Опубликовано: 551

Чистая радость

Чистая радость

Фактчекер Софи (Сейфрид, «Хлоя», «Тело Дженнифер») — наверняка самый красивый сотрудник журнала «Нью-Йоркер», когда-либо выведенный в художественном произведении (не говоря уж о реальной жизни), — собирается замуж за смуглого повара (Гарсия Берналь), увлеченного высокой кулинарией до полной социальной невменяемости.

Вдвоем они отправляются в предсвадебное путешествие в Верону, и, пока жених носится по местным трюфелеводам, скучающая Софи знакомится с группой итальянских матрон, которые отвечают на жалобные женские письма, оставленные в стене под предполагаемым балконом Джульетты.

Случайно найдя в щели за кирпичом полувековой давности записку от английской девочки Клер, которая перед отъездом в Лондон не пошла на решительную встречу с итальянским возлюбленным по имени Лоренцо Бартолини, Софи пишет ей ответ, и спустя неделю перед ней уже сто­ят готовая разворошить прошлое красавица старуха (Редгрейв) и ее мускули­стый внук (Иган, играл в «Территории девственниц» и выглядит соответствующе), адвокат с оксфордским дипломом, поначалу крайне скептически относящийся ко всему происходящему.

Втроем они отправляются на поиски нужного Лоренцо (Неро) среди десятков Лоренцо Бартолини в округе — но найдут, разумеется, не только его.

Сытная, как спагетти, сентиментальная комедия, разворачивающаяся в идеализированной Италии, где распоследний Лоренцо Бартолини прекрасно говорит по-английски, — и сама по себе редкая в наши дни возможность с пользой провести время в кинозале.

Тем более если, как в «Письмах», за ее незамысловатостью и предсказуемостью то и дело обнаруживаются самые разнообразные дали — и речь не только о пейзажах Тосканы и Венето. Глупый, но милый сюжет рифмуется с вечной историей про преображение англичан в Италии (см. форстеровскую «Комнату с видом»).

Вполне выдающийся для ромкома актерский ансамбль из Сейфрид, Берналя и Игана вдруг расступается, чтобы пропустить вперед светящуюся изнутри Ванессу Редгрейв, играющую целые монологи одной улыбкой.

В конце концов даже неизбежный сказочный финал с запоздавшей на полвека свадьбой Клер и Лоренцо неожиданно оказывается чистой былью, в которой Редгрейв и Франко Неро пошли к алтарю через 37 лет после рождения их сына.

Загрузка...