Опубликовано: 566

"Джазовые портреты" Игоря Бутмана

"Джазовые портреты" Игоря Бутмана

На фестивале Игоря Бутмана "Джазовые портреты" представлены композиции легенд мирового джаза в интерпретации лучших отечественных исполнителей. Название фестиваля Игорь Бутман позаимствовал у японского писателя Харуки Мураками.

Об этом сообщает сайт Вести.Ru.

К фестивалю "Джазовые портреты" саксофонист Константин Сафьянов прочитал одноименную книгу Харуки Мураками и, по его признанию, был страшно разочарован. Он считает, что японский писатель и меломан дал неудачную характеристику его любимому музыканту Кэнноболу Эддерли. "Если бы я писал эти эссе, то я бы написал совершенно по-другому. Там достаточно общая информация: "Когда я слушаю Кэннобола Эддерли, я что-то вижу…". В общем, я дословно не помню", - пояснил Константин.

Харуки Мураками собрал грандиозную коллекцию джазовых альбомов – 40 тысяч. И написал полсотни эссе о гениях джаза. Его "Портреты" не раз провоцировали музыкантов разных стран по-новому переиграть упоминаемые в книге музыкальные произведения. Не остался в стороне и Игорь Бутман, уже второй год подряд устраивающий подобный фестиваль. Это джемсейшн с элементами культпросвета: легенды мирового джаза в интерпретации лучших отечественных исполнителей.

Альт-саксофонист Кэннобол Эддерли, чьи композиции играет Сафьянов, не так прославился за пределами Америки, как его современник трубач Майлз Дэвис, в ансамбле которого, кстати, Эддерли играл в 1950-х, и с которым он записал самый продаваемый в истории джаза альбом Kind of Blue. Как ни парадоксально, обрести популярность Эддерли помешала его неподражаемость: мало кто из музыкантов мог повторить его технически сложные мелодии.

Саксофонист Константин Сафьянов пояснил: "Чтобы взять Эддерли, чтобы воспроизвести то, какие фразы он играет, как он это делает… Он настолько свободный музыкант, так много материала он дает за одно произведение, что его достаточно трудно копировать".

Специально на фестиваль "Джазовые портреты" всего на несколько дней прилетел из Америки пианист и аранжировщик Николай Левиновскиий - в 1970-х лидер "Аллегро", тогда лучшего джазового коллектива СССР.

С композитором Телониусом Монком, чья мелодия звучит в зале, связана интересная история. Дело в том, что 15 ноября 1963 года его фотография должна была появиться на обложке журнала The Time, однако за два дня до этого убили президента США Джона Кеннеди, и обложку пришлось заменить.

Через несколько месяцев; в феврале 1964 года, The Time все-таки опубликовал фото Монка. Журнал, ранее отводивший джазменам не более десяти строк в рецензиях, наконец-то признал их национальными героями. Пианист Телониус Монк совершил настоящую революцию. Считается, что именно с его появлением в джазе музыканты перестали играть для танцующей публики, и джаз стали слушать.

"Он был очень странен, он был непонятен, он был очень необычен. И некоторые музыканты даже отказывались с ним играть, не понимая его игры. Им было с ним неудобно. Даже знаменитый Майлз Дэвис во время их совместной записи сказал: "Монк, а ты не играй вообще, помолчи!" Даже такая была история", - рассказал Николай Левиновский.

После смерти Монку присудили две значительные награды: Грэмми в 1993 году и Пулитцеровскую премию в области музыки в 2006. И даже те, кто не знает имя автора, точно слышали его балладу Round Midnight - музыку, как писал Мураками, тяжелую и мягкую, искреннюю и интеллектуально замкнутую одновременно.

Загрузка...