Опубликовано: 897

Десять сантиметров провокации

Десять сантиметров провокации Фото - clip.dn.ua

Позвольте мне, грубому мужлану, вторгнуться в мир, пахнущий смесью тончайших ароматов (от всех пронюханных пробников), мир, где существует столько же средств для укладки волос, сколько и самих волос (на некоторых головах).

Где нежные ангелы с матовой кожей готовят любимым гламурное фрикасе из перепелки (купленная в ближайшей кулинарии субстанция), где жизнь не в жизнь без модной сумочки (от когототам). Вторгнуться и поговорить о предмете дамского туалета, оказавшем беспрецедентное влияние на развитие человечества. Ведь кто знает, появились бы мы вообще на свет, если бы в свое время английская модистка Мэри Куант вдохновенно не отчекрыжила кусок от подола уже готового платья. Десять сантиметров, которые потрясли мир. (Кстати, случилось это ровно 45 лет назад, в марте 1965 года). Переворот в моде, сексуальная революция, массовая эрекция и, как следствие - бэби-бум. Шок, гормональный взрыв, провокация – это все она, мини-юбка. Стремящаяся сегодня к микро.

Вот оно стоит на обочине, небрежно помахивая пальчиками. Существо в узенькой полоске ярко-красного цвета. Мы уже привыкли, мы уже не создаем пробок, не врезаемся в столбы и друг другу в багажники при виде таких существ. Но кадык непроизвольно дергается. Это рефлекс. Если одежда – некое послание, знак, некая презентация себя окружающему миру, то о чем говорит сия, если приглядеться, юбка? Варианты ответа на этот вопрос:

• Вот я какая! (подбоченясь).
• Я филантропка, и при этом у меня такие ноги, что грех прятать от общественности красоту неземную (потупив глазки).
• Эх, смелость города берет, да и замуж давно пора (рассудительно).
• Вези меня, я вся твоя! (тщательно выбирая марку машины).

Если одежда – есть выражение нашего внутреннего «я», то немного же накопилось там, внутри юного существа. Буквально на несколько сантиметров. Я не хочу сказать, что о поэзии древнего Китая или IT-технологиях способны рассуждать исключительно девушки в юбках до полу. Знавал я одну особу, которая, закинув одну роскошную ножищу на другую и доводя окружающих участников симпозиума до полного изнеможения своим деловым костюмом, состоявшим в основном из пиджака, так складно и – главное – умно звонила о субъектно-объектном в творчестве Сартра, что ей аплодировали стоя (ну, еще бы).

Почему одни носят мини, а другие говорят этой привлекательной, в общем-то, форме одежды решительное «нет»? Вот еще одна из загадок, которыми так старательно наполняет себя женщина. Не умеют, не хотят, стесняются? Какой нужно быть, чтобы надеть кожаные шортики, больше похожие на пояс для чулок, и пойти по улице? Решительной, смелой, без комплексов, уверенной в себе – скажите, какой? Может быть, здесь прослеживается склонность к эксгибиционизму? Мини вовсю носят барышни с отнюдь не идеальными пропорциями и формой ног. У одних – получается, у других – не очень.

Одно совершенно ясно: слава богу, что не все леди делают это. Иначе как бы мы, грубые мужланы, ощутили этот контраст, как бы мы испытали гормональный всплеск, шепча пересохшими губами на манер Паниковского: «Ножка…Лодыжка… Бедро… Коленка …». Кому бы мы посвистывали вслед на тех же перекрестках? Не унылым же штанам, одинаковым до безобразия и скрывающим пол отвратительной джинсой обожаемый предмет (два) Александра Сергеича!

Ах! долго я забыть не мог
Две ножки… Грустный, охладелый,
Я все их помню, и во сне
Они тревожат сердце мне.

…А губернатора Аляски Сару Пэйлин не пустили в Белый дом, когда она явилась на официальный прием в мини. Ну и зря!

Загрузка...