Опубликовано: 2046

Декольте: от монашки к куртизанке

Декольте: от монашки к куртизанке

Стремление женщин быть любимыми и желанными во все времена заставляло их проявлять чудеса изобретательности.

Собираясь на бал, даже самые скромные девушки надевали платья с умопомрачительными вырезами, а кокетки для пущего эффекта наклеивали на грудь мушки. Как ни комично это звучит, но декольте служило не только орудием соблазнения, но и своего рода "камерой хранения" самых ценных вещей: любовных записок, нюхательных солей и даже (о, ужас!) блохоловок.

И какая из этих двух функций эстетическая или практическая была важнее, еще вопрос.

Запретный плод сладок

Считается, что первые открытые платья с декольте пользовались популярностью еще в глубокой древности. На самом деле то, что подразумевалось под прообразом декольте, было особым кроем платья, которое начиналось значительно ниже груди и придерживалось лентой.

А вот декольте в том виде, в каком мы привыкли видеть его сейчас, появилось гораздо позже, в XIV веке, в Бургундии, при дворе Изабеллы Баварской. Надо сказать, что соблазнительно открытый дамский бюст стал самой смелой среди всех модных новинок, которыми в то время добропорядочные дамы шокировали церковь. Не успели святые отцы оправиться от потрясения, которое произвели на них остроконечные эннены с вуалями, шлейфы и длинноносые туфельки, которые священники заклеймили "дьяволовыми когтями для поимки недозволенных удовольствий", как их ждал очередной дамский каприз – прямоугольный вырез на платье, скромно приоткрывавший область ниже шеи и часть спины. Но ни осуждение церкви, ни уж тем более страшное название (декольте произошло от французского decollete, что означает "отсекаю шею") не смутили придворных модниц. Напротив, не прошло и пару лет, как вырез увеличился до таких размеров, что не осталось и намека на скромность.

Завершились модные эксперименты тем, что фаворитка Карла VII Смелого Агнесса Сорель пришла на публичное покаяние, полностью оголив одну грудь. Это было не просто новшеством, это было вызовом всему обществу. Действительно, поступок Агнессы возмутил большинство придворных дам, а канцлер Жувеналь Дезюрсен возмущенно писал: "Как же король в своей собственной резиденции терпит, чтобы ходили в одежде с глубоким вырезом, из-за которого можно видеть женские груди и соски. И как же в его апартаментах, а также в апартаментах королевы и их детей мучаются многие мужчины и женщины, находящиеся в атмосфере разврата, грехов и порочных связей". Впрочем, число пожелавших последовать примеру "покаявшейся" фаворитки значительно превзошло тех немногих, которых возмутила дерзость девушки. Так или иначе, но "прекраснейшее сокрушение о своих грехах Агнессы Сорель" завершилось тем, что через пару месяцев полкоролевства нарядилось так, как грешница. Церкви оставалось только пугать благородных бесстыдниц карой небесной и отлучением от лона церкви, а простолюдинок увещевать плетьми. Вот только желание привлекать к себе жадные взоры кавалеров оказалось куда сильнее церковных наказаний.

Там, где брошка – там перед?

Неизвестно, чем бы закончилось "декольтированное" безумие, если бы Испанию не поразила таинственная болезнь, спасение от которой испанцы увидели в отказе от всего плотского. Разумеется, декольте в числе первых попало под запрет. Для большего эффекта было решено прикрыть и шею гофрированными воротниками, получившими название "мельничные жернова". Влияние вынужденной "испанской моды" распространилось по всей Европе. Но долго изображать из себя саму добродетель дамы все же не смогли.

Бог высоко, Испания далеко, решили в Париже, и с радостью воспользовались хитроумным "изобретением" Екатерины Медичи, которая предложила сделать "окошки" для груди. При этом платье по-прежнему пристойно доходило до шеи.

Но, как говорится, лиха беда начало. И вот уже Атенаис де Монтеспан задала тон на такие открытые платья, что современники недоумевали, как они на ней держатся. Еще одному пикантному дополнению декольте обязано Анжелике де Фонтанж, которая первой додумалась украшать декольте мушками. Правда, для самой изобретательницы это украшение было вынужденной мерой: так она скрывала поражение кожи ядом, которым травила ее ревнивая де Монтеспан.

Буржуазные вкусы XIX века обусловили двойные стандарты. До вечера этикет предписывал носить наглухо закрытое платье, зато вечером смелость декольте не ограничивалась. Как писал журнал Punch в 1854 г., "прилив скромности заканчивается после семи часов". Но к концу XIX века настроения кардинально поменялись, а с ними и мода. Быть "просто голой" опять стало немодно, вульгарно и скучно. Тон теперь задавали актрисы Рашель, Сара Бернар, Элеонора Дузе, дамы полусвета Лиана де Пужи, профессиональные красавицы Клео де Мерод, Лилли Лэнгтри и искательницы приключений Отеро, Мата Хари. Зато приветствовались прозрачные ткани, шарфики, розетки, розовая пудра. Даже днем можно было демонстрировать свои прелести: для этого существовали прозрачные вставки скромных белых блузок. Громы и молнии на эту моду обрушивал даже Лев Толстой. "Невозможно спокойно разговаривать с женщиной", – сетовал он.

Что же происходит с декольте сегодня? Современные модницы по-прежнему носят умопомрачительные декольте, украшают грудь мушками, блестками и даже татуировками. Конечно, ходить с полностью обнаженной грудью, как это было в древнем Крите, сейчас не принято, однако декольте некоторых дам так откровенно, что невольно приходят на ум слова Льва Толстого. Впрочем, создав овальные, круглые, V-образные, квадратные и даже косые вырезы, современная мода шагнула дальше. Знаменитые модельеры Кельвин Кляйн и D&G в своих коллекциях уже не раз предлагали мужские декольте, открывающие не только грудь, но и живот. И хотя подобные эксперименты не особо прижились за пределами подиумов, в XXI веке возможно все – кто знает, может быть, скоро мужчины под деловые пиджаки будут надевать не строгие рубашки с галстуком, а декольтированные футболки...

 

Загрузка...