Опубликовано: 1009

«Древо жизни»: искусством сложно рассказать простую историю

«Древо жизни»: искусством сложно рассказать простую историю

Фильм – победитель прошедшего Каннского кинофестиваля «Древо жизни» была щедро вознаграждена благодарными отзывами критиков, но смогут ли разделить их точку зрения простые зрители или хотя бы высидеть в зале все два с лишним часа изысканного авторского самокопания? 

Дотянуться до Бога

В основе сюжета «Древа жизни», в сущности, извечный вопрос, который автор задает с первых же кадров картины: есть два пути, по которому может пойти человек, - путь человеческой природы (самолюбия, угождения своим страстям, бренному телу) и путь божественной благодати (терпения, прощения, самопожертвования, любви к ближнему).

Перед глазами у 11-летнего Джека – старшего из трех братьев в семье О’Брайан – отец (Брэд Питт) и мать (Джессика Честейн), символизирующие собой два названных пути. Природа и благодать борются внутри Джека, как сильный и слабый, как зло и добро. Но Джек лишь один из многих. Не стоит труда понять, что подобная внутренняя борьба знакома каждому человеку. И так было испокон веков. И чтобы уловить эту простую истину, совсем не обязательно возвращаться в доисторические времена, чтобы показать, как один сильный динозавр душит другого слабого, как это делает в своем фильме Малик, что вызывает на лицах зрителей лишь странную улыбку.

Уже постаревший и проживший очевидно не вполне счастливую жизнь Джек (Шон Пенн), блуждая по безжизненным небоскребам, возвращается в свое детство, назад в 50-е, в лоно семьи, чтобы найти ответы на мучающие его вопросы. И через детские воспоминания он взывает к всевышнему. Попытка дотянуться до Бога занимает существенное пространство фильма. На протяжении 7-8 минут мы наблюдаем красивые полуестественные-полукомпьютерные картинки разных проявлений жизни на нашей вселенной и окружающем ее космосе. Игровая картина о жизни американской семьи плавно переходит в безмолвное научно-популярное кино о рождении и смерти, над которыми не властен человек. И лишь вопросы к недостижимому и непостижимому Богу изредка звучат из-за кадра. Это затянувшееся лирическое отступление способно утомить даже самого терпеливого зрителя.

Жаль, что не в 3D…

«Древо жизни», конечно, намного интереснее бы смотрелось в стереоформате. Все эти убаюкивающие путешествия в глубины вселенной и человеческой души были бы еще более великолепны в трехмерном исполнении. Но такое решение, безусловно, увеличило бы и бюджет. Тем не менее, картина все же имеет неплохие шансы угодить поклонникам вялотекущего кино, в котором каждый кадр – художественная фотография.

Когда, глядя на экран, не анализируешь, не пытаешься отыскать конфликт, а просто созерцаешь, тренируя эстетическое восприятие. Неоднократно номинированные на «Оскар» оператор Эммануэль Любецки и художник-постановщик Джек Фиск поработали блестяще, создав теплый и воздушный мир детства героя, в котором деревья зеленее, небо голубее и закат ярче. Мир, по которому тоскуешь всю жизнь.

Она похожа на Лив Ульман

Пожалуй, никого в кино уже не удивить актерскими работами Брэда Питта и Шона Пенна, кого бы они ни сыграли. Гораздо сильнее притягивает внимание 30-летняя актриса Джессика Честейн, незнакомая широкому зрителю. Рыжая, утонченная, почти безмолвная, она становится центром всего фильма. Камера сверхкрупно показывает ее лицо, усеянное мелкими веснушками, ее голубые глаза, наполненные материнской любовью и болью потери. Таких лиц мы не видели в кино со времен молодой Лив Ульман, на которую актриса невероятно похожа.

В фильме героиня Честейн воплощает собой библейский образ материнства, кротости, сострадания, послушания. Она не смеет произнести ни слова наперекор мужу, сдерживая обиду и не показывая печаль. И тоска героя по детству – это, в первую очередь, тоска по матери – венцу красоты и терпимости. В каждой сцене, где появляется миссис О’Брайан, на ней надето новой платье, всегда скромное, закрытое, ниже колена. Платьев, похожих друг на друга и отражающих душевное состояние героини, в фильме можно насчитать не менее 20-ти. И эта коллекция, как и модель ее демонстрирующая, становится еще одним украшением фильма.

«Древо жизни», безусловно, заслуживает высокой оценки, хотя, возможно, и не столь высокой, как Золотая пальмовая ветвь. Картина бы только выиграла, если бы режиссер не захотел вместить в нее так много. Визуальное богатство, как и всякое другое, хорошо в меру. 

Источник: ПрофиСинема.ру.

Загрузка...