Опубликовано: 534

Играют и всегда выигрывают

Играют и всегда выигрывают

Олег Меньшиков и Виктор Сухоруков отыграли в Алматы серию благотворительных спектаклей «Театрального товарищества» Меньшикова. Легендарный Костик из «Покровских ворот» особо уточнил, что название его театральной организации теперь обходится без цифры «814» – чтобы «легче было бумажки собирать».

Всенародно любимые актеры представили алматинцам уже ставшие популярными в России театральные постановки «Игроки» и «1900-й». Помимо культурной и эстетической составляющих, данное мероприятие носило еще и благотворительный характер. Все средства, собранные от продажи билетов со спектаклей, будут направлены на оснащение в двадцати городах Казахстана центров по реабилитации детей, страдающих детским церебральным параличом.

«Игроки» – пьеса о великолепной импровизации, в секунду возникшей в голове у великого комбинатора по фамилии Утешительный, а потом с азартом разыгранной перед героем – шулером Ихаревым. Он недавно выиграл 80 тысяч и приехал в небольшой городок, где столкнулся с компанией других шулеров. Те предложили коллеге объединиться и вместе обыграть мальчишку-«чайника». В результате в дураках остается сам Ихарев (Александр Усов). Олег Меньшиков выступил в роли Утешительного, а Виктор Сухоруков – в ролях помещика Глова и чиновника Замухрышкина.

Перед началом спектакля зрителей угощал горячительным исполнитель роли слуги Дмитрий Мухамадеев. Актер объяснил: по контракту у него четыре с половиной часа работы со зрителем, а раз спектакль идет всего два часа, остальное время вполне можно посвятить произнесению тостов. Алматинцы, на которых положил глаз Дмитрий, сначала с недоверием прикладывались к полной рюмке, зато потом заметно воодушевлялись и произносили короткое: «За искусство!». Перед началом спектакля Дмитрий Мухамадеев убедительно попросил выключить сотовые телефоны.

– Я могу к каждому подходить и проверять, сделал ли он это. Все равно без меня спектакль не начнут. Только, пожалуйста, не ставьте телефон на вибровызов! Вы бы знали, как жутко вы выглядите, когда пытаетесь рассмотреть номер на экране, а он в это время подсвечивает вас синим цветом, – куражился актер.

Несмотря на его страшилки, один раз спектакль все-таки прервался звонком. Артисты остановились и так выразительно скосили глаза на провинившегося, что можно предположить с большой долей вероятности – больше в общественных местах он так себя вести не будет. Более ничто не прерывало течение «Игроков», потому что смотреть на сцену было действительно интересно. Десять лет, проведенные за одним «игорным столом», не прошли даром для актеров. Их безупречно слаженный ансамбль наверняка будет радовать зрителя еще много лет.

Накануне Олег Меньшиков и Виктор Сухоруков дали пресс-конференцию. Российские звезды были приятно удивлены тем, что им довелось выступать в Алматы в год 20-летия независимости РК.

– Мы не знали, что «попали» в юбилейный год! Поздравляем всех казахстанцев с этой датой! – воскликнул Олег Меньшиков. – Думаю, наши спектакли – достойный подарок. Все-таки сейчас это редкий случай – вывезти на гастроли два серьезных спектакля с кучей декораций. Как говорится в пьесе, может быть, это и не подвиг, но что-то героическое в этом есть.

– Спектаклю «Игроки», между прочим, уже 10 лет! – добавил Виктор Сухоруков. – Это очень большой срок для спектакля. Но Олег Евгеньевич умудрился создать труппу, с которой можно просуществовать 10 лет, ни разу не разругавшись. Вы можете себе представить такое в театре? Ни разу!

– Рано или поздно наступает момент, когда любой спектакль сходит со сцены. Как вы на это реагируете?

Меньшиков: Вполне нормально. Считаю, что всему есть срок. Я и «Игроков» когда-то хотел снять, но Сухоруков воспротивился: «Нет, будем играть дальше!». Другое дело, если ты чувствуешь, что не наигрался, а спектакля уже нет. Наверное, тогда и возникает какая-то боль, обида...
Сухоруков: Если что-то дорого – так и зачем прощаться? Ощущение того, что «пора» потом само приходит. А не так, как Олег, видишь ли, придумал себе принцип – два сезона и закрывай спектакль! Так было и с «Игроками». У нас прекрасные отношения, огромный успех. И вдруг: оркестр, фанфары, торт на весь стол – закрываем, дескать, спектакль. Я черную рубашку надел! Я Меньшикова проклинал и торт есть не пошел: «Иди и танцуй под свой оркестр, а я ухожу!». В итоге уже 10 лет играем.

– Как вы относитесь к азартным играм и гаданиям?

Меньшиков: Люблю играть в карты, особенно в покер. Но только на деньги! Иначе и смысла нет. Но, конечно, такого, чтобы я заводился и терял голову, занимал деньги направо и налево, не было и не будет. А гадания… Нет, для меня это несерьезно.

