у зрителей и критиков. В этом фильме коллекционер игрушек по имени Эл Макуиггин похищает Вуди и запирает в своей квартире, надеясь собрать полную коллекцию кукол из телесериала «Вуди и его команда», чтобы продать их фанату из Японии. По кассовым сборам продолжение превзошло первый фильм, однако ещё более важным оказалось другое достижение: этот фильм доказал, что Pixar может затрагивать глубокие и непростые темы – например, смерть – не теряя при этом ни юмора, ни обаяния… ни зрителей.

В округе Мэрин, к северу от Сан-Франциско, штат Калифорния, есть укромный уголок – небольшое шале под названием «Чердак поэта», с окнами во всю стену и видом на море, стоящее на деревянных сваях над самой водой (для архитектурного стиля северной Калифорнии 1970-х годов это был высший шик). Это идеальное место для того, кто захочет расслабиться и восстановить силы. Именно здесь, одним солнечным днём, три года назад, собрались лучшие умы Pixar Animation Studios, чтобы начать работу над третьей и последней частью «Истории Игрушек», одного из самых популярных, революционных и технически совершенных сериалов в истории кино. Здесь были Джон Лассетер (в неизменной гавайской рубашке), Эндрю Стэнтон, Ли Ункрич, Пит Доктер и Дарла К. Андерсон, давняя сотрудница Pixar и энергичный продюсер нового фильма. Место встречи было выбрано как нельзя более удачно: именно здесь начиналась работа над первой «Историей Игрушек»… В то время успех казался настолько неочевидным, что авторы фильма, можно сказать, в буквальном смысле ходили по воде. Прежде чем приступить к работе над третьей частью, собравшиеся подняли тост за Джо Ранфта, единственного человека из первоначальной команды, которого теперь не было с ними (Джо Ранфт, талантливый сценарист и аниматор, трагически погиб в автокатастрофе в 2005 году). «Джо был именно тем человеком, кто вдохнул жизнь в эту историю, – говорит Пит. – Не проходит ни дня, чтобы мы его не вспоминали».

11 лет Pixar готовился вернуться к сказке, снятой глазами игрушек. «Мы не хотели начинать работу, пока у нас не будет подходящего сюжета, подходящей глубины и сильного эмоционального эффекта», – говорит Ли. Pixar знаменит своей невероятной скрытностью в отношении готовящихся фильмов, но иногда Джону Лассетеру бывает трудно удержаться. «Игрушки созданы для того, чтобы ребёнок в них играл, – говорит он. – Именно этого они хотят больше всего на свете. И больше всего на свете они боятся того, что может разлучить их с детьми. Боятся потеряться. Быть украденными. Сломаться. А самое страшное и неизбежное для игрушки – когда твой хозяин тебя перерастает. Если ты потеряешься, тебя найдут. Если сломаешься – починят. Если будешь украден – вернут. Но если тебя перерастают – это конец. Фильм «История игрушек: Большой побег» начинается летом, когда Энди уже окончил школу и собирается ехать в колледж. Наступает момент, когда игрушки становятся ему неинтересны. И тут начинаются приключения. Фильм получился очень весёлым – но при этом трогательным».

Ункрич добавляет: «В финале «Истории Игрушек 2» Вуди смирился с мыслью о том, что Энди когда-нибудь повзрослеет. Но смириться с мыслью – это одно, а дожить до дня, когда это происходит на самом деле – совсем другое».

Прежде чем приступить к работе над третьей частью «Истории Игрушек», Ли пересмотрел первые две части. «Первая «История Игрушек» – отличный фильм, но, пересмотрев «Историю Игрушек 2», я впал в глубокую депрессию: до того она хороша, – говорит он. – Несмотря на все преграды, нам удалось сделать очень хороший фильм. Я подумал: «Боже мой, как же нам не опустить планку?». Потом успокоился, напомнив себе, что это всё-таки сделали мы, а значит – кому, как не нам, довести дело до конца?». Продюсер Дарла К. Андерсон хочет, чтобы зрители, пришедшие на третью часть в кино, почувствовали, будто они «надевают старое любимое пальто». Она говорит, что создатели фильма воссоздали старые модели, по которым создавались персонажи первых двух частей, и новые изменения вносились уже по ним. «Например, для Вуди мы придумали несколько удачных деталей. Наши анимационные технологии для одежды стали гораздо лучше по сравнению с 1995-м – на уровне мелких деталей, прорисовки ткани и текстуры. Самые преданные фанаты заметят, что изменилось. Но, как говорит Джон, «если мы всё сделаем правильно, никто ничего не увидит»».

«В финале «Истории игрушек: Большого побега» есть одна сцена, которой я очень горжусь, – говорит Ли Ункрич. – Когда мы впервые прогнали её на экране, я первым делом подумал о том, что Джо она бы понравилась. Я очень сильно ощутил его потерю именно на этом фильме, потому что знал: будь он жив, он бы очень многое в него привнёс. Он любил этот мир и его обитателей так же сильно, как и я. Жаль, что его нет с нами. Так бывает, когда спортивная команда теряет тренера и хочет выиграть чемпионат, чтобы посвятить победу ему. Я хочу, чтобы фильм получился, не только ради зрителей, но и ради Джо».

Загрузка...