Опубликовано: 3357

Досхан Жолжаксынов: за своих актеров горло перегрызу!

Досхан Жолжаксынов: за своих актеров горло перегрызу!

7 октября отпразднует свой 60-летний юбилей знаменитый актер, а с недавних пор и режиссер Досхан Жолжаксынов. Подойдя к этому рубежу, артист продолжает активно осваивать новые горизонты: сейчас он пишет сценарий к новым картинам – "Наркыз", основанной на сюжете эпической поэмы Нурпеиса Байганина, и "Кунанбай" – об отце Абая.

Кажется, дата рождения, выпавшая на седьмое число, подарила Жолжаксынову благосклонность госпожи удачи. На его счету – десятки ярких ролей: следователь Ильяс Садыков в картине "Потерпевшие претензий не имеют", Хамит в "Погоне в степи", Галдан-Царен в "Кочевнике" и т. д. Однако в магию семерки Досхан Калиевич не верит. Говорит, что ассоциирует ее только с днем своего рождения. Как признается мэтр, в этот день ему становится немного грустно, потому что рядом нет безвременно ушедших родителей. В преддверии юбилея Досхана Жолжаксынова мы вспомнили с ним его самые яркие работы в кино.

– Досхан Калиевич, в фильме "Биржан-сал" вы выступили актером и режиссером. Насколько сложно вам было совмещать эти две профессии?

– Я вспоминаю, как, не выходя из образа Биржана, смотрел отснятый материал, а потом возвращался на съемочную площадку. С одной стороны, это было не так просто, а с другой – не так трудно. Я практически всю жизнь шел к этой роли, и она близка мне. Так же, как и мой герой, я прекрасно играю на домбре. Да и в актерской игре я не первоклассник. Фильм дался нам на удивление легко, чему способствовал и актерский состав, и благоприятная погода, и общий настрой кинематографистов. Эта масштабная костюмированная лента, где учитывалась каждая деталь, была отснята за четыре месяца. В массовке играли жители аулов, где проходили съемки: когда мы уезжали, они не скрывали своих слез – так сильно привязались к нам. Мне до сих пор кажется, что все происходившее на площадке было всего лишь сном. И я считаю, картина в целом получилась. Хотя нашлись и недоброжелатели, прямым текстом заявившие… о моей непричастности к ее созданию. У меня сразу же возник резонный вопрос: "Уж не Никита Михалков ли снял за меня эту картину". Показать дух народа, его обычаи и традиции, образ степного поэта может только казах.

– Страшно с головой было бросаться в режиссерский омут? 

– Я чувствовал, скорее, не страх, а ответственность за все происходящее. Один из главных аспектов в ремесле режиссера – умение заглянуть в глазок камеры и увидеть жизненное пространство. Впрочем, не могу сказать, что полностью освоил новую профессию – для этого нужно время.

– Вы когда-нибудь влюблялись так же сильно, как и ваш герой Биржан-сал? 

– Вспоминается всегда первая любовь, и ею стала 18-летняя красавица – моя первая учительница. Впервые я увидел ее лет в семь во время обряда шашу. Эта девушка выходила замуж, и ее лицо закрывал платок. Когда молодоженов по обычаю стали осыпать конфетами, я стал собирать их и случайно оказался рядом с невестой. Сквозь платок увидел ее красивые глаза и обомлел. Домой я бежал с мыслью, что должен жениться на ней, и об этом решении рассказал родителям. Наличие у красавицы мужа меня не особо пугало. Дальше события развивались самым неожиданным образом. Придя осенью в первый класс, я понял, что та самая девушка с бездонными глазами теперь моя первая учительница. Я проучился в этой школе один год, потом перешел в другую, в старших классах влюблялся в других девчонок. Но ее образ я сохранил в своей памяти до сих пор.

– В Интернете много писалось о том, что вам прочили главную роль в фильме Игоря Вовнянко "Груз 001"…

– Главная роль – разведчика КНБ – действительно писалась специально для меня, о ней много говорили, и я уже был настроен на работу. Но в последний момент худсовет отклонил мою кандидатуру с формулировкой: "Жолжаксынов – "готовый каэнбэшник", нужно брать человека с внешностью попроще". Я удивился: оказывается, есть и такое амплуа. Я бы не расстроился, если бы провалил пробы, но меня покоробило равнодушие режиссера. Он должен всегда отстаивать свое мнение, невзирая ни на какие советы со стороны. Сам я, как режиссер, горло перегрызу за своих актеров. Когда работал над "Биржан-салом", меня заставляли сменить исполнительницу роли возлюбленной главного героя – Ашу Матай. Я возразил: "Господа, вы мне доверили снимать этот фильм – значит, я буду делать его так, как считаю нужным". В результате отстоял эту актрису и нисколько не пожалел об этом: в фильме она была на своем месте.

– В этом году исполняется 25 лет фильму "Потерпевшие претензий не имеют", где вы сыграли главную роль следователя Ильяса Садыкова. Довелось познакомиться с авторами сценария ленты – братьями Вайнерами? 

– Лично – нет. Но, насколько я знаю, они посмотрели эту картину в Москве и дали ей очень высокую оценку. Для меня это было погружением в новый материал. Роль следователя я исполнял в первый раз, хотя в то время мне доводилось уже играть прокуроров. Вспоминаю эту работу с большим удовольствием, так как мне посчастливилось поработать вместе с большими мастерами – Вячеславом Шалевичем, Леонидом Каневским, Игорем Скляром, Александром Фатюшиным.

Картину снимали в Ленинграде, и однажды утром со мной произошел необычный случай. У кафе меня остановили двое в штатском и со словами "Молодой человек, пройдемте с нами!" начали сажать в машину. Я принялся объяснять им, что я актер из Казахстана и снимаюсь здесь в фильме. Славу богу, в кармане у меня оказалось удостоверение члена Союза кинематографистов СССР. Оказывается, в это время из тюрьмы сбежал преступник, внешне похожий на меня, поэтому я и вызвал подозрение. Потом они довезли меня до "Ленфильма", и во время поездки я увлеченно рассказывал им о нашей картине. Съемки проходили в тюрьме. Там мы узнавали истории некоторых заключенных, в частности одной девушки-стюардессы, осужденной за спекуляцию.

– А Чингиз Айтматов вмешивался в процесс создания фильма "Пегий пес, бегущий краем моря" Карена Геворкяна? 

– Нет. Насколько я знаю, впервые он посмотрел фильм на Московском международном фестивале. В 1991 году режиссер получил главный приз из рук самой Софи Лорен.

– Над чем работаете сейчас? 

– Два месяца назад я познакомился с внуком Нурпеиса Байганина Ерболатом, который предложил мне экранизировать произведение его деда "Наркыз" о судьбе женщины в условиях феодального строя. Я тут же с воодушевлением начал писать сценарий. Это история о девушке-певунье, которая не пасует перед трудностями и даже способна вступить в борьбу с мужчиной. По сюжету Наркыз хотят разлучить с любимым, и она неистово борется за свое счастье. Также я работаю над сценарием фильма о Кунанбае, которому в романе "Путь Абая" Мухтара Ауэзова отводится роль тирана и деспота. Я же хочу показать его в другом ключе. Недавно Досхан Калиевич снялся в фильме "Мын бала" Акана Сатаева, где сыграл Толе би. Эпизод у актера небольшой, но насколько велик масштаб сыгранной личности! Многие говорят: чтобы создать образ великого человека, нужно самому иметь богатое духовное содержание, а уж этого-то у Досхана Жолжаксынова не отнять.

Источник: "Литер".

Загрузка...