Опубликовано: 768

Илья Глазунов: «Мне всего 80, я полон сил и энергии»

Илья Глазунов: «Мне всего 80, я полон сил и энергии»

 В преддверии юбилея Илья Глазунов признался: «10 июня мне исполнится 80 лет, а у меня никогда раньше не было такого желания рисовать. Я покажу в Москве более пятидесяти абсолютно новых полотен, которые пока еще никто не видел».

Сегодня народный художник СССР своё обещание выполнил. В Манеже он открыл грандиозную выставку, где собрание картин дополнено им уникальными фотографиями - от начала двадцатого века до наших дней. На вернисаже работали «Новости культуры».

Чтобы открыть эту выставку, он до ночи работал в Манеже. А сейчас, как ни в чем не бывало, привычным движением поправляет челку – и идет открывать долгожданный вернисаж. Его любимый художник – Тициан – одну из своих великих работ – «Святого Себастьяна» - написал в 95 лет. «Мне всего 80, я полон сил и энергии, и я надеюсь, что Тициан поможет нам встретить и столетний юбилей здесь», - говорит Илья Глазунов.

Фотографии – вторая часть экспозиции – памятные кадры из жизни Глазунова. Счастливое фото с матерью, а потом – блокадный Ленинград. Там погибли все его родные, и в двенадцать лет он уехал по дороге жизни. Обосновался в деревне под Новгородом. А сразу после снятия блокады вернулся в любимый город.

Илья Глазунов: «Санкт-Петербург – это имя огромного мира, это, я считаю, самый красивый город, и когда-то Гёте сказал, будучи в Риме: «О, Рим! Ты целый мир!» Я считаю, что Петербург по своей красоте, по какой-то умышленной тонкости, задуманности, имеет, как никто, свою душу». Если Петербург – то, конечно, «Достоевский в колодце двора» и Блок с Незнакомкой. Если Россия вообще – это древнерусские воины, иконы и святые. Тема, не популярная в советские времена. Первая же выставка Глазунова, в 57-м, закончилась неудачей.

Илья Глазунов: «Мне было 26 лет. Это была моя первая выставка, после которой было признано, что я не помогаю своими работами строить коммунизм, и долгие годы меня потом не показывали на выставках».

На этой выставке, среди других студентов, развешивал картины Владислав Краснов, из среды так называемых инакомыслящих. Сейчас он живет и работает в Америке. «Мы, студенты, чернорабочие, мы помогали таскать ему картины. Он меня помнит, потому что я написал о нем статью в американском научном журнале», - вспоминает профессор, председатель Общества российско-американской дружбы Владислав Краснов.

В 80-е, на первый, после долгого перерыва вернисаж Глазунова сюда же, в Манеж, выстроилась многокилометровая очередь. Об этой выставке услышал и профессор Краснов. В Америку ему прислали книгу отзывов о выставке. «Я изучал эту книгу, проанализировал ее и, по отзывам, я понял, что на самом деле среди русских людей он получил огромный отклик, потому что тема русская была табу, и русские хотели знать об этом», - говорит Владислав Краснов.

Эту картину, весом в две тонны, Илья Глазунов писал несколько лет, а придумал еще студентом. «Раскулачивание» он выставляет впервые. «Закат Европы» - свежие впечатления от последней поездки за границу.

Венеция, по словам художника, настолько перегружена туристами и гастарбайтерами, что начинает терять свое лицо, как и почти вся Европа. С Италией художника связывает многое – и Федерико Феллини, чей портрет он написал в 60-х, и Джина Лоллобриджида, и даже итальянский президент Алессандро Пертини. Но художник признается, из любой поездки он всегда возвращался на родину, которая в итоге ответила ему взаимностью.

фото с сайта bulvar.com.ua, starat.narod.ru

Загрузка...