Сухоруков: Я – человек азартный, но не играю ни в карты, ни в какие другие игры. Знаю, что проиграю, и много. А зачем мне проигрывать? Я не хочу! Что касается гаданий, то когда-то, мечтая о лучшей доле, я к ним прибегал. Сейчас не гадаю. Я хорошо живу.

– Олег Евгеньевич, нельзя не спросить вас о «Покровских воротах»…

Меньшиков: Пожалуйста! Почему-то кто-то из ваших коллег когда-то решил, что я ненавижу этот фильм. Глупость полная! Как я могу ненавидеть фильм, который сделал меня известным? Я его обожаю! С ним для меня связано гораздо большее, нежели просто работа. Михаил Козаков вывел меня на некую другую орбиту человеческого существования. Я бывал в его доме, узнал, кто такие Ахматова, Бродский, Нуриев, сидел за одним столом с Зиновием Гердтом и многими другими легендами. Так что «Покровские ворота» – это не просто картина, в которой я снялся.

– Виктор Иванович, если уж речь зашла о ролях в кино, расскажите о своей работе над образом Никиты Хрущева.

Сухоруков: Я знаю, что в Казахстане вещает Первый канал, так что обязательно смотрите 12-серийный фильм «Легенды о Екатерине». Я там сыграл грандиозно! (Смеется.) С нетерпением жду этого фильма. В Георгиевском зале Кремля съемки шли неделю. Хрущев, кстати, меня притягивал уже давно. Я сыграл эпизодическую роль в «Звезде эпохи» у Юрия Кары, Александр Прошкин приглашал в свою картину, но не вышло. И вот теперь Никита Сергеевич окончательно меня настиг. Для этого фильма я поправился на 12 килограммов. Шесть убрал, а шесть осталось!

– Олег Евгеньевич, как вы думаете, почему люди так критично отнеслись к тому, что фильм Никиты Михалкова «Утомленные солнцем-3: Цитадель» заявили на премию «Оскар»?

Меньшиков: Это проблема отношения к самому Михалкову, а не к фильму. Люди путают Михалкова-режиссера и Михалкова-человека. Это два разных понятия. Как к человеку у меня к нему достаточно много вопросов, как и у всех. Но как к режиссеру – нет никаких вопросов. Это выдающийся режиссер, и не надо путать божий дар с яичницей. Понятно, что он многих не устраивает и как политический, и как общественный деятель. Но это его жизнь, ему за это когда-нибудь и отвечать надо будет. Добавлю, что когда я работаю с Михалковым, то не думаю о роли. Он все выдумывает сам, а я ему в творчестве доверяю абсолютно! Я – халявщик, когда за дело берется Михалков. Что касается «оскаровской» возни… Слушайте, любой фестиваль уже превратился в закулисные игры. Все эти награды уже и не очень-то нужны, на мой взгляд.

– Как сегодня привлечь в театр молодежь?

Меньшиков: Никого не надо привлекать. Кому интересно, тот сам придет. Просто должны быть созданы условия для формирования человеческой личности. Это зависит от социума. Если индивидуум хочет сформироваться – одно дело. А если нет, то таскать его по театрам и заставлять читать книги – абсолютно бесполезное занятие. Молодежи вообще не надо потакать. Когда искусство идет у кого-то на поводу, это уже не искусство. В последнее время многие режиссеры ставят достаточно вольные постановки, актеры классические пьесы играют в современных костюмах. А вот я считаю, что это дело нехитрое! Вы попробуйте влезть в оригинальный костюм и сыграть так, как написано у автора. Это самое сложное. Когда у великого дирижера Артуро Тосканини спросили, как он так замечательно сыграл «Реквием» Верди, он ответил: «Я просто играл то, что написано». Все-таки на великих авторов нужно смотреть снизу вверх.

– В последнее время много говорят и пишут о кризисе в театре, упадке зрительского интереса…

Меньшиков: Ой, прошу вас! Знаю я это: кино и театр никому не нужны, кругом одни компьютеры… Тупики в нашем деле возникают регулярно, и ничего. Мы выходили и выходим из них самым прекраснейшим образом. Я к творческим кризисам вообще отношусь абсолютно нормально. По-моему, человек, который занимается творчеством, постоянно находится в кризисе. Театр – живой организм. Он впитывает в себя новую информацию, которую получает извне. А как он будет развиваться? Да как всегда! Я и не думаю об этом.

Сухоруков: Что такое театр? Театр – это игра. Все люди играют в жизни. Как только ребенок подошел в первый раз к зеркалу и показал язык, тогда и начинается театр. Поэтому присутствие игры в жизни каждого человека – это нормальное явление, и потребность в хлебе и зрелищах никуда не денется. Несколько лет назад, когда бушевал кризис, мне в руки попался толстенный журнал «Театральная афиша». Я открыл его и ахнул: сколько театрищ, театров и театриков в одной только Москве! Я поинтересовался у знакомых кассиров: «Что, все это продается?». «Да, Виктор Иванович», – ответили мне. А билеты-то недешевые! Вот и посудите сами, умирает театр или нет.

Источник: Известия-Казахстан.

Загрузка